ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, теперь, я уверена, все будет в порядке. Как говорится, кто предупрежден, тот вооружен. Знаю, как действовать в той или иной ситуации, отдыхайте спокойно, все будет хорошо. Если что, не дай бог, сразу же позвоню.

И теперь, тревожась непонятно отчего, Кира умом понимала, если бы с кошками что-то случилось, то тетя Наташа им бы уже десять раз позвонила, таить несчастье бы не стала. Не таков был ее характер. Тетя Наташа была из тех людей, кто режет правду-матку прямо в глаза. Миндальничать и церемониться она не умела. И как ни странно, люди частенько бывали ей за эту прямоту благодарны.

Так что тетя Наташа не стала бы церемониться и с подругами. И хотя любила их, как родных дочек, нести их крест за них все равно бы не стала. Такие глупости, как прерванный отдых, тетю Наташу бы не остановили. Если надо что-то сделать, значит, это что-то должно быть сделано тем человеком, каким нужно. Взваливать на себя чужую ношу она бы не стала.

– Случись чего, двадцать раз бы уже позвонила, – зевнув, заключил Лисица и снова спокойно заснул.

А вот Кире по-прежнему не спалось. Внезапно за окном замелькали какие-то отблески света, словно бы к зданию пансионата подъехала машина. Среди ночи это было довольно странно. И Кире захотелось взглянуть, кто же это заявился так поздно. Подойдя к окну, девушка убедилась, что машина возле входа в пансионат действительно имеется. Но это была не простая легковушка, это была карета «Скорой помощи», стоящая у входа в вестибюль. И в нее как раз в этот момент садился какой-то человек.

Кира перевела взгляд на окна номеров. И тут же поняла, что в этот час не ей одной приходится бодрствовать. Еще в нескольких окнах горел свет. В администраторской, в кабинете врача и еще в двух номерах. Там мелькали тени, и было видно, как бегают взад и вперед люди.

– Кто-то заболел, – заключила Кира, и душу ее вновь царапнула тревога.

Через час-полтора должно было начать светать. Но пока еще было темно, Кира вышла из номера и пошла, чтобы узнать, что случилось и кому нездоровится. Оказавшись на первом этаже, где располагался кабинет врача, при котором имелась жилая комнатка со всеми полагающимися удобствами и где, собственно, жил сам эскулап, Кира деликатно постучала.

– Да, – раздался слегка раздраженный голос врача. – Кто там? Заходите!

Кира зашла, так как врачу, по всей видимости, было не до церемоний. Врач – средних лет мужчина с седыми висками и слишком красным лицом сидел за столом и нетерпеливо нажимал на кнопки телефона.

– Что с вами? – нетерпеливо бросил он Кире. – Рези в животе? Головокружение? Тошнота? Слабость?

– Нет, нет, со мной все в полном порядке, чувствую себя прекрасно.

– Тогда зачем пришли?

– Скажите, а что… кто-то заболел?

– Несколько случаев за ночь, – нехотя признался врач. – Одного я только что отправил, так еще двое заявились!

– А что случилось?

– Похоже на пищевое отравление. Все пострадавшие говорят, что ели за ужином грибы. Очень похоже, что ими они и отравились!

Услышав это, Кира почувствовала, с одной стороны, возмущение, а с другой – ее охватил еще больший страх. Ее дурные предчувствия сбывались. Но все же возмущение в данный момент перевесило, и Кира воскликнула:

– Ерунда! Не могли они грибами отравиться! Я тоже их ела, а чувствую себя превосходно!

– Симптомы отравления у вас могут быть отсрочены, – зловещим тоном произнес врач. – Сейчас я пытаюсь дозвониться до ближайшей больницы. Спрошу, есть ли у них места для госпитализации еще двоих человек. А если нет, тогда повезем их в Лугу.

– Неужели никак нельзя без госпитализации обойтись? – тоскливо спросила Кира, которой по понятным причинам очень бы не хотелось, чтобы люди попали в больницу, отведав принесенных друзьями из лесу грибочков.

Но врач был настроен категорично.

