ЛитМир - Электронная Библиотека

Лютер поднял брови и пронзил его взглядом, выражающим явное недоверие, а потом потянулся в карман за мятным леденцом.

— Ты же не купился на эту историю?

Рэй, как и Грейс, с самого начала понял, что Лютер не поверил ее заявлению. Они слишком долго работали вместе, чтобы не понять реакцию друг друга. А тут Мэлоун даже не потрудился как-то замаскировать недоверие.

— Зачем ей такое выдумывать? — спокойно парировал Рэй.

— Я надеялся, ты мне расскажешь.

До недавнего времени между ними существовало негласное соглашение не обсуждать Грейс. Она была запретной темой. Сейчас же за скепсисом в глазах друга скрывалось неутолимое любопытство детектива. У него была масса вопросов, не имеющих никакого отношения к убийству.

Рэй откинулся на спинку стула. Он был не готов отвечать на эти вопросы.

— Она была напугана, когда появилась у меня на пороге.

— Правда? — сухо промолвил Лютер. — Это меня и беспокоит. Она бежала всю дорогу до твоей квартиры, вместо того, чтобы обратиться в полицию.

— Инстинкт, — медленно произнес Рэй. — Она так боялась, что поспешила к кому-то знакомому.

— Вы в разводе уже несколько лет, — проворчал Лютер. — Почему при первой же неприятности она прибежала именно к тебе?

Рэй сверкнул широкой улыбкой.

— Ты же знаешь, все бывшие жены до сих пор меня обожают и полагаются на мою заботу. Грейси не исключение.

Его улыбка не дрогнула, когда Лютер резко вскинул на него взгляд, слишком ясно говоривший, что Грейс как раз и была исключением. Мэлоун слишком хорошо это знал.

— У меня нет тела, — приглушенным голосом сказал Лютер. — Нет крови, ни каких-либо признаков борьбы, ни одного свидетеля даже не смотря на то, что предположительно все случилось на открытом пространстве. Я ищу большой темный автомобиль и крупного парня со средней длины каштановыми волосами в бейсбольной кепке, плаще и ботинках на твердой подошве, со злыми светлыми глазами. Голубыми или зелеными, на выбор.

— И временной хромотой, — несерьезно добавил Рэй.

Лютер покопался в кармане пиджака в поисках еще одного леденца. На сей раз земляничного. Вместо того чтобы положить его в рот, он начал играть с ним, перекатывая в ладони и между пальцев.

— Она с таким же успехом могла вывернуть ему руку и послать меня гоняться за одноруким. Почему мне не могло достаться что-нибудь легкое, вроде случая с Таггертом? С телом, орудием убийства, кровью, отпечатками пальцев и достаточным количеством свидетелей, чтобы признать парня виновным дважды… но нет, такая работа для Дэниэлса, которому легкие дела просто валятся под ноги, а я получаю сказочку истеричной женщины.

Рэй был с ним не согласен. Грейс не лгала. Он не мог забыть уязвимое выражение ее лица, когда она посмотрела на него и спросила, верит ли он ей.

— А может, все произошло именно так, как она сказала. Или Грейс действительно что-то видела и просто чересчур остро отреагировала, — ответил он. — Не думаю, что она это придумала.

— Не думаешь?

Он знал, что когда открыл входную дверь, и она упала в его объятия, Грейс была напугана. Напугана так сильно, что забыла о своем негласном правиле и сама прикоснулась к нему.

— Нет, — наконец ответил он.

Лютер покачал головой.

— Хорошо, давай поразмышляем. В последнее время происходило что-нибудь, способное расстроить ее? Что-нибудь, способное довести до крайности?

— Мы вчера пообедали.

— Это подходит, — подколол Мэлоун.

Улыбка Рэя увяла.

— Я рассказал ей о предложении работать в Мобиле. — Ему не понравилось крошечное зерно сомнения, тревожно засевшее в голове.

Лютер встал и поднял вверх широкие ладони. Его темный пиджак распахнулся, позволяя увидеть кобуру с покоящимся в ней остроносым шестизарядником.

— Вот именно! Разве ты не видишь? Она полагает, что если ты на некоторое время останешься здесь, защищая ее от некоего большого, сильного убийцы в плаще, то забудешь о работе тайного агента.

