ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рада, что мы это прояснили, — осторожно сказала Руби. В ее словах не было ни капли кокетства, только сожаление. — От своего потенциального любовника я ожидаю честности, Деймон. Мне нужно доверять тебе, даже если ты предлагаешь мне только секс. Таково мое требование.

— Сделай для меня исключение, — попросил он, глядя ей в глаза. — Я уважаю твои принципы, Руби. Клянусь, что никогда не буду тебе лгать. Я просто…

— Не буду отвечать на твои вопросы, — мягко закончила за него она. — Твое предложение весьма соблазнительно, но я не могу его принять.

Деймон молчал с задумчивым видом.

— Я сейчас уйду, но прежде мне нужно покормить птиц, — сказала Руби.

— Я сам их покормлю.

— Спасибо. — Руби направилась в прихожую и надела туфли. Деймон пошел ее провожать. — Поппи прилетает завтра в три часа. Я закажу для нее такси.

— Не надо. Я сам ее встречу.

— Лена прилетает в шесть.

— Ее я тоже заберу.

Кивнув, она вышла из квартиры.

Деймон слишком много от нее хочет, но слишком мало предлагает взамен. Им больше нечего сказать друг другу.

Глава 4

Безумие и тепловой удар — вот чем объяснила себе Руби то, что произошло сегодня между ней и Деймоном.

Их поцелуй должен остаться всего лишь воспоминанием. Приятным воспоминанием, которое будет сопровождаться задумчивым вздохом, легкой улыбкой и вопросами: что было бы, будь Деймон с ней более откровенен? Что, если бы она сделала для него исключение?

Руби подозревала, что на протяжении долгих лет эти вопросы будут сопровождаться красочными фантазиями. Никакой боли. Одно лишь удовольствие.

Но сейчас она не испытывала удовольствия. Только тоску и огромное сожаление.

В квартире Расселла ей было больше нечего делать, поэтому она отправилась в его офис. Там она обычно проводила по два часа в день, хотя платили ей за восемь.

— Расселл у себя? — спросила она Беа, личную помощницу Расселла.

Та кивнула и на секунду оторвалась от компьютерного монитора, чтобы пронзить Руби ледяным взглядом. Несомненно, Беа выглядела намного более внушительно, нежели Расселл, только никто не говорил об этом вслух.

— Он свободен?

Еще один снисходительный кивок.

— Заходи.

Несмотря на седину и морщины Расселла Уэста, он совсем не походил на отца четверых детей.

— Расселл, вы не могли бы уделить мне минутку?

— Чем я могу тебе помочь, Руби?

— Вы можете подписать мое заявление об уходе. Я бы хотела уйти в начале нового года.

— По китайскому календарю?

— Хорошая шутка, но я имела в виду середину января.

— Почему ты решила уволиться? — спросил Расселл, откинувшись на спинку кресла.

— Эта работа слишком проста для меня. Мне кажется, что я получаю деньги ни за что.

— Ни за что? С тех пор как ты пришла к нам, прибыль компании увеличилась на тридцать шесть процентов.

— Ваша стратегия по налаживанию деловых контактов нуждалась в небольшой доработке, вот и все. Это была временная работа, и я ее сделала. Сейчас я просто убиваю время.

— Я был бы рад, если бы ты продолжила на меня работать, и ты прекрасно это знаешь.

— Да, знаю, — тепло улыбнулась она пожилому мужчине, — и очень вам благодарна за то, что вы дали мне работу, когда я так в ней нуждалась. Когда никто не хотел меня нанимать. Но я хочу посмотреть, осталось ли для меня место в мире права. Я даже готова работать бесплатно, пока не получу необходимый опыт в определенной сфере. Есть семейное право. Международное. В юриспруденции полно областей, где проступок моего отца никак на мне не отразится. После этого я получу необходимую аккредитацию и открою свое дело. Это хороший план, не считаете?

— Это хорошая идея, — сухо ответил Расселл. — Я бы не назвал это планом. Плану необходимы детали.

— Я над этим работаю.

— Тебе нужен стартовый капитал?

— Вы мне его предлагаете?

Расселл соединил пальцы домиком и задумчиво посмотрел на нее:

— Да.

— Так просто?

— Да.

— Из-за того, что вы дружили с моим отцом?

— Из-за того, что я верю в тебя, Руби Магвайр.

