ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы работаете на Боба – на мистера Спенсера? – поспешно поправилась я. Пожалуй, обращения Боб и Энджи уже не для нас. – Вы тоже в «Спенсер медиа»?

– На Боба, да, – ответила она. – Но не в «Спенсер медиа». У деда много риелторских контор, чем я и занимаюсь несколько лет. Сейчас в моем ведении жилой комплекс в Бруклине.

– Я как раз живу в Бруклине! – воскликнула я, хотя вряд ли стоило хвастаться столь ничтожной общностью интересов. Ну хоть что-то. Красота. – Вам нравится быть риелтором?

– Вообще-то я хотела работать в издательстве, – призналась Делия. – Но Сисси пролезла первой. Она всегда лезет первой. Я в жизни за ней ничего не повторяла, вот и пошла учиться. А она попала сразу в редакцию.

– Ну, она там не так часто бывает. – В памяти всплыли безутешные попытки дозвониться Мэри. – Анна Винтур может не волноваться за свое место.

– Ненавижу с ней соперничать. Проблема вечной хорошей близняшки – она нечестно играет и всегда получает желаемое, а я никак не могу ее обыграть.

– О, с этим я не знаю, что и поделать, – посочувствовала я и кивнула на дверь спальни: – Вот сейчас посмотрим шоу.

Первой вышла Дженни с улыбкой Чеширского кота, словно после импровизированного секса с Брэдли Купером. Нас ожидало нечто очень, очень смешное. За ней из спальни вышла очень гордая и надменная голая Сисси Спенсер.

– Боже, да что это! – застонала Делия при виде сестры.

Когда Сисси дошла до середины зала, я рассмотрела, что на ней все-таки что-то надето. Без сомнений – автор модели Томб. Обтягивающее зад белое шелковое платьице с одним спущенным плечом – о бюстгальтере можно сразу забыть – из полупрозрачного шелка, то есть из белья либо телесного цвета стринги, либо ничего. Сисси выбрала последнее. Нашим глазам предстал современный вариант нового платья короля: голая королева Сисси.

Но это еще не все: по подсказке Дженни она покрутилась на месте, продемонстрировав окружающим изюминку одеяния: черно-белый принт гигантского члена. Я не шучу: Сисси была одета в прозрачную футболку с большим хреном спереди. Томб, ты мастер. Дженни, ты гений!

– Это я, – начала Делия, – или…

– Это не вы, – остановила я ее. – Это точно не вы.

– Делия! – Сисси мелкими шажками подошла к сестре, самодовольная, как Панч, и даже не пьяная. – Ты пришла? Ты же никогда не приходишь!

– Томб покупает у меня кондоминиум, – пояснила Делия, стараясь не обращать внимания, что ее сестра присутствует на очень гламурной рождественской вечеринки нагишом. – Вот я и решила прийти. Молодец, что показала все остальное.

Я невольно подумала, как, должно быть, странно видеть свою сестру-близнеца, расхаживающей на официальной коктейльной вечеринке практически в чем мама родила, – словно вести пренеприятный диалог с зеркалом из комнаты смеха, которое преследует тебя повсюду, куда бы ты ни пошла. А тут еще зеркало попалось не просто кривое, а извращенное. Я не хотела пялиться на ее соски, но у меня не было выбора. Ухмыляющаяся Дженни стояла сзади, довольная, как кошка над миской сметаны. Эту сметану она сдобрила кислотой и подала Сисси.

– Я знаю, что у меня великолепное платье, – не выдержала секретарша. – Но можно так откровенно меня и не разглядывать. Что это ты, сменила ориентацию? Надоело делать из парней голубых?

– Какое хорошее платье, – сказала я, сдерживая смех, который все же прорвался тихим похрюкиванием. – Оно просто создано для тебя.

– Согласна. – Сисси надула губки и приподняла бровь. – Как поживает тот парень, с которым ты встречаешься? Алан?

– Алекс. – Я сделала глубокий вдох. Что бы она ни болтала, мне было все равно – слишком уж хорошее получилось зрелище. Почти голая – не просто с голым задом, но и с неприкрытым передом – Сисси все равно пыталась задирать нос. В этом было что-то до колик уморительное. Вернее, было бы, не будь она самим сатаной.

– Да, Алекс. Он уже поддал тебе под зад коленом или все еще трахает и содержит?

Дженни отшатнулась, как от удара, но ответить не успела – я перехватила инициативу.

