ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

110-пушечный линейный корабль 1-го ранга HMS Hibernia, спроектированный сэром Джоном Хенслоу и спущенный на воду в 1804 г. Это был удлиненный вариант HMS Ville de Paris, спроектированный Хенслоу десятилетием раньше.

Что касается простых моряков, то несмотря на примитивные условия существования и жесткую дисциплину, они переносили лишения со стоицизмом, немыслимым в наши дни. В 1793 г. британский флот насчитывал 36000 матросов и 9000 морских пехотинцев. К 1813 г. численность флотских экипажей достигла 145000 человек. Часть матросов шла на флот добровольно. Добровольцы получали премию (70 фунтов стерлингов в 1793 г.). Но добровольцев не хватало, поэтому в 1795 году пришлось ввести систему призыва. Местные власти воспользовались этой системой для того, чтобы отправить на флот всех преступников и прочих нежелательных элементов. Перед некоторыми ставили простой выбор: виселица или служба на флоте. Но большинство рекрутов было завербовано на флот насильно. В 1793 г. все британские моряки в возрасте от 18 до 55 лет подлежали принудительной мобилизации на военно-морской флот, если у них не было освободительного сертификата или они не занимали должности помощника капитана на торговом флоте. Поскольку жалованье и условия службы на военном флоте были хуже, чем где бы то ни было, матросы торгового флота всеми способами старались избежать военной службы. Это заставило военное ведомство прибегнуть к более жестким методам вербовки. В 1793 году была учреждена вербовочная служба, которая действовала в более чем 50 британских и ирландских портах. Кроме того, отдельные корабли, испытывавшие острую нехватку личного состава, отправляли в порты собственные вербовочные команды. Попавший в лапы такой команды моряк (и даже сухопутный житель) получал возможность поступить на службу в качестве «добровольца». Шансов вырваться практически не было. Добровольцы, рекруты и насильно завербованные отправлялись на пункты приема. Тщательно охраняемые блокшивы стояли в королевских доках. Отсюда новобранцев распределяли по кораблям.

Очутившись на борту корабля, новоиспеченный моряк должен был оставаться здесь на протяжении всего срока службы. Матросы принадлежали только данному кораблю, и никому больше. Проводя годы службы на одном месте, матросы формировали слаженную команду, досконально знакомую со своим кораблем, знающую все его слабые и сильные стороны. Если корабль списывали, его экипаж обычно переводился прямо на новый корабль, не получая шанса сойти на берег. Такое положение дел сохранялось на протяжении всей войны. Возможность уйти в увольнительную на берег в английском порту считалась огромной роскошью, которой могли воспользоваться только наиболее верные матросы. В заморских портах увольнительную получала большая часть команды, так как уровень дезертирства здесь был гораздо ниже. Дезертиров искали и, в случае обнаружения, подвергали порке и возвращали на корабль.

Британские парусные линейные корабли - pic_37.jpg

32-фунтовые каронады и их расчеты на квартердеке линейного корабля ведут обстрел Ачмсира, 1816 г. Обратите внимание на зарядные ящики, установленные рядом с каронадами.

Британские парусные линейные корабли - pic_38.jpg

Начальная фаза Трафальгарского сражения. Две линии британского флота сближаются с длинной линией франко-испанского флота. В правой части рисунка HMS Royal Sovereign и HMS Belleisle уже почти прорвачи линию противника.

Рекруты проходили курс подготовки, о чем делалась запись в судовой роли. Уровень подготовки матроса имел несколько ступеней: юнга (применимо к юношам), салага, рядовой матрос, опытный матрос. По мере продвижения по этим ступеням матрос получал прибавку к жалованью. Кроме того, опытные матросы имели шанс пробиться на место старшины-специалиста: боцманмата, рулевого, оружейника, кока, канонира, командира марса, мастера по парусам. Экипаж делился на группы, каждая группа матросов выполняла определенные задачи и несла определенные вахты.

