ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Ноктис сверкал, как огромный бриллиант бледно-голубыми и серыми тонами, под огненно-черным небом. Кира смотрела на город Ангелов и не могла отвести взгляд.

   - Вон там видишь, вдалеке, самая высокая башня со звездой, - указал Биарлен рукой, - это мой дом.

   - А где твои родители? - спросила Кира.

   - Они погибли. Их убил Воин Равновесия. - Ответил Биарлен. - Теперь я живу тут. Но скоро стану большим и очень сильным, и смогу за них отомстить. И жить сам по себе. Милена поможет нам. Она говорит, что мы заболели, но скоро поправимся. Жаль только что Лианда и Мириана ушли. Велкон говорит, что им там хорошо и спокойно. И что они со своими близкими и друзьями.

   Мальчик говорил спокойно, как само собой разумеющееся. И лишь когда он вспомнил о своих ушедших друзьях, голос дрогнул, и он отвернулся.

   Внутри все перевернулось, и заболело сердце, воздуха стало не хватать и Кира села на пол.

   Она смотрела на ребенка, тело била мелкая дрожь, и не было сил унять ее. Безликий и такой настойчивый голос стал пробиваться сквозь возведенные преграды ее души. Та сила, которая была причастна к гибели этих детей, пыталась вырваться наружу. Кира усилием заставила себя не слушать навязчивый голос.

   Биарлен присел рядом, смотря такими детскими и в тоже время взрослыми глазами на нее.

   - У тебя тоже родители умерли, да? - спросил он.

   - Нет, - покачала она головой. Что-то большее сказать Кира просто не смогла. В горле стоял ком, она смахнула слезы с глаз.

   Биарлен вскочил на ноги, потянув ее за руку.

   - Идем, я тебя с другом познакомлю.

   Они спустились вниз, в холл на первом этаже, и зашли в одну из комнат.

   Кира мысленно окрестила это палатой. Большие стрельчатые окна были занавешены тонкими шторами, стены белого цвета, с витиеватым рисунком по периметру. Узкие кровати, два стола, на полу лежал мягкий, бежевого цвета ковер. Двое детей играли сидя на подушках, перебрасывая друг другу цветной мяч. Кира посмотрела на них вторым зрением, и увидела туже картину, что и у Биарлена. Выглядели они еще хуже, чем ее новый друг. Движения были слабыми, в глазах стояла пустота и грусть.

   Биарлен подвел ее к одной из кровати. На ней укутавшись в одеяло, лежал мальчик, в руках он держал книгу, внимательно водя пальчиком по строчкам.

   - Эй, Римс, познакомься, это подруга Милены. Она в гости пришла, - окликнул он друга.

   Римс отложил книгу и посмотрел ясными голубыми глазами на Киру.

   - Ему вчера стало плохо, и он теперь не может ходить, - пояснил Биарлен.

   - Я могу ходить, - воспротивился в ответ Римс. - Просто устал немного.

   Кьяра не помнила, как вышла из дома Надежды. Обратная дорога прошла для нее как во сне. Перед глазами стояли лишь больные дети. Она поражалась их силе и выдержке, стремлению жить, не замечать своих болезней, поддерживать друг друга.

   С того самого момента как Кьяра узнала правду, выданную ей Марком, она жалела себя. И ни разу не задумывалась о других. А ведь у нее был такого же возраста брат. И маленькие Ангелы воскресили воспоминания о нем. Когда она успела скатиться в самоедство, и перестать чувствовать?! Единственное, что в ней ярко горело, это лишь ненависть к Велкону, а вот остальные человеческие качества притупились.

   Как она не поняла? От любви до ненависти один шаг, и Воин Равновесия любезно помог ей в этом. Она уже начала пользоваться так легко доставшейся силой. Может быть не специально, но приняла помощь того, кого страшилась больше всего на свете. Месяц эмоционального застоя начал плавно переходить в привычное состояние. Бездушная, не умеющая сострадать, послушная игрушка, во власти чужого разума. Кира так страшилась за свое будущее, так злилась, на весь белый свет, что перестала испытывать что-либо еще.