— О, — растерянно пробормотала Руби. — Вы очень добры.

— Я бы предпочел слово «прозорливы». Хорошо, Руби, я принимаю твою отставку. Сообщи Беа, когда ты хочешь уволиться. И еще один момент, Руби. Я понимаю, что поздно тебе это говорю, но я надеюсь, что ты отпразднуешь Рождество вместе со мной и моей семьей. Можешь прийти либо завтра вечером, либо двадцать пятого. Выбор за тобой.

— Расселл, спасибо вам за приглашение, но…

— Я согласен, что Рождество — это семейный праздник, — перебил ее он. — Но когда моих детей нет рядом, ты мне их заменяешь. С Деймоном ты уже знакома, и я не сомневаюсь, что девочкам будет приятно твое общество.

— Я…

— Как насчет завтрашнего вечера? Ты могла бы присоединиться к нам в ресторане. Ты зарезервировала столик на пятерых, не так ли?

— Да, но…

— Мы заедем за тобой без четверти семь.

— Нет. Я…

Но Расселл и слушать ничего не хотел.

— Отлично, — сказал он с улыбкой. — Составь нам компанию, Руби. За нашим столиком места всем хватит.

Деймон встретил Поппи в зале прибытия, и они отправились в бар аэропорта. Поппи сказала, что ему нет смысла отвозить ее в отцовскую квартиру и возвращаться сюда за Леной, которая должна прилететь через несколько часов. Деймон не стал возражать. Это была хорошая возможность поговорить с сестрой наедине.

— Ты разговаривал с Джаредом? — спросила она, когда они сели за столик и заказали минеральную воду и роллы.

Деймон покачал головой, и глаза сестры наполнились тревогой.

— Ты знаешь, где он? — спросила Поппи.

— Пока нет, но, думаю, Лена права, и Джаред сейчас на задании. Я нашел файл трехмесячной давности, содержащий личный номер Джареда. Все остальное полностью закодировано. Его нужно будет расшифровать и, возможно, перевести. Попробуешь?

— Разумеется.

— Это не тот документ, с которым можно расхаживать по коридорам Академии.

— Ежу понятно, — весело ответила Поппи.

— Его не следует никому показывать.

Она поставила локти на стол и оперлась подбородком о сомкнутые кисти рук:

— Ты ведь не хочешь мне его давать, правда?

— По правде говоря, нет. — Он отдавал себе отчет в том, что вовлекать Поппи в мир секретов и уловок опасно. — И не доверяй компьютерам. Даже своим.

— У тебя постоянно эта мания преследования?

— Издержки профессии, — ответил Деймон, сделав глоток воды. — Сейчас дело касается нашей семьи, поэтому мне вдвойне тревожно. Мы ведь не хотим привлекать к себе внимание, правда? Мы не знаем ни какую работу сейчас выполняет Джаред, ни кто им руководит. Нужно соблюдать осторожность.

— Я буду осторожна, — тихо ответила Поппи.

После этого они долго болтали обо всяких пустяках. Когда приземлился самолет Лены, они покинули бар и отправились в зал прибытия.

Лена появилась из боковой двери. Это означало, что она проходила таможенный досмотр отдельно. Она передвигалась с помощью трости со скоростью девяностолетней старухи. Ее красивое лицо было худым и мрачным, тусклый взгляд говорил о том, что она постоянно испытывает боль. Работник аэропорта, идущий рядом с ней, катил ее чемодан. Когда Лена заметила брата и сестру и помахала им, на его лице промелькнуло облегчение.

— Мисс Уэст отказалась воспользоваться креслом на колесиках, — пояснил он с вежливой улыбкой и, убедившись, что его услуги больше не требуются, передал багаж Деймону и удалился.

— Я же говорила вам, что могу ходить, — сказала Лена, чтобы нарушить неловкое молчание.

Деймон заключил старшую сестру в объятия. Его неприятно поразила ее худоба. Он заметил ужас в глазах Поппи, смотрящей на Лену.

— Вы оба отлично выглядите, — сказала Лена, когда Деймон отпустил ее. — Я так рада вас видеть.

Они поочередно сказали ей, что она тоже хорошо выглядит, затем поинтересовались, как прошел полет. После этого Лена задала вопрос, на который Деймону не хотелось отвечать:

7
{"b":"196324","o":1}