– Я лично на себя такой ответственности не возьму! Отравление грибами – штука коварная! Пусть уж лучше за ними в больнице понаблюдают. Если опасность минует, их никто дольше необходимого держать не станет. А! Вот, дозвонился наконец… Регистратура? Соедините меня с приемным покоем. У-у-у… сонные тетери, шевелитесь скорей… Приемный покой?! Слушайте, это опять из «Красных зорь». У нас тут еще двое пострадавших, жалобы на резь в животе, головокружение и тошноту. Сегодня за ужином, по их словам, налегли на грибы. Что за грибы? Да в том-то и дело, что неизвестно. Сборная солянка из лесных грибов. Да, спасибо, значит, машину вы пришлете? Очень вам благодарен, прямо камень с души у меня сняли.

Кира молча вышла на улицу, села и стала ждать прибытия очередной машины «Скорой помощи». Ей хотелось своими глазами убедиться в том, что дела так плохи, как описал ей врач. Больничная карета прибыла спустя всего полчаса. И почти сразу же из дверей пансионата показались страдальцы, согнувшиеся чуть ли не вдвое от мучающей их боли. Средних лет даму вели под руки ее муж и дочь, заботливо осведомляющиеся на каждом шагу, не стало ли дорогой маме хуже. Дама в ответ стонала так громко, что Кире даже стало не по себе. Но муж и дочь пострадавшей, похоже, были закалены подобными спектаклями. Выражение их лиц было хоть и озабоченным, но все же не слишком.

Вторым пострадавшим был относительно молодой еще мужчина, его вели под руки девушки с ресепшен. Этот стонал не столь громко, но его побледневшее, даже позеленевшее лицо в каплях крупного пота говорило о том, что ему, пожалуй, еще хуже, чем громко стонущей даме.

– Ох, не могу больше! – вопила та. – Ох, умираю!

И так уж получилось, что полная дама, слишком увлекшаяся своими стонами, не заметила, как молодой человек опередил ее и оказался возле машины «Скорой помощи» быстрее, чем она сама. Но спохватившись, дама немедленно бросилась вперед, оставив позади своих родных и двигаясь для умирающей очень уж энергично.

– Пропустите, молодой человек! – отпихнула она в сторону конкурента. – Не видите, тут и постарше вас есть люди!

И не успокоилась, пока не залезла в машину первой, улеглась на носилках и самозабвенно застонала вновь.

– Умираю! Помогите!

Мужчине же было настолько худо, что он даже не мог оценить артистизма своей новой знакомой. Тихонько забился в тот угол, куда его поместили врачи, и затих там. Кире стало его так жалко, что прямо слезы на глазах навернулись. И к тому же она чувствовала свою вину за случившееся.

Чтобы окончательно убрать все недомолвки, она подошла к молодому человеку и спросила:

– Это вам после ужина так худо стало?

– Ох, и не говорите! – тихонько простонал тот в ответ. – Проклятые грибы!

– Вы так уверены, что отравились именно грибами?

В этот миг мужчину скрутил особо сильный приступ боли. Он уткнулся головой в колени и застонал.

– Может, вы йогурт на завтрак съели, а он случайно был просроченный? – держалась своей линии Кира. – Или рыбу копченую у местных рыбаков покупали? Мы вот не отважились, от нее уже и пованивает, и видок у нее еще тот.

– Да грибы это все! – раздался страдальческий голос ей в ответ. – Я же на них, проклятых, как ненормальный набросился. Вкусно. Тут уж приелось все, что они готовят. И вдруг вижу грибочки! Сразу себе целую тарелку положил. Еще отварного картофеля немного взял, но уж им точно невозможно отравиться!

Кира машинально кивнула. Она во время пресловутого ужина тоже взяла себе несколько молодых картофелинок и, попробовав, нашла, что клубни просто великолепны.

– Значит, все-таки грибы, – пробормотала Кира, чувствуя себя гаже некуда. – А вы, дама? Вы что-нибудь, кроме грибов, ели?

Толстая тетка на носилках на вопрос Киры не отреагировала. Ей было не до того, она так самозабвенно стонала, что не слышала никого, кроме самой себя. За тетку ответила ее дочь:

– Только грибы мама и ела!

– А я говорил, не надо так на грибы налегать! – произнес супруг толстухи. – Да еще на ночь. Грибы – это тяжелая пища, перевариваются плохо. Но ты же меня никогда не слушаешь. Две тарелки умяла, другим, может быть, из-за тебя не досталось.

9
{"b":"196360","o":1}