ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она ждала подкрепления. Доктор Дэвис отсутствовал, и он вернется с большим количеством помощи. Оливер был беспомощен. Так что была Джесси, где-то, а Майклу и Еве будет некуда идти, негде спрятаться. Их мощь была в численности, но сил уже не было, ни у кого. Шейн не сможет избежать выстрела доктора Андерсон, и Клэр стало больно от ужаса при мысли, что то, что она построила для положительного воздействия, могло причинить столько вреда тем, кого она любила.

Она на секунду закрыла глаза, а затем открыла их и сказала:

— Ты не должна этого делать. Может быть, ты права. Я видела, как много вреда могут причинить вампиры. Я видела много смертей. Я не наивна, доктор Андерсон; у меня были причины разработать устройство.

— Тогда помоги мне, — сказала Андерсон. — Не заставляй меня причинять тебе или Шейну боль. Скажи мне то, чего я хочу.

Это был момент истины, и Клэр не колебалась. Она указала на угол, где в тени скрывался Мирнин.

— Он здесь. Мне очень жаль, Мирнин. Прости!

Последнее слово перешло в рыдание, потому что он двигался быстро, но недостаточно.

Ирэн Андерсон быстро нажала на курок, и ВЛАД выстрелил в него не более чем в трех футах от его укрытия. Клэр смотрела, внезапно почувствовав себя слабой и онемевшей, когда Мирнин закричал, рухнул на пол, перекатился на бок и уставился на нее глазами, полными муки. Без злобы. Просто… разочарование.

— Прости, — прошептала она, когда Андерсон выстрелила в него еще раз, и все, что было Мирнином, просто… исчезло из этих глаз.

Глава 12

Шейн

Я ожидал всего, но не этого. Не того, что именно Клэр выдаст Мирнина. Оливер — возможно; у нас было достаточно причин, чтобы сдать его. Но без какого-либо предупреждения, без колебаний, она сдала его, зная, что Андерсон собиралась выстрелить.

Не могу сказать, что не сделал бы того же, но я никогда не утверждал, что этот парень нравится мне. У нас было своего рода забавное отвращение; он мог бы спасти мне жизнь чисто из чувства долга, а я сделал бы то же самое для него, но ни один из нас не проливал бы слёзы над трагической случайностью.

Но Клэр… Я знал, у неё что-то было к Мирнину. Не любовь, возможно; во всяком случае не в романтическом смысле. Но какими бы не были ее чувства, они ушли далеко, так же, как и ее верность. Чтобы она поступила с ним так… это меня потрясло. В тот момент это заставило меня задуматься, знал ли я ее в действительности.

Я думал, мы всё ещё сможем спасти ситуацию — забрать Мирнина у Андерсон, схватить Оливера и убраться прежде, чем прибудет вооруженная кавалерия с доктором Дэвисом. Но Клэр… Клэр все изменила. Клэр отказалась — она отказалась от самой идеи победить. И я никогда не видел такого поворота событий.

По застывшему шоку на лице Мирнина, когда она указала на него, было понятно, что и он такого не ожидал.

Я не люблю этого парня, но я вздрогнул и отвернулся, когда Андерсон продолжала стрелять в него. Никаких видимых ран, никакого кровотечения, но агония была очевидна. Она причиняла ему боль, и по жестокому, мокрому свету в глазах было понятно, что ей нравилось делать ему чертовски больно. Интересно, какую обиду на Мирнина она таила в течение этих лет — Клэр заменяет её в лаборатории и, возможно, в его вампирских чувствах, не единственная причина.

Я попытался вмешаться, но Андерсон повернулась ко мне, готовая к стрельбе, и я был вынужден остановить свою руку.

— Да, верно, хорошо, — сказал я и продолжил тихим, спокойным голосом. — Леди, он уже в отключке. Теперь ты можешь остановиться. Он не угроза для тебя.

Доктор Андерсон перестала стрелять, и на ее лице появилось выражение, будто ей отвратительно то, что она сделала — но лишь на секунду. А потом оно исчезло, уступив место праведному свечению, которое я так хорошо помнил по своему отцу. Причина была для него всем, и он бы пожертвовал всем и всеми для нее. Включая меня, конечно.

Я подумал, чем и кем она бы пожертвовала на этом пути, если бы сейчас это было ее целью. Безумно то, что Мирнин до сих пор доверял ей — верил точно так же, как и Клэр. Он никогда не подозревал, что она отвернётся от него.

