ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   - И что ему назначили? - деловито поинтересовалась я. Мне тут же продиктовали внушительный список. - Ну что ж, препараты все хорошие, но я надеюсь, вас предупредили на счет нитроминта? Только лежа или сидя и потом никуда не ходить, с него давление может рухнуть...

   - Что, опять жалуется? - добродушно ворча, в комнату зашел дядя Леша.

   - Не жалуюсь, а советуюсь, - нахмурилась тетя Люба. - Отец, ты бы тоже послушал, она дельные вещи говорит.

   - Обязательно, - кивнул тот. - Сейчас сходит в баню, и мы обязательно поговорим. Привет милая, - дядя Леша подошел ко мне и ласково приобнял за плечи. - Как ты?

   - Мы очень даже хорошо, отеки практически сошли, - улыбнулась я.

   - Вот и хорошо, иди, переодевайся и в баньку, я сегодня специально не стал больше топить.

   - Спасибо! - искренне поблагодарила я и улетела переодеваться.

   Баня находилась в огороде и пилить до нее метров пятнадцать, так что утеплилась и бодренькой козочкой поскакала мыться. Вот правду говорят, в дУше мы равномерно размазываем грязь по телу, а в бане по-настоящему отмываемся. Сквозь толстые бревенчатые стены и плеск воды я услышала голоса. Мужские. Кто это, может сын дяди Леши приехал? Он сюда никогда не приезжал, или я его не видела. Ладно, хватит рассиживаться.

   Неторопясь вытерлась и выползла на улицу, ух, как бодрит то! Быстренько прошлепала к крыльцу, внимательно глядя себе под ноги. И естественно не заметила человека и вписалась прямехонько ему в грудь. Поднимаю глаза, и... весь воздух будто вышибли из легких. Я встретилась с внимательными, напряженными и такими родными желтыми глазами!Внутри все напряглось, я инстинктивно прижала руки к животу. Пашка проследил за моим взглядом и слегка нахмурился, снова посмотрел мне в глаза.

   - Привет, - выдохнул он.

   - Привет, - шепнула я.

   БУХ! У меня по ногам потекла теплая жидкость. Глаза непроизвольно расширились, и я с паникой взглянула себе под ноги - у меня отошли воды...

   Глава 37

   - Ептить! - пискнула я.

   - Да твою ж... - начал Пашка.

   - Маму не тронь, - буркнула я и попыталась вскарабкаться на ступеньки. Пашка сзади обнял за плечи, развернул к себе.

   - Насть... - начал он.

   - Паш, - он снова вздрогнул. - Давай все потом, если ты не заметил, то я собираюсь рожать, а еще я замерзла.

   - Да, прости, прости меня. Я такой дурак и эгоист, - с этими словами он подхватил меня на руки и взбежав на ступени залетел в прихожую. - Прости.

   - Обязательно прощу, - проворчала я. - Вот рожу, возьму скалку поувесистей и так прощу... - многообещающе протянула я, смотря на него в упор.

   - Я сам тебе ее принесу, - покладисто согласился он. - Любовь Андреевна! - гаркнул он, ставя меня на ноги.

   Перепуганная тетя примчалась в прихожку, увидела Пашку, уперла руки в объемные бока и как зарычит:

   - Что ж ты ирод окаянный ехал то так долго?

   - ЧТО? - одновременно вылупились мы с Пашкой. В это время я почувствовала первый, пока еще не болезненный спазм. Так, у меня начались схватки, ладно, не потуги и то хлеб.

   - Народ, я тут как бы рожать собралась, а меня вообще то кесарить должны, - нахмурилась я.

   Что тут началось!!! Тетя Люба, не смотря на свой преклонный возраст, летала по дому, как молодая. Пашка быстренько меня переодел. Сам. Затем стащил с дивана толстенный мягкий плед. Закутал в него мокрую меня. Одни глаза снаружи остались. Тетя Люба с хмурым дядей Лешей собрали мои вещички. Пашка снова подхватил меня на руки и очень бережно запаковал в знакомый лексус, в багажник выкинули вещи и после недолгого прощания Пашка сорвался с места.

   На улице повалил снег, но машину практически не заносило. Подкатив к роддому, Пашка выскочил из машины и что есть силы стал трезвонить в звоночек на дверях. Через несколько минут выполз заспанный дядька нетрезвой наружности.

   - Чего надо? - недобро так спросил он.

