ЛитМир - Электронная Библиотека

Аня не расспрашивала свекровь – теперь уж бывшую – про мужа – тоже бывшего. Она сама заговорила. Пожаловалась, что Илья все больше пропадает в каких-то командировках и они с отцом очень скучают. Правда, чтоб они не тосковали, Илья им подбросил свою собаку – здоровенного ротвейлера по кличке Тайсон. Псина понимающая все, но…

– Ань! Он же кушать хочет! Ему мясо надо давать! А где его взять? И на какие шиши?

Пока бывшая свекровь переживала, как прокормить Тайсона и уговаривала его по утрам есть манную кашу на молоке, Илья искал, куда направить свою энергию, чтобы на выходе получалась солидная прибыль.

Кто ищет, тот всегда найдет.

Архангельская губерния в ту пору была буквально завалена лесом – только вывози. Илья нашел компаньонов, с которыми они только успевали крутиться. И очень скоро от этого бизнеса они почувствовали серьезную отдачу. Компаньоны – Макс и Митяй – довольно потирали руки:

– Илюха! Есть еще хорошая тема с топляком! Топляковая древесина – это, знаешь, какая рентабельность?! Это щепа технологическая, брикеты, хозпостройки. Плюс хорошая репутация. Девиз какой-нибудь забабахаем типа «Очистим речки от мертвого леса!». Да нас областные экологи в лоб целовать будут или… еще куда… А с хорошей репутацией мы и в правительство областное вхожи будем, а это, брат, и кредиты, и решение всяких труднорешаемых вопросов. Вот так!

Вот с этого они и начали. И все было именно так, как им рисовалось в мечтах. Честный открытый бизнес и его экологическая направленность сделали свое дело: компанию «Максимус» уже очень скоро хорошо знали на рынке. Конкуренты, правда, стали наезжать серьезно, а то и не конкуренты, а всяческие прихлебатели, которые активно навязывали компаньонам свои услуги по защите и охране бизнеса. Пришлось осваивать смежные специальности и показывать зубы. И не только зубы, но и бицепсы-трицепсы. Не зря же они в спортзале истязали тушки свои! Зато теперь всякие недруги, видя, как под футболками у них перекатываются мышцы, отваливали в сторону. А потом они по случаю и оружие приобрели. Не столько для того, чтобы пострелять, сколько для важности. Тогда без ствола в бизнесе делать было нечего.

Можно сказать, что дела в компании шли успешно. Сделки были разные, но прибыль приносили – когда больше, когда меньше. А хотелось больше. Потому что нужна была хорошая квартира, дорогая машина, ну и о даче мечталось. Хотя так-то разобраться – зачем ему, Илюхе Покровскому, эта дача в архангельских лесах?! У родителей был домик в деревне, где они с упорством маньяков сажали картошку, зелень, редиску. Потом страдали от сводок погоды, которые читал по телеящику дядька с веселым лицом. И какого, спрашивается, рожна веселится, если объявляет о затяжных дождях?!

– Все сгниет! – Покровский-старший на такую погоду реагировал высоким давлением и плохим настроением, а потому ругался по-русски. – Мать, ну, скажи, какого черта дожди все лето?!

– Не на юге же живем! – жужжала беззлобно Покровская, вырезая старательно из местной газетки все, что приглянулось: кулинарные рецепты, народные способы лечения геморроя и анекдоты.

По большому счету, им обоим было без надобности все это. Просто так было положено: есть домик в деревне – значит надо вокруг этого домика строить парники, разбивать грядки и выращивать овощи, чтобы по осени загрузить под самую крышу машину и перевезти все в город, где еще прошлогодние запасы варений и солений не съедены. А кому, собственно, есть-то?!

Вот такого дачного «счастья» Илье конечно же было не нужно. С другой стороны, это сегодня не нужно и некогда, а придет время – понадобится. Будет семья, дети. Ну как тогда без дачи?!

Да, дети. Есть один, да и тот далеко.

В общем, грядки – не грядки, детки – не детки, но дачу Илья все же строить начал, и она тоже требовала больших средств, потому что строил не абы как, а на века.