А теперь и Клэр воткнула нож ему в спину. Не очень хороший день для Команды Вампиров.

Я не попытался пойти посмотреть в порядке ли Мирнин; довольно очевидно, что нет — как и Оливер, качающийся и стонущий в углу. И Майкл, которого мы оставили дрожащим в руках Евы, как испуганного маленького ребенка. Я убивал вампиров, не поймите меня неправильно; Я не стану ныть, когда придется делать то, что должно быть сделано, и когда это необходимо делать.

Но то, что сделала Андерсон и делает сейчас… это было жестоко.

Клэр была белее мела, а ее глаза были просто огромными; я боялся, что она, возможно, тоже упадет, так как чудовищность происходящего настигла ее, но вместо этого она подняла голову и встретилась со мной взглядом, не моргая. Как если бы она пыталась мне что-то сказать. И я не имел понятия что, но, возможно, просто возможно, у Клэр был какой-то план.

Тогда имеет смысл, что она вдруг стала такой двуличной предательницей.

Доверяй ей, что-то сказало во мне. Не имеет значения, как выглядит происходящее. Неважно, что она говорит или делает, или кто-либо другой говорит или делает. Ради Бога, доверяй ей. Потому что это именно тот урок, который я хорошо выучил за последние несколько недель. Когда все сошли с ума, когда ничего не имело смысла… Клэр имела смысл. Я просто должен доверять, даже когда ничего не понимал.

Я коснулся тыльной стороны ее руки в немой ласке и попытался заставить ее понять, что я собирался подыграть. Я надеюсь, она поняла, потому что первое, что я сделал, это толкнул ее.

— Что ты творишь, Клэр? Он был нашим единственным шансом выбраться отсюда! Черт возьми, о чем ты думала?

Она споткнулась, выглядела ошеломленно, и на секунду я подумал, что она совершенно не поняла моей попытки ей подыграть — но потом я понял, что это не так. Я даже не мог точно определить, откуда я знал… но мы с ней синхронизированы, снова, и мы поняли друг друга.

— Он не был нашим единственным шансом, и мы не выберемся отсюда, — произнесла она. — И не смей меня толкать, Шейн. Никогда не делай так.

— Или что? Позволишь своей подружке отвампирировать меня? — Андерсон пристально следила за нами, а я удостоверился, что приложил достаточно горечи в сказанное. — Ты пырнула Мирнина в спину, Клэр. Я думал, он действительно тебе нравился.

— Нравился больше, чем ты, — огрызнулась она в ответ. — Я бросила тебя, Шейн. Бросила Морганвилль. Бросила Мирнина. Я приехала, чтобы создать новую жизнь и быть кем-то другим, а ты последовал за мной! Почему теперь я злодей? Она не причиняет им боль, она просто… она просто их отключает. Как ты и говорил. Электрошокер, только для вампиров.

— Посмотри на них. Посмотри! Ты уверена, что не будет долгосрочных последствий? — спросил я ее. — Ты уверена, что Майкл встанет и просто отшутится? Коне-е-ечно, и даже если это временно, я уверен, что Оливер поправится, когда перестанет рыдать, как маленькая девочка. Благодаря тебе они сто процентов убьют нас, мы покойники, понимаешь? Если ты хотела войны с Амелией, ты ее получила. Она быстро все на корню срубит.

— Амелия никогда не узнает, — сказала доктор Андерсон. — Оливер был в изгнании. Она отправила Майкла упорно искать ее своенравного сумасшедшего любимца. Если они все бесследно исчезнут, ну, несчастные случаи случаются, даже с вампирами. И никто даже не будет уверен, что они когда-либо здесь были.

— Кроме Лиз, Пита, Клэр, Евы и меня, — отпарировал я. — Так что я думаю, нам придется забрать опылитель сна из твоего розария, не так ли? Ой, подожди, ты же хорошая. Что-то я растерялся на секунду.

— Я могу заверить тебя, что четверо вампиров не будут убиты. Они бесценные образцы, пока мы можем держать их послушными, а устройство отлично подходит для этого, — сказала доктор Андерсон. — И я думаю, что смогу убедить остальных, что это в ваших же интересах молчать. Лиз молодая, впечатлительная девочка. Ты, Шейн… что ж, если мы не договоримся, я уверена, что смогу убедить Лиз обвинить тебя в ее похищении. В итоге полжизни ты проторчишь в тюрьме.

56
{"b":"196334","o":1}