ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Паршиво, — отозвался он.

Скинув тупоносый школьный ботинок, он приспустил носок с рисунком ромбиками. Вид его распухшей лодыжки заставил меня вздрогнуть. Курс первой помощи — ожоги, переломы, порезы, которые могли случиться при работе на Движителе, — я сдала едва-едва, но теперь все же отважилась робко прикоснуться к ноге Кэла. Он завопил.

— Тихо вы! — скомандовал Дин. — Думаете, в литейной нет своих поганых железяк, которые по ночам мотаются туда-сюда?

Сидеть тут до восхода? Я прикинула наши шансы при свете дня. Нет, сейчас, даже со всеми вранопатрулями, ночь была нашим единственным союзником. Прикусив губу, я перевела взгляд на Кэла.

— Нужно потерпеть, пока мы не доберемся до Аркхема, — сказала я. — Там я найду тебе хирурга или амбулаторию, обещаю. Ты ведь можешь идти?

Кэл сжал зубы:

— Попробую. Если ты мне поможешь.

— Прости, — добавила я, — но нам правда нужно двигаться дальше.

Обхватив его, я попыталась взгромоздить нас обоих в некое подобие парной скульптурной композиции.

— Я ваш проводник, и точка, — быстро сказал Дин. — Третьим я в этом танго не участвую.

— Никто тебя и не просит, — фыркнула я, поднимая Кэла и подставляя протестующе занывшее плечо. — Делай хотя бы то, за что тебе платят. — Не знаю, был ли Дин Харрисон еретиком в том смысле, который вкладывали в это слово прокторы, но вот джентльменом он не был точно.

Дин бросил окурок и растер его ногой.

— Слушаюсь, мисс Аойфе. — Без дальнейших разговоров он отодвинул дверь и высунул голову. — Все чисто.

Узкий проход между длинными стальными ангарами впереди нас клубился туманом. Эфирные лампы, прикрепленные к держателям на торцах ангаров, шипели в сыром воздухе. Послышалось механическое завывание шестеренок, и в тумане проплыли голубые глаза-фонари. Я поежилась, и не только из-за ветра, насквозь пробиравшего через мокрую от пота одежду. Автоматоны литейной слишком напоминали мне сейчас о том, что я оставила там, в Лавкрафте, — о козодоях, сумасшедших, о длившейся уже почти год разлуке с Конрадом. Однако меня не покидало чувство, что все это путешествие в аркхемскую глушь — одна огромная ошибка, а ведь мы еще не ушли дальше литейной. За городскими воротами меня могло ждать кое-что похуже надвигающегося безумия: гули, бандиты с большой дороги и призрак ереси, воплощением которой стал мой собственный брат. Если я и вернусь из Аркхема живой, то буду уже не просто потенциальной жертвой вируса — меня осудят как еретичку.

Оставив город, я уже вряд ли вернусь обратно. Конрад не мог не понимать этого, когда посылал мне письмо. Значит, он так отчаянно нуждается в помощи, что я просто обязана рискнуть.

Либо он сумасшедший, а я послушно следую за ним потому, что вирус подточил мою осторожность и толкает на риск. Заставляет идти вслед за преступником. Вообще вести себя необдуманно, иррационально.

Свободной рукой я потерла шрам у себя на горле. Другой покрепче обхватила Кэла вокруг пояса, ощутив под пальцами его ребра.

— Спасибо, Аойфе, — прошептал он. — Только, может, когда я буду рассказывать ребятам о приключении, про эту часть забудем?

Он улыбнулся. Я, сгибаясь под его весом, в ответ постаралась тоже выдавить улыбку:

— Как пожелаешь, Кэл. Ты — герой рассказа.

Дин впереди тихонько свистнул.

— Задние ворота, — сказал он. — Правда, закрыты. — Он протянул ладонь. — Лишней шпильки не найдется, мисс?

Я вытащила «невидимку» с левой стороны строгого узелка у себя на затылке и отдала ему. Разогнув ее зубами, Дин немного повозился с замком. Раздался противный скрип и потом щелчок. Жаль, мне трения с законом не давались так же легко, без сучка и задоринки. Может быть, тогда я не ощущала бы, как у меня все внутри буквально в узел завязывается от чувства вины.

— Отличная работа, — сказала я.

Дин пожал плечами и сунул заколку в сигаретную пачку.

— Пара пустяков. Могу как-нибудь научить при случае.

— Даже не думай, — проговорил Кэл. — Аойфе — девушка порядочная.

