ЛитМир - Электронная Библиотека

 – Удивительно! – сказал Уберто. Вместе с Генри они спустились вниз.

 Это было удивительное место. Рассмотрев его, Уберто обратил внимание на кристалл, который удерживали два обелиска. Один был снизу, а другой – сверху. Можно было разглядеть свечение кристалла в глазах Уберто, и он, словно одержимый этим предметом, подошёл и дотронулся до него. Кристалл вспыхнул, и от вспышки Уберто отошёл, прикрыв рукой глаза. Вдруг де Лоренцо взялся за голову и не знал, как остановить мучительные боли. Ему показалось, будто всё вдруг остановилось, и, закрыв глаза снова, он увидел странное видение. Это напомнило ему тот самый сон, что когда-то ему приснился.

Глава VIII – Сон

Уберто и маленькие рыцари (СИ) - _1.jpg

 Уберто проснулся от того, что почувствовал странный запах, будто что-то горит. Вокруг было видно то, что горит город, и идёт ожесточённая война. Де Лоренцо плохо слышал и слепо видел. Похоже, что он был кем-то оглушён.

 – Где я? – спросил Уберто.

 Он оглянулся и увидел, что возле него лежит меч и маленькая книжка вроде дневника. Схватившись ещё раз за голову, второй рукой Уберто взял книжку. Открыв её, он увидел странные записи, которые были написаны на непонятном языке. Единственное, что он вспомнил, так это то, что когда-то видел их в Лондоне. Голова кружилась. Уберто попытался встать, и только удар в лицо смог привести его в чувство. Какой-то солдат пытался убить де Лоренцо, но он смог ловко обезоружить врага и оглушить его. Но сил хватило только на одного солдата. Уберто пошёл в сторону от пылающего города. Языки пламени окутали здания, и, казалось, ничего больше не вернёшь. Де Лоренцо увидел двух солдат, которые гнались за беспомощной женщиной, державшей в руках маленького ребёнка. Вдруг женщина спотыкнулась и упала, но при этом она крепко держала ребёнка и смогла его защитить. Бедный ребёнок плакал и кричал, и она не могла его успокоить. Солдаты окружили её, и один из них взял и ударил ногой об землю, да так, что эту женщину накрыла пыль. Она закашляла, прикрывая лицо ребёнка. Один из солдат подошёл ближе, но почувствовал боль в затылке. Это Уберто кинул камень.

– Не трогайте её, мерзавцы! – сказал Уберто.

 – Да кто ты такой? – сказал солдат – insopportabile vagabondo.

 Быстрым шагом Уберто подошёл к тому солдату, что стоял ближе к женщине. Достав меч из ножен, ударил им в спину… И тот упал замертво. Второй солдат тут же напал на Уберто, но тот смог отбить меч и сбить врага с ног. И этот солдат побежал стремглав, и, убегая, почувствовал, как что-то острое вонзилось в его спину – Уберто метнул кинжал, который был прикреплён к сапогу. Увидев, что с врагом покончено, Уберто подошёл к женщине, которая также лежала и смотрела на него.

 – С вами всё в порядке? – спросил Уберто.

 – Да… Всё… Всё в порядке, – ответила женщина.

 – Давайте я вас подниму.

 Уберто поднял женщину и начал вытирать её одежду, которая была покрыта пылью.

 – Grazie, мессер Уберто, – поблагодарила женщина.

 – Вы знаете меня? – удивился Уберто. – Вы знаете, что произошло?

 – А вы не знаете? Это всё ваш сын устроил. Он погубил всех и устроил здесь переворот. Он охотится за вами и за вашей семьёй. Никак не пойму, как вы в таком возрасте сможете справиться с ними!

 – В возрасте?! – серьёзно спросил Уберто.

 Посмотрев на свои руки, де Лоренцо увидел, что они были сморщенными и бледными. Он не ожидал, что так быстро станет дряхлым стариком.

 – Так вот почему мне так тяжело двигаться... Но… Почему мой сын. Он… Что он натворил?

 – Он казнит мужчин, жестоко расправляется с женщинами и детей выгоняет восвояси, – с грустью сказала женщина.

