ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Я медленно продвигалась от края к центру, доводя все настройки до совершенства, соединяя все сложные системы в единый механизм, который будет работать сверхточно, без сбоев. Голос капитана раздался неожиданно и в самый неподходящий момент, когда я бралась за провода.

   - Вы работаете круглосуточно? - С трудом удержав руки и язык, медленно поворачиваюсь, и обнаруживаю его, подпирающим стену.

   - А вы? - вопрос вполне мирный, и я придерживаю язык, который рвется спросить, какого хрена он делает здесь и в такое время.

   - Мне было интересно, как долго вы будете тут торчать, и я решил спросить лично.

   - Какая честь, - буркнула я себе под нос. - Я буду тут торчать, пока не настрою все. Потом я буду спать, потом есть, а потом снова работать. Я ответила на ваш вопрос?

   - Вполне, - лениво ответил он. Я посчитала, что разговор закончен и вернулась к работе. Стоит, как приклеенный.

   - Знаете, почему я вас уволил?

   - Потому что сомневались в моей компетентности. - Думала, мы этот вопрос решили.

   - А вы знаете, как именно я сомневался? - Дурак, что ли?

   - Вы знаете, капитан, - я поворачиваюсь, и с досадой на него смотрю. - Мне не дано слышать мысли других людей, и слава богу! А наш разговор мне и вовсе кажется беспредметным. И повторюсь еще раз - если я вас не устраиваю, как специалист, то скажите мне об этом прямо, и не морочьте мне голову! - ему удалось вывести меня из себя. И, кажется, именно этого он и добивался, потому что смотрит так... нехорошо.

   - Я думал, вы здесь обслуживаете не механизмы, а персонал. - Выдает капитан и смотрит на меня выжидающе. Я тоже смотрю на него, с усталой брезгливостью.

   - Отлично. И что дальше?

   - Вас это не возмущает?

   - Мне все равно, что вы подумали. И что продолжаете думать. У меня моя любимая работа, слаженный коллектив и знакомый корабль. Остальное я переживу - тонну вашего презрения, недоумения, и прочих положительных эмоций.

   Видимо, этого он не ожидал. Я позволяю себе кривую усмешку, и возвращаюсь к своим механизмам - они мне нравятся гораздо больше людей. Во-первых, всегда понятно, что с ними. Во-вторых - они молчат.

   - Вообще-то я хотел извиниться. - Он все еще здесь. Разгибаюсь, сажусь на короб от усилителя.

   - За что? За то, что плохо обо мне подумали? Или за то, что уволили? Или за то, что к стенке прижали? - Медленно багровеет. Кажется, извинений я не дождусь. Не больно то и хотелось....

   - За все скопом. - Выдавливает. Убей, не понимаю, зачем ему это все надо.

   - Оптом дешевле, - соглашаюсь я и тру руки ветошью. - Ваши извинения приняты, хотя в их искренность я не верю ни на грош. - Финиш. Спрашивается, на кой ляд мне ссорится с капитаном?! А я ведь именно это и делаю. Со вздохом оттираю руку от особо едкого пятна, протягиваю капитану. - Сэр, если мы с вами будем общаться по минимуму, возможно, сработаемся.

   - Пожалуй, - соглашается он и жмет мою руку. На этом капитан меня покидает, и я с облегчением возвращаюсь к работе.

   ***

   Из Хадарского Положения о морали.

   Обидеть женщину недоверием или скверными словами - тяжкий грех.

   Женщина вольна выбирать себе мужчин, и не обязана оправдываться в том, что ищет достойного отца своим детям.

   Мужчина должен блюсти целомудрие, ибо блуд не делает ему чести.

   ***

   Что за груз мы везли - не знаю. Что-то в маленьких, круглых контейнерах, но в большом количестве. Пункт назначения был мне знаком - Архея. Небольшая планетка, курортного типа. Я даже разрешила себе помечтать, что удастся поваляться на песочке и искупаться в оранжевом море.