В этой теории было слишком много смысла. Пусть идея ему не нравилась, но и незамедлительно отринуть ее он не мог.

— Она всегда ненавидела твою секретную работу, — излишне добавил Лютер. — В разводе вы или нет, думаю, она сделает что угодно, лишь бы помешать тебе снова ею заниматься.

Он помнил выражение ее лица, когда рассказал о предложенной работе. Ужас, гнев, отвращение. Она даже не попыталась замаскировать свои истинные чувства. Могла ли она пойти на обман, чтобы помешать ему устроиться на службу? Знала ли, что он не уедет из города, если будет считать, что ей грозит опасность?

Разумеется, знала. Она знала его лучше, чем кто-либо когда-либо знал или узнает.

— Черт, ладно, — протянул он, как будто это новое затруднение не имело никакого значения. — А если обнаружится тело со сломанной шеей, или ты получишь сообщение о пропавшем мужчине, подходящем под расплывчатое описание жертвы, что тогда?

— Тогда мы пересмотрим ситуацию, — направившись к двери, ответил Лютер. — Откровенно говоря, не думаю, что так обернется. Я считаю, Грейс решилась на грязную уловку, лишь бы ты остался здесь, в Хантсвилле, до тех пор, пока она этого хочет.

— А если это не так? — спросил Рэй, когда Мэлоун открыл дверь.

— Тогда все мы окажемся в куче дерьма, — ответил тот и тихо закрыл дверь.

Цифры на экране компьютера, как обычно, показывали отличные результаты. Три месяца назад, когда она устроилась на эту работу, документация находилась в полнейшем беспорядке, но теперь счета выглядели намного лучше. Все, что высвечивалось на ее мониторе, казалось прекрасным. Погрузившись в выполнение тяжелой задачи, она почти забыла о пережитом утром ужасе.

Грейс услышала за спиной тихий вздох и обернулась через плечо. В дверном проеме стоял Рэй, прислонившись к косяку с улыбкой на красивом лице и со скрещенными на груди руками. Он выглядел так, словно ничто не могло его встревожить. Никогда в жизни она не была настолько рада кого-то видеть.

Ей не хотелось зависеть от него, и нуждаться в нем так, как она нуждалась раньше, но при виде него ее сердце снова немного сбилось с ритма. Почему он так на нее действует? Сердце таяло, тело наполнялось теплом и нежностью. Ей никогда не удавалось полностью вырвать Рея Мэдигана из сердца, как бы сильно она ни старалась. А она действительно старалась.

— Я почти закончила, — сказала она. — Проходи и садись. — Она указала на стоящий у стены единственный свободный стул, твердый и довольно неудобный. И снова перевела взгляд на экран компьютера, хотя работу уже завершила. Присутствие Рэя выбило ее из колеи, и ей требовалось время, чтобы собраться с мыслями. Она передвинула курсор мышки на экране и щелкнула по иконке сохранения еще раз.

Прибежать сегодня утром к Рэю не было ошибкой, во всяком случае, так она себя убеждала в течение всего долгого дня. Ошибкой было упасть в его объятия. Большой. Ей слишком сильно понравилось там находиться, хотя она знала, что у них не может быть совместного будущего. Он никогда не простит ей уход, а она не сумеет жить со знанием, что всегда существует поджидающий его за каждым углом соблазн вернуться на опасную работу. Работу, которую он любил больше, чем ее.

Она развернула стул и повернулась к нему лицом.

— Как ты? — спросил он. У нее появилось странное ощущение, что за его невозмутимостью скрывается что-то новое, какая-то настороженность в голосе и голубых глазах.

— Думаю, прекрасно. Лютер нашел что-нибудь?

Рэй покачал головой.

— Нет.

Она не думала, что убийца может найти ее, но все равно волновалась. Что, если он каким-то образом узнает, где она живет? Вдруг, сегодня вечером она вернется домой и обнаружит, что он поджидает ее? Она вздрогнула, вспомнив, как легко он свернул шею мужчине. Один раз она застала его врасплох и сбежала. Вряд ли ей выпадет такая возможность еще раз.

— Ты действительно волнуешься? — тихо спросил Рэй. Он пристально всматривался в ее лицо, словно пытаясь прочесть мысли.

7
{"b":"196396","o":1}