   - У меня жена рожает, а это насколько я знаю роддом.

   - Закрыты мы, - буркнул дядька.

   - Что?!

   - Трубу прорвало, уже неделю, как не работаем. Всех рожениц возят в соседний поселок, - сочувствующе вздохнул он.

   - И где находится этот поселок? - еле сдерживая ярость, спросил Пашка.

   - Да минутах в сорока езды, - беспечно махнул рукой дядька.

   - Адрес назови! - рыкнул Пашка.

   - Поселок Лопатино, - испуганно пискнул дядька.

   Ничего не ответив на прощание, Пашка пулей забрался за руль, забил в навигатор нужный адрес и резко стартанул.

   - Паша я жить хочу, - пискнула я. - Хочу родить детей и прибить тебя.

   - Да милая, разумеется, хочешь, я сам побьюсь головой об стенку? Только сокровище, больше никогда не сбегай, я чуть с ума не сошел, пока искал тебя, - какой-то безумной улыбкой улыбнулся мне Пашка. Потом нахмурился, все так же смотря на меня.

   - На дорогу смотри, чудовище! - воскликнула я, снова морщась от новой схватки. Вообще-то у меня и другие мысли бродили в голове: первая - меня же собирались кесарить, и вторая - как он меня нашел?

   - Подожди, ты сказала детей? Будущих? Ты выйдешь за меня? - обеспокоенно спросил он. И так умоляюще на меня посмотрел, ну не дать, не взять пушистик из мультика Мадагаскар.

   - Да счаз! - возмутилась я. - Замуж за тебя я не пойду, в следующий раз рожать будешь сам, - снова сморщилась я, схватки учащаются. - А на счет детей - у нас их и так трое будет, - буркнула я.

   Кажется, он собирается провалиться в обморок.

   - Пашка! - крикнула я ему на ухо.

   - ЧТО?! - тут же отмер он, пытаясь сразу успеть несколько дел: и меня прижать к себе, и на дорогу смотреть, и поцеловать.

   - Отстань, лучше на дорогу смотри, - буркнула я, плотнее закутываясь в плед.

   Меня снова скрутила очередная схватка, на этот раз очень болезненная. Мамочки, как же не хочется рожать в машине то! Теперь понимаю Гошу и Полину. Так и хотелось поторопить Пашку, но перед глазами снова вставал образ упомянутой парочки и я благоразумно молчала.

   Через пару минут мы припарковались возле еще одного роддома. Пашка бережно вытащил меня наружу, с непередаваемой нежностью глядя на меня. Вот правду говорят глазами можно разговаривать. В его взгляде я прочла все. ВСЕ! Мне стало так спокойно, как никогда. И я впервые почувствовала себя в безопасности. В этих сильных, родных и таких надежных руках.

   - Кто-нибудь! - рыкнул Пашка, врываясь в приемный покой.

   - Что случилось? - подскочила к нам молоденькая акушерка.

   - Мы рожаем, - прищурился Пашка.

   - Хмм, пока вы не выпустите рожающую, ее никто не осмотрит. - так же прищурилась она. Ха! Так тебе, засранец.

   - Отпусти меня, - попросила, снова морщась, сдерживаться уже было тяжеловато, учитывая мою непереносимость боли. Уже хотелось поскуливать.

   - Давайте ее на кушетку, - скомандовала акушерочка и смоталась из поля зрения.

   Пашка бережно опустил меня на кушетку и развернул одеяло.

   - Сходи за сумками и документы достань, - пропыхтела я. Пашка только кивнул и испарился. Пока его небыло, в кабинет вошла Доктор! Именно с большой буквы, такая вся властная, суровая и... объемная.

   - Нус, посмотрим, - с этими словами меня бесцеремонно уложили на кушетку и раздвинули ноги и залезли... кхм, туда короче.

   - Вы куда полезли?! - взвизгнула я, - Уффф. - как меня снова скрутило то.

   В этот момент прискакал бледный Пашка и вручил документы доктору, она, мельком пролистав их, отдала акушерке.

   - Придется рожать самой, - нахмурилась она. - Шейка матки практически раскрылась. Алинка давай ее в родовую, я сейчас приду. Мда... - протянула она. - А вам молодой человек придется подождать ее здесь.

   - Можно мне с ней? - умоляюще протянул Пашка, в то время как эта самая Алинка прикатила каталку и примеривалась, как бы меня на нее запихнуть.

49
{"b":"196333","o":1}