   Когда же она проглядела этот миг своего уничтожения?! Так упорно возводимые барьеры против собственных чувств сделали свое дело. Кьяра думала, Воин Равновесия пробуждается от того, что она испытывает неконтролируемые сильные эмоции, как тогда на поляне. А все оказалось намного проще, именно они и не давали растормошить это чудовище. Бесчувственный человек - именно его так не хватало для пробуждения чуждого сознания завладевшего Кирой.

   Она вынырнула из собственных мыслей, лишь увидав на входе в замок, у раскрытых створчатых ворот знакомую фигуру.

   Милена молчала. Гварды привычным строем встали в окружении.

   Встречала их Агадайя, но не одна. В сопровождение трех демонов, сложив руки на груди, стояла Лира. Кьяра от удивления, чуть не споткнулась, настолько ее поразила одежда Ангела Смерти. Больше всего к наряду Лиры подходило такое описание, как спортивный раздельный купальник из черной блестящей кожи. При этом ее еще всю опоясывали и ремни портупеи, на которых висело просто чудовищное количество колюще-режущего оружия.

   Лира была не просто красива, она была мего-сексуальна. Черные блестящие волосы убраны в хвост, челка закрывала пол лица, чуть раскосые глаза, алые губы, и стройное подтянутое тело, которому бы позавидовала любая женщина. Запястья украшали браслеты, на плечи был накинут алый плащ.

   - Приветствую Правительницу Нижнего мира, - склонилась в поклоне Лира.

   Милена лишь холодно взглянула на нее, кивнув головой в знак приветствия.

   - Я требую объяснить, почему она, - ткнув пальцев в Киру, зло проговорила Темная, - покинула пределы Замка. Как Начальник охраны...

   - Ты требуешь? - в холодном удивлении спросила Милена. - Позволь напомнить, к кому ты обращаешься! И что за нее отвечаю я. Не тебе спрашивать с меня отчет о моих действиях.

   Лира от злости аж зубами заскрипела, но гварды, державшиеся за эфесы мечей, отрезвили Ангела.

   - Прошу прощения Повелительница Тьмы. Я была несдержанна. - Она еще раз поклонилась. - Меня просили передать, что Совет Древних состоится завтра.

   Милена ничего не ответив, обошла склоненную передней женщину, и вошла в Замок. За ней неотступно следовали гварды.

   Кира шла по темным коридорам в каком-то странном состоянии. Только сейчас, за все время пребывания в Нижнем мире, ее мозг соизволил врубиться в то, что происходит вокруг. Мысли ворвались в сознание, взорвав его роем вопросов и домыслов, которые следовало задать еще месяц назад, как только она поняла, что находится непосредственно в покоях Повелительницы Тьмы.

   Тяжелые двери личных комнатах Правительницы закрылись с гулким ударом. Кира резко повернулась, и ясным взором, требующим немедленных ответов, посмотрела на Милену. Агадайя приблизилась чуть ближе, готовая защищать свою госпожу.

   - Милена, я чудовище. - Без лишних предисловий начала она - Ну, или по крайне мере оно во мне точно сидит. И вы это знаете.

   - Воин Равновесия действительно чудовище, погубившее нас, - спокойно ответила Милена, - но он был лишен эмоций. Единственное что в нем было, так это стальной цвет ненависти. Я могу видеть эмоции, которые ты испытываешь. Ореол вокруг твоего Астрального тела, насыщен всеми цветами радуги. А это значит, что Воин пока еще не завладел твоим разумом. А уж от простой смертной мы можем защитить себя.

   - Но ведь я могу в любой момент..

   - Ну, уж нет. - Резко прервала ее Милена. - Так внезапно это не произойдет. Да и сила Света, пробужденная и воплощенная в твоем крыле, больше не сияет, как прежде. Мы боимся Воина Равновесия, отнюдь не тебя. Как думаешь, почему крыло Астрального тела так навредило тебе?

   - Я не знаю, - медленно проговорила Кира. Она не раз задумывалась об этом, но спросить не решалась, боялась услышать ответ на свой вопрос.

   - Потому что ты не принимаешь силу внутри себя. Как только осознаешь, кто ты, твоя душа, которая уже является частью Воина Равновесия, соединиться с телом. В тебе нет единения. Ты все еще очень человечна. И пока отвергаешь часть себя, крыло Света будет каждый раз травмировать плоть.

23
{"b":"196337","o":1}