 Уберто обернулся, чтобы посмотреть на пылающий город, и в его глазах были видны страх и горе. Он медленно закрыл их, и оттуда начали спускаться слёзы. Затем Лоренцо протёр глаза и вздохнул. Он пошёл дальше. Он хотел найти Элен и наконец разобраться с сыном. Попутно убивая врагов, Уберто продвигался в центр на площадь. Подойдя ближе, он увидел жуткую картину: повешение, солдаты уводят мужчин от своих жён, и они с горькими слезами провожают их. Кое-кто даже пытался тянуть мужа к себе, но один солдат ударил женщину, и она упала. Было видно, как многие боялись судьбы, которая их настигнет. Кто-то молился, уповая на господа, но отчаявшиеся лишь просто стояли, опустив головы. Новая казнь прошла успешно, подумали б каратели. Когда собрали ещё людей, то один мужчина настолько не хотел отпускать свою  жену, что вырвался из лап врага и обнял её… в последний раз.

 – Tiamo, tesoro,– сказал мужчина, – всё будет хорошо.

 – E iotiamo, – ответила женщина. Двое настолько горько рыдали, что казалось, их сердца вот-вот разорвутся от горя. Стражи просто смеялись и решили взять их и казнить вместе.

 – Идём, жалкое отребье, – сказал солдат.

 Когда на пару накинули верёвки, то один молодой солдат подошёл к ним и приказал взять друг друга за руки. Когда они смогли дотянуться друг к другу, то он взял и связал их руки. Было видно, что он рыдал.

 – Scusi, – сказал солдат – Niente che possafare a riguardo.

В это время Уберто наконец подошёл и, увидев то, что сейчас будет казнь любящей пары, тут же ринулся в центр. Но пробиваться сквозь людей было очень трудно, что существенно замедлило скорость Уберто. Он старался изо всех сил, но когда увидел статного мужчину, который поднимался наверх, то тут же почувствовал, что это его родной человек – его сын.

 – Marzio! – схватившись за сердце, промолвил Лоренцо.

 Марцио уже был высоким и крепким мужчиной. Слегка грубоватое лицо и длинные волосы, развевающиеся на ветру, делали вид старшего сына более грозным. Он был готов к тому, чтобы уничтожить всех, кто не будет повиноваться.

– Слушайте! – крикнул Марцио. – Слушайте, никчёмные бездари! Вы… Вы раскрепощены, и у вас нету никакого понимания того, что вы делаете. «Деградация», спросите вы?! А я отвечу, что это элементарная потеря чести. Что я видел на протяжении своей жизни? Преступность, вульгарность, разобщённость – с каждым годом всё это становилось куда более омерзительным, что нет сил больше терпеть. Надо восстановить порядок, чтобы вы смогли обуздать это. Пусть ваши дети знают это. Пусть ваши жёны знают то, что мы казним несогласных мужчин. Все, кто не с нами, – те против нас. Наш орден восстановит равновесие, хотите ли вы этого или нет! Eseguire!

 Как только прозвучали последние слова, каратели беспрекословно начали исполнять приказ. В последний раз пара смогла переглянуться. У двоих почти одинаково начали идти слёзы. И вот – люк открылся, бедные люди, которые когда-то чувствовали твёрдый пол, резко упали вниз. Но их держали верёвки, которые всё туже обматывали их шеи. Невероятные судороги охватили их, и, казалось, ничего уже не поделаешь с этим, пока не наступило одно чудо… Что-то разрезало эти верёвки, и бедняги упали на землю. Мужчина тут же снял «оковы смерти» со своей жены, а потом и с себя. Жена, вся в слезах, обняла мужа. Обняла настолько крепко, как будто у неё больше никого и ничего нет. Солдаты, обратив на это внимание, начали огладываться. Вдруг один упал на землю. Все тут же заметили, что у мёртвого в спине торчал кинжал. Но, как только один из них, капитан стражи, обратил внимание на людей, которые, в буквальном смысле, окружили площадь, то почувствовал мощнейший удар кулаком в живот. Какая-то странная личность, облачённая во всё тёмное, напала на солдат. Все попытки убить этого странника увенчались провалом. Ему мастерски удавалось оглушать одних и убивать других. И никто не смог пресечь его нападения, пока он не столкнулся с Марцио. Проведя серию ударов, одиночка столкнулся с ним, и тот резко схватил его руку.

– Брат! – сказал Марцио.

 – Отпусти их, – сказал Габриэль, – они не достойны смерти. Они должны жить.

10
{"b":"196395","o":1}