ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Со временем Врангелю и его штабу все больше приходилось заниматься не руководством войсками, а организацией помощи людям, попавшим в трудное положение за границей. Кто-то нуждался в серьезном лечении в связи с болезнями и увечьями, кому-то не удавалось переехать в другую страну, в том числе и для воссоединения с семьей, иные просили содействия, чтобы открыть собственное предприятие и т. д. Армия все больше превращалась в организацию ветеранов Белого движения. Свою негативную роль сыграли действия советских спецслужб: разжигались разногласия среди монархистов, по-прежнему стимулировалась реэмиграция, особенно среди галлиполийцев. Впоследствии успешно были проведены широкомасштабные операции «Трест», «С-2», «С-4» и другие.

В 1927 г. Врангель покинул Сремские Карловцы и переехал с семьей в Бельгию, где вскоре неожиданно заболел и 25 апреля 1928 г. умер. Похороны Врангеля послужили печальным поводом для встречи большого числа участников Белого движения со всей Европы. Прощание с телом бывшего Главнокомандующего состоялось 23 сентября 1928 г. в Белграде, куда гроб с его телом был доставлен по железной дороге из Брюсселя. Среди пришедших проводить Врангеля в последний путь были высшие чины из русской военной эмиграции, представители сербской армии, иерархи русской зарубежной православной церкви, чины иностранных военных миссий. Прибыли также многочисленные делегации от частей 1-го армейского корпуса, казаков, юнкеров и различных русских эмигрантских организаций. Гроб с телом Врангеля на лафете был доставлен в русскую православную церковь Святой Троицы и замурован в ее склепе.

Через год умер и великий князь Николай Николаевич Романов, и генерал Кутепов возглавил борьбу с Советской Россией. Основные усилия генерал Кутепов сосредоточил на руководстве боевой организацией РОВС (Русский общевоинский союз), которая проводила подрывную и диверсионную работу непосредственно на территории России. Все, кто был в это время рядом с Кутеповым, утверждают, что его судьба была предрешена, и он сам знал об этом. «Говорили мы с ним о разном, — записал в своем дневнике бывший командир Сводногорской дивизии, а в Крыму — командир отдельной конной бригады генерал-майор Н.В. Шинкаренко о последней встрече с А.П. Кутеповым. — И мне особо запомнилось вот что. Кутепов отказался от папиросы и сказал, что он теперь не курит. Почему? Да вот потому, что папиросы для курящего вещь опасная: недаванием папирос можно сделать многое над тем, кого держат в тюрьме либо в неволе… Какой странный разговор. Точно Кутепов предчувствовал, что с ним случится недоброе. И, предчувствуя, даже закалял свою волю, — и волю героическую. Это я помню. На всю жизнь»{274}. 26 января 1930 г. при загадочных обстоятельствах Кутепов пропал без вести почти в центре Парижа.

История распорядилась так, что у армии Врангеля не появилось возможности участвовать в вооруженном противостоянии Красной армии. Еще при жизни Врангеля и Кутепова решался вопрос о том, чтобы создать такую организацию, которая бы не препятствовала участникам Белого движения свободно выбирать место проживания и в то же время не лишала бы их возможности и дальше находиться в рядах своих воинских формирований. Поиски оптимального варианта и привели тогда к созданию Русского общевоинского союза. В 1924 г. интеграция армии в этот союз была практически завершена. Но это был союз не только бывших «сидельцев». РОВС представлял собой широкий спектр участников Белого движения, оказавшихся в изгнании. Об этом красноречиво говорит число его членов на то время — 100 тысяч человек. История РОВСа изобилует множеством интересных и нередко драматичных событий и фактов и заслуживает отдельного исследования. Что же касается прибывших на Балканы через военный лагерь в Галлиполи, то последовательным продолжателем их начинаний правильнее было бы считать Общество галлиполийцев, ставшее к тому же структурным подразделением РОВСа.

IX. ОБЩЕСТВО ГАЛЛИПОЛИЙЦЕВ

Еще в Галлиполи, решая вопросы повседневной жизни войск, генералы Врангель, Кутепов и их окружение понимали, что рано или поздно из лагерей все равно придется уходить, части размещать в европейских странах, и с течением времени связи между прошедшими Гражданскую войну и военные лагеря, неминуемо начнут ослабевать, события войны все более отдаляться, появятся новые заботы, решать которые будет под силу не командованию, а общественности. Нужна была самодеятельная организация со своим уставом, знаком отличия и руководящими органами, приспособленными к гражданской жизни. Такая организация и должна была взять на себя обязанности по сохранению исторической памяти своих войск, заботиться о местах захоронения боевых товарищей, оказывать помощь нуждающимся и т. д. Кое-что в этом направлении делали так называемые «исторические комиссии», но круг их обязанностей был очень ограничен, к тому же они были полностью лишены общественных начал.

Работа по созданию такой организации началась в июле 1921 г., а уже в ноябре Врангель издает приказ о создании Общества галлиполийцев. К разработке устава общества приступила специально назначенная Кутеповым комиссия, в которую вошли: полковник Н.С. Савченко, капитаны Б.Н. Раевский и В.В. Полянский. Проект этого устава перед отъездом из Галлиполи был принят на собрании учредителей общества под председательством генерала Кутепова{275}.

В параграфе 6 были определены следующие цели общества:

«а) Объединение в духе Русской армии и борьбы за освобождение Родины лиц, кот<орые> по оставлении в 1920 г. русскими войсками Крыма прибыли в Галлиполи, и их учет.

б) Изыскание способов к улучшению условий существования членов общества.

в) Культурная и материальная помощь членам общества.

г) Собирание исторических материалов, относящихся ко времени пребывания членов общества как в Галлиполи, так и после него, их разработка, а также попечение о памятниках, оставлен ных в Галлиполи и в местах расселения по оставлении Галлиполи.

д) Поддержание на должной высоте понятия о чести и достоинстве членов общества».

Особо подчеркивалось, что «Общество галлиполийцев входит в состав Русского общевоинского союза»{276}. Это уставное требование потом долгие годы являлось причиной серьезных разногласий между руководством РОВСа и главным правлением общества. Как потом выяснилось, ряд положений устава было сложно выполнить. В частности, все полномочия по управлению обществом принадлежали общему собранию его членов. В условиях, когда галлиполийцы начали разъезжаться чуть ли не по всему свету, такие собрания стали невозможны. Поэтому позднее было принято решение передать управление обществом съезду его представителей и правлению. Основные этапы деятельности Общества галлиполийцев подробно изложил в своем докладе последний выборный секретарь его главного правления штабс-капитан В.В. Полянский. Доклад был подготовлен 10 июня 1952 г. в Париже и посвящался 30-летнему юбилею общества.

«С самого начала, — читаем в докладе Полянского, — почетным председателем общества был Главнокомандующий Русской армией генерал П.Н. Врангель, а почетным председателем совета общества — командир 1-го армейского корпуса генерал А.П. Кутепов. На первом же собрании совета было избрано главное правление, председателем которого оказался генерал М.И. Репьев, секретарем же общества — подпоручик В.Х. Даватц»{277}. Вся организация общества после переезда корпуса из Галлиполи была поделена на отделы. Они существовали сначала только в Сербии и Болгарии, позже появились во Франции, Бельгии, а потом — в Северной Америке, Германии и Австралии. В странах, где галлиполийцев было немного, учреждались отделения общества, из отделений состояли и крупные отделы.

38
{"b":"196366","o":1}