   До того момента, как мы вышли в космос, я раз шесть думала, что все-таки, останусь за бортом. Да и после взлета меня такая мысль посещала.... Как-то постоянно получалось, что мы сталкивались нос к носу в самых неожиданных местах. Под неожиданными местами я подразумеваю свою каюту - вот уж искренне надеялась, что хотя бы сюда капитан не будет совать свой нос. Душевая в моей каюте сломалась, пришлось воспользоваться общей. Благо, все уже улеглись, кроме вахтенных. В общем, захожу я в свою каюту, замотанная в какой-то допотопный халат, начинаю переодеваться, свет, разумеется, не включаю. И тут раздается деликатное покашливание у меня за спиной. У меня сработал рефлекс - исключительно. Правая рука у меня была занята, поэтому врезала я левой, но тоже неслабо. Матерясь, я намотала на себя халат обратно, и включила свет. Капитан сидел на моей койке, держась за челюсть.

   - Позвольте спросить, что вы тут делаете? - и не подумаю извиняться, пока не узнаю, на кой ляд он притащился ко мне, да еще и посреди ночи.

   - Жду вас. - Хрустит челюстью, смотрит мрачно. Я начинаю сатанеть.

   - Это прекрасно. Вы дождались. Я здесь. - Смотрю выразительно, руки так и чешутся врезать с другой стороны, для симметрии.

   - Где вы были?

   - В душе.

   - Душ у вас в каюте.

   - Сломался, сил чинить - нет. - Мне кажется, или я оправдываюсь???

   Встал, дошел до душевой, открыл воду. Кран его тоже обхаркал бурой сажей. Я под халатом натягиваю свой спальный костюм - а то, в халате на голое тело чувствую себя уж больно неуютно.

   - Капитан, я могу узнать, на кой черт я вам понадобилась посреди ночи? И почему вы решили подождать меня в моей же каюте, на моей же койке, да еще и в темноте? - медленно наступаю, а капитан пятится спиной к двери. - Мне казалось, что мы выяснили раз и навсегда - я обслуживаю только механизмы, а никак не людей.

   - Я просто вас потерял. Вас не было на складе, не было в отсеке, и не было в каюте!

   - Мы в открытом космосе, деваться мне некуда. - Намекаю я. Капитан перестал пятиться, и встал, как вкопанный. - Итак. Зачем я вам понадобилась посреди ночи? Помимо того, что вы меня потеряли. Раз потеряли - значит, что-то хотели, пошли ко мне и не нашли. Что хотели? - разговариваю, как с дебилом, потому что по нормальному не понимает!

   - Ничего. - Развернулся и ушел. Я так и осталась стоять посреди каюты с выражением на лице. 'Сидит Милка на крыльце, с выраженьем на лице! Выражает то лицо, чем садятся на крыльцо!' - пропела я, заперла каюту и улеглась на кровать. Раз пошло такое дело - надо включать режим 'стелс'. Меня никто не видит, меня никто не слышит, меня просто нет.... За пятнадцать лет своей работы я поднаторела в этом искусстве, так что оградить себя от лишних проблем будет несложно.

   И мне вполне это удается - едва заслышав, что капитан собирается в наш отсек, смываюсь в самый дальний угол склада, создаю там бурную деятельность. Такими темпами я склад за неделю привела в идеальное состояние.

   Замок в каюте перенастроила - под свои данные. Это тут же родило массу вопросов от моих механиков - какая скотина ко мне повадилась клеиться, и что с ним сделать - просто кастрировать, или убить. Ответила я честно - вернулась из душа, а там капитан в потемках сидит. Чего приходил - непонятно, и не сказал, и ничего не попросил. Ребята озадачились. Я сначала не поняла, почему, а потом догадалась нормально посмотреть на капитана. Не как на надоедливого начальника, а как на мужика. И тоже озадачилась. Потому что капитан, как выяснилось - чертовски красивый мужик. Я не имею в виду гору брутальной мускулатуры, хотя мускулатура была вполне приятной на вид. Во-первых, он был выше меня, а это бооольшая редкость. Во-вторых, правильным чертам лица придавал особый шарм перебитый нос и пара мелких шрамиков. В-третьих, у него была коса! Не просто жидкая косица, а натуральная коса - толщиной в мой кулак и длиной до лопаток. Ну, и плюс мускулы, куда без них. А еще - он молодой. Лет так на десять меня моложе, по крайне мере, на вид. Рассмотрев все это великолепие, я взгрустнула, а потом стала от него прятаться еще усерднее. Успешно - за три недели полета мы пересеклись только один раз, и то случайно. Высший пилотаж! Я выписала себе премию в виде дополнительной банки сгущенки и успокоилась. Капитан, кажется, тоже - перестал, во всяком случае, маячить рядом с нашим отсеком и приходить неожиданно в мою каюту.

4
{"b":"196327","o":1}