Организация экипажа

В период 1793–1815 гг. экипаж линейного корабля насчитывал от 650 до 875 человек. Впрочем, эти цифры соответствовали штатному расписанию, которое на практике никогда не удавалось полностью заполнить. На кораблях 1 — го ранга экипаж насчитывал 875 человек, 2-го ранга — 750 человек, 3-го ранга — 650 человек. Кроме того, на каждую пушку полагался один морской пехотинец, морской пехотой на борту корабля командовал капитан морской пехоты и два младших офицера.

Организация экипажа, повседневные занятия и условия обитания регламентировались. Экипаж часто оставался неизменным на протяжении нескольких лет, причем значительную часть этого времени корабль проводил в открытом море. Поэтому бытовые условия экипажа приобретали большое значение, а они целиком находились в распоряжении капитана и его офицеров. Вопреки распространенному мнению сторонников железной дисциплины среди капитанов были единицы. Хотя условия на борту отличались строгостью, большинство капитанов заботилось о своих матросах и старалось обеспечить им наиболее человечные условия существования.

Первый лейтенант делил экипаж корабля на вахты, обычно на две: вахта правого борта и вахта левого борта. Таким образом, одновременно обслуживанием корабля занималась половина экипажа. Некоторые капитаны практиковали трехвахтную систему, но таких было мало, поскольку для управления кораблем требовалось много людей и трети экипажа хватало только в том случае, если корабль шел под минимумом парусов в сильный ветер. Иногда nрехвахтную систему вводили как награду для экипажа, или переходили от двух- к трехвахтной системе и обратно в зависимости от обстоятельств. Когда корабль стоял в порту, обычно вводилась четырехвахтная система. Некоторые капитаны считали, что трехвахтная система поощряет лень, а также не позволяет быстро отреагировать в случае внезапного чрезвычайного происшествия. Таким образом, в описываемый период на большинстве кораблей действовала система двух вахт, то есть экипаж был поделен на две равные части. В дневное время на верхней палубе находились обе вахты. Кроме того, в чрезвычайных ситуациях подавался сигнал «все наверх!», когда для управления кораблем требовались усилия всего экипажа. Примерно 7-10 % экипажа (55 человек на корабле 3-го ранга) были освобождены от несения вахт. Вместо этого они выполняли свои обязанности днем. Но по сигналу «все наверх!» и эти матросы присоединялись к управлению кораблем. Среди освобожденных от вахт были различные специалисты: парусные мастера, плотники, мясники, ухаживающие за скотом на борту, помощники канониров, боцманматы и офицерские слуги. Линейный корабль представлял собой сложный организм на минимальной площади, поэтому каждый матрос должен был знать свое место. Жизнь матроса проходила по расписанию, где указывался закрепленный за ним инвентарь, его специальность, место несения вахты и место отдыха.

Каждая вахта делилась на шесть команд по частям корабля. На обычном 74- пушечном корабле 25 матросов обслуживали паруса фок-мачты, 27 — грот- мачты, и 15 — бизань-мачты. Каждый отряд возглавлялся старшиной — командиром марса. Баковые матросы обслуживали якоря и бушприт, тогда как ютовые обслуживали квартердек. Самые неопытные матросы отряжались в команду на шкафут (около 30 человек). В их задачу входило мытье палубы и переноска грузов.

Британские парусные линейные корабли - pic_39.jpg

Румбы курса относительно ветра, допустимые для кораблей с прямым парусным вооружением. Схема из «Универсального словаря морского дела» У Берни, Лондон, 1815 г.

Британские парусные линейные корабли - pic_40.jpg

Сечение по миделю 74-пушечного линейного корабля 3-го ранга спроектированного сэром Томасом Слейдом, из «Морского словаря» Фолконера, Лондон 1760 год. Видны верхняя палуба, главная орудийная палуба и нижняя палуба вместе с системой поддерживающих палубы книц и распорок.

8
{"b":"196388","o":1}