– Нельзя пренебрегать благотворительностью под Рождество, – сказала я с вежливой улыбкой. – Мы по-прежнему вместе, спасибо.

– Не сомневаюсь, он скоро от тебя устанет, – дернула плечиком Сисси. – Дай мне его номер, я же работаю в массмедиа, могу помочь его группе.

– Его группе не нужна помощь, и я вообще-то тоже работаю в массмедиа. – Конечно, чисто номинально, но все-таки. Словесная эквилибристика.

– Только потому, что я не смогла добиться твоего увольнения в британской редакции. – Сисси смерила меня взглядом. – Просто поразительно, как легко было тебя убрать. Может, потому, что ты отстой? Мне понадобится больше времени, чтобы тебя погнали из всех сфер деятельности. – Она пренебрежительно обвела рукой мой наряд. – Потому что я работаю без помощников, но дай мне пару дней, и ты снова окажешься на заднице.

– Убрать? – заморгала я.

– А может, это сделала не я? – размышляла Сисси вслух. – Может, издатели Нью-Йорка не хотят с тобой связываться, потому что ты не понимаешь простых слов?

Так вот почему в «Спенсер» никто не хочет со мной работать! Не потому, что я отстой, а потому что Сисси нужен психиатр.

– Ты что, серьезно? – заговорила ее сестра, прежде чем ко мне вернулся дар речи. – Да что с тобой? Ты что, больная? Почему ты не можешь существовать без врагов?

– Не лезь! Она облила меня кофе!

– Ты добилась моего увольнения! – заорала я. «Приличные люди не повышают голос, Энджел, приличные люди не кричат». – И взорвала мои туфли! Корова лупоглазая!

– Это я корова? – фыркнула Сисси. – Я не знала, что костюмчики для фетишистов выпускают и в размере XL!

– Я не говорила, что ты толстая, я… – Красный туман в глазах мешал закончить предложение. Невозможно с наслаждением накричать на того, кто слишком глуп, чтобы понять – его смешивают с дерьмом. – Я говорю, что ты полная дура!

Я посмотрела на Делию. Делия посмотрела на меня. Я посмотрела на Дженни. Она смотрела на Сисси. Сисси выглядела очень довольной собой. Я видела два варианта развития событий. Я могла поступить как взрослая – повернуться и выйти из этой квартиры с высоко поднятой головой. Или же дать оплеуху глупой кобыле.

– Прости, Дженни, мне пора идти. – Говоря это, я выступила из одолженных «лабутенов» и подхватила их. В «лабутенах», знаете ли, невозможно быстро ходить. – Мне очень жаль, что я тебя подвожу.

Не успела Дженни ответить, как Сисси тоненько и злобно засмеялась:

– Вряд ли ты можешь сейчас отказываться от работы. А туфельки-то не твои. Кристиан Лабутен скорее сжег бы эту пару, чем позволил тебе их надеть.

А вот это уже ошибка. Оскорбляй меня, увольняй меня, но воздержись от выпадов в адрес моих туфель. Пусть они и не мои. Я опаснее всего с парой «лабутенов» в руках, но тяжкие телесные повреждения туфлей я уже наносила, поэтому, схватив бокал красного вина с проносимого подноса, я прицелилась и…

– Только не платье! – завопила Дженни, бросаясь между мной и Сисси. – С ней делай что хочешь, но платье не трогай!

Я остановилась. С одной стороны, мне страшно хотелось выплеснуть вино в физиономию секретарши, с другой – не хотелось, чтобы Дженни уволили.

– Энджел, дайте мне вино, – сказала Делия, забирая у меня бокал. – Врежьте ей, и хватит. Мы все понимаем, она и не такого заслужила.

– Кишка у нее тонка кого-нибудь ударить, – с пафосом бросила Сисси, наслаждаясь ощущением безопасности за распростертыми руками Дженни Лопес. – Всем наплевать, что ты думаешь, Делия.

– Ой, Сисси… – Я дождалась, пока Дженни отодвинется, яркий румянец на щеках Делии немного побледнеет, а гости перестанут на нас пялиться. – Всем наплевать на тебя. Точка.

И на этом я ей врезала.

Глава 5

– …А потом Дженни пришлось меня уволить, но это ничего, она сама сказала, что это ничего, и вызвала мне такси. По-моему, удар вышел не очень сильным, потому что кровь у нее из носа не шла и опухоли не было, но, Боже мой, Алекс… – Я замолчала и глубоко вздохнула. – Я ей врезала!

10
{"b":"196377","o":1}