ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэл поднял ладони, большие и неуклюжие, как щенячьи лапы. «Конрад, отпусти сестру. Кроме нее, у тебя никого нет».

Дин присвистнул:

— Так вот откуда у тебя шрам.

Я не стала подтверждать его подозрений — он и так знал.

— Вирус созрел и проявился в безумии, — проговорила я. — Конрад сам не понимал, что делает, Дин. Он все равно мой брат.

Дин медленно покачал головой:

— Это ужасно, Аойфе.

— Теперь я расплатилась с тобой, Дин, — с улыбкой добавила я, хотя на самом деле готова была закричать. Дверные петли застонали натянутой струной, но я, изо всех сил закусив изнутри щеку, смяла Дар у себя в груди, не давая ему поднять голову. Дверь осталась на месте.

Дин ожесточенно растер лицо обеими руками, закрыв глаза:

— Такой тайны я не хотел. Она из тех, что никогда не перестают кровоточить.

— Я не могу без конца скрываться ото всех, — негромко сказала я. — Во мне словно ничего другого не остается. Как будто надо мной всегда какая-то тень, даже когда светит солнце. — Безумие камнем висело у меня на ногах, как ни звал в полет Дар, как ни рвался наружу, словно там, в туннеле.

— Я не хотел такой тайны, — повторил Дин. — Не нужно было рассказывать мне, даже в качестве оплаты. Я… — Осекшись, он взъерошил ладонью волосы, упавшие как попало.

— Теперь ты, наверное, уйдешь, — продолжала я. — Я очень благодарна тебе за всю твою помощь. Правда. Больше я тебя не побеспокою. — Глаза у меня, к совершеннейшему стыду, застлали слезы. Хорош Блюститель, который ревет из-за мальчишки.

Дин поднялся и подошел к двери, на пробу качнув ее, словно опасаясь, не прищемит ли она ему пальцы.

— Вижу, тебя уже не раз бросали, принцесса. Не раз оставляли в пустой комнате, захлопнув дверь перед носом. Но со мной ты расплатилась сполна и по-честному, пусть такой оплаты я и не ждал, поэтому послушай, что я тебе скажу. Я не брошу тебя. Не оставлю одну.

Впервые за весь день я улыбнулась по-настоящему, пусть улыбка и вышла бледной. Я знала, обещаниям Дина можно верить, и готова была расцеловать его за такие слова. Камень меня побери, я готова была расцеловать Дина Харрисона под любым предлогом, но ограничилась лишь тем, что сказала с чувством:

— Ты хороший человек, Дин.

— От хорошего меня отвинтило так — еще немного, и полный оборот получился бы, — откликнулся он. — Но я всегда держу слово и от своих сделок не отступаюсь.

Он улыбнулся, но не всегдашней своей ухмылкой во все тридцать два, а как обычный мальчишка, пытающийся пригласить девушку на свидание и не запутаться при этом ни в словах, ни в собственных ногах. Был ли и правда Дин когда-нибудь таким — до того как угодил в еретики и стал проводником в Ржавных Доках?

Вернувшись, он легонько потрепал волосы у меня на макушке, и между нами проскочила искорка статического разряда.

— Отдыхай, принцесса. День был долгим.

— Да уж, — согласилась я, но вместо того чтобы послушаться, спустила ноги с кровати и нащупала ими туфли. — Не попросишь Бетину приготовить мне чашку кофе?

Дар совершенно вымотал меня, и, если подобным образом будет заканчиваться каждое открытие шлюзов волшебства у меня в крови, подкрепляться горяченьким мне предстоит постоянно.

— Хоть это не отдых, а совсем даже наоборот, — заметил Дин, — думаю, не стоит тревожить Бетину ради одной чашки. У меня и самого неплохо получается кофе варить — наловчился, когда мой старик работал на литейке в третью смену.

— Хорошо, — откликнулась я. — Раз уж я собираюсь снять проклятие Тремейна, лишней мне никакая подмога не будет.

26

Комната без дна

Сварив целый кофейник крепкого кофе, Дин налил мне чашку и последовал за мной в библиотеку.

— Помощь не нужна, принцесса? — спросил он, подсаживая меня на лестницу.

— Не откажусь, — ответила я. Очевидно, о том что я доверила ему наверху, мы пока решили не говорить, и это устраивало меня как нельзя лучше.

Мы влезли через люк на чердак, и Дин чихнул:

— Пылища тут, как в склепе.

— Ищи что-нибудь, связанное с Народом, — велела я ему. — Тремейн знает обо мне все, а я о них — ничего, кроме того, что правды от них не жди.

— Это я мог бы тебе и так сказать, — сверкнул улыбкой Дин и потянулся к одной из полок вдоль задней стены. Вдруг он замер, рука, подрагивая, остановилась на полдороге.

Подойдя ближе, я увидела лишь просвет в сплошной массе тетрадей и бумаг, куда проглядывала, вся в потеках от воды, штукатурка.

— Что случилось?

Дин сдвинул брови:

— Ты ведь в курсе, что там еще одна комната?

Я резко повернулась к нему:

— Что?

— Еще одна комната, — повторил Дин. — Я чувствую это. Там пустота. Тайник. — Он мотнул головой, словно кто-то ударил его. — Потерянное место. Я его нашел.

Одна потайная комната внутри другой. Возможно, в ней и содержится то, что поможет мне выполнить свою часть сделки с Тремейном.

— Где-то должен быть переключатель или фиксатор, — проговорила я, прижимая к дереву рядом с дрожащей ладонью Дина свою собственную и самую капельку давая развернуться Дару — словно выпуская из горсти по песчинке. Давящее чувство вновь наполнило меня, и в уме задергались, защелкали, вставая на место, шестеренки замка. Это было несравнимо с той пыткой, когда гули настигли меня и Кэла в туннеле, но все же довольно болезненно. Спустя мгновение целый сегмент стены откинулся на петлях, неповоротливый из-за уставлявших его томов.

— Наше маленькое тайное прибежище, — проговорил Дин. — Кажется, мне начинает нравиться.

— Веди себя прилично, — бросила я. Пол под ногами вдруг закачался