— Не больно-то ты много с прекрасным полом общаешься, как я погляжу, — поддразнил его Дин, вновь являя на свет свою несносную ухмылку.

— Все нормально, — сказала я, почувствовав, как напрягся Кэл. Видит Мастер-Всеустроитель, задеть его легче легкого, но сейчас моему другу и без того приходилось несладко. Дин вел себя не лучшим образом, и я строго глянула на него. — Скоро будем на месте. Ты и не заметишь.

— Рассказывай, — проворчал Кэл, но все же с моей помощью выбрался за ворота.

7

«Беркширская красавица»

Кое-как приноравливаясь друг к другу, мы с Кэлом тащились по проселочной дороге, начинавшейся за территорией литейной, через ров со стоялой ледяной водой, где я промочила ноги до щиколоток, вверх по склону и через кукурузное поле с торчавшими кое-где неубранными стеблями. Дин держался в нескольких шагах впереди, спина и все тело напряжены, руки в карманах, словно у стрелка, готового в любой момент выхватить ствол. Ясно было, что лучше не спрашивать его, куда мы идем, хотя я и не могла не строить догадок. Как и прочие студенты Академии, я редко покидала ее пределы, не говоря уже о том, чтобы выбраться из города. В последний раз, помнится, нас отправили на практические занятия в карьер — так себе прогулка, даже с инженерной точки зрения.

Пульсирующий свет маяка на мысе Полумесяца мигал сквозь деревья. Звук наших шагов заглушал ковер из рано выпавшего снега и сосновых иголок. Поле окончилось полуобрушенной каменной стеной.

— Далеко еще? — шепотом спросила я у Дина, ощущая правым ухом прерывистое от боли дыхание Кэла.

— Не очень. Через лес, и выйдем к мысу. Там-то дирижабль и садится.

— Дирижабль? — От удивления я едва не уронила Кэла.

— А вы думали! — ухмыльнулся Дин. — Хотите попасть в Аркхем — быстрее «Беркширской красавицы» с ее командой транспорта не сыскать.

Деревья поредели, земля под ногами сменилась камнем. Я услышала гул океана и ощутила солоноватый привкус в воздухе. Мы были гораздо дальше от Лавкрафта, чем мне думалось. Прямо перед нами оказалась белая в черную полоску башенка городского маяка, стоявшая на страже в устье реки. За ней, у самой границы тверди и воды, и пришвартовался дирижабль.

Я видела дирижабли раньше — небольшие челноки в хорошую погоду летали из Лавкрафта в Нью-Амстердам или дальше, на Кейп-Код и Нантаккет. Этот не был похож на них: туго натянутую серебристую оболочку покрывали заплаты, пассажирская гондола потрепанная, без окон, какого-то серо-защитного цвета — ни следа ослепительного шика цеппелинов «Пан-Американ» и «Транс уорлд эрлайнс», отправлявшихся с аэродрома Логана. Принайтованные канатами лопасти, пощелкивая, слегка раскачивались вперед-назад на ветру. По-своему дирижабль был красив — покрытая шрамами, стремительная акула воздушного океана.

— Так, говорить буду я, — произнес Дин. — Судно здесь каждую ночь, и плата за рейс входит в общую сумму моего гонорара, но если вы не понравитесь капитану Гарри… — Дин чиркнул большим пальцем по горлу. Шрам у меня на шее немедленно напомнил о себе.

— Прямо настоящий пират, — сказал Кэл. Еще пиратов ему подавай! Мне того адреналина, который мы получили, только добираясь сюда, на год вперед хватит.

Мы подходили ближе, вглядываясь в громаду «Беркширской красавицы». Скрип натянутых швартовочных тросов походил на бормотание в приюте для душевнобольных после отбоя, на шепот призраков. Я, разумеется, категорически не верила в подобные вещи, но фантом дирижабля, возникший в холодной лунной ночи вслед за появившимся из ниоткуда мостом Бэббиджа, поневоле заставлял вспомнить о сверхъестественном. Конечно, прокторы на дух не переносили запрещенные истории о колдовстве, феях, ангелах и демонах, но никто не стал бы наказывать меня лишь за то, что я слушала рассказы о привидениях. Хоть бы мои соседки по этажу делились ими не с таким воодушевлением! Сегодня я была почти готова поверить.

— Гарри тот еще тип, — подтвердил Дин. — Родом из Луизианы, из самых топей. Язык кому-нибудь укоротить — это ему раз плюнуть. Но зато «Красавицу» никакие вороны не остановят.

19
{"b":"196398","o":1}