Вот и получалось, что, сколько ни вкалывали, все равно мало было. И когда им по великому блату подкинули двух иностранцев, которые хотели купить лес – много-много леса! – они ликовали.

Но, как оказалось, рановато.

Иностранцы – двое граждан Ливана, один из которых из очень богатого рода, чуть ли не родной брат тогдашнего президента этой арабской страны, – были людьми богатыми, но прижимистыми. Да что там прижимистыми! Жадными они были, жмотами. До такой степени, что цеплялись за каждую копейку и даже поесть норовили за счет компании «Максимус».

И что особенно не нравилось в них Илье – это то, что они ненавидели их всех. И страну, в которой растет так много леса, и девок, которые без денег не соглашались на секс, и язык русский, в котором даже переводчик заплетался. Просто ненавидели и не очень это скрывали. Но надо было это как-то перетерпеть, потому что сделка уж очень хорошая была – ливанцы не на избушку на курьих ножках лес покупали, а огромную партию. Ну, просто очень огромную! Поэтому нравится – не нравится, а вот как дачу строит по надобности, так и ливанцев должен полюбить и улыбаться им. А когда все закончится, тогда можно будет сказать им напоследок все, что думает о них. Все равно не поймут!

Ливанцы оказались крепкими орешками. Ну, то, что мировые цены на лес были для них высоки, это они сразу дали понять. Коряво объяснили, что по такой цене они могли лес купить, сидя у себя в пустыне и ведя переговоры по телефону. А они, рискуя жизнью, поехали в дикую страну, коей представлялась им Россия. И не куда-нибудь в Москву или Санкт-Петербург, а на север, в Архангельск, где сплошные болота и комары, но где за болотами этими и растет лес, много леса. А раз его много, то и цена должна быть иной – меньше мировой!

– Нэт! – кривил шоколадное, как у обезьянки, лицо переводчик бизнесмена Назиха Али. – Такой сена мы не берем!

«Какое «сено»?!! – думали компаньоны. Потом понимали: это они так коряво про «цену» на лес! – Черт вас дери, кривоязыкие!» – беззлобно ржали лесоторговцы.

А тот, который почти брат президенту, согласно кивал: «Не берем!» Он по-русски не говорил, но понимал, о чем идет речь. Да и как тут было не понять, если этот хитрый русский все рисует на бумажке.

* * *

Покровский тогда из кулька в рогожку вывернулся и нашел лес по цене, какой просто в природе не существовало: на двадцать процентов ниже мировой за кубометр. Такой лес можно было найти только по великому блату, и только благодаря личным связям Ильи Покровского такой лес все же нашелся, в самом отдаленном уголке области.

Но и по такой цене товар не устроил жадных ливанцев. А это был уже перегиб с их стороны. И это очень сильно разозлило Илью и его компаньонов, которые грохнули на этих покупателей уйму времени, и средств, и еще море личного обаяния, которое им особенно тошно было растрачивать на этих жлобов.

И тогда Илья придумал аферу – в наказание. Схема была такой. Промариновав Назиха и его переводчика пару дней – им сказали, что Покровский уехал смотреть партию леса, – ливанцев, наконец, порадовали новостью: есть лес! Почти даром!

– Последняя цена – ниже не будет, – объявил Илья на встрече с покупателями и достал калькулятор. – Считаем. Мировая цена на куб леса – восемьдесят долларов. Так?

– Так… – неуверенно, но в один голос промычали ливанцы, переглянувшись.

– Я нашел лес по пятьдесят долларов.

Ливанцы одобрительно зацокали языками.

– По 50, – повторил Илья. Сделал паузу, от которой ливанцы беспокойно заерзали на стульях. – Но половину, то есть по двадцать пять долларов за куб, ты платишь наличными, а остальное переводишь на счет в банке.

– А как мы… – начал было по-русски понимавший все Назих Али, но Илья его перебил, а дальше медленно, чтобы переводчик успевал переводить, четко, будто надиктовывал, предложил схему.

Согласно ей, ливанский купец должен был привезти в Россию доллары – миллион двести тысяч за груз и столько же перевести на счет в банке.

16
{"b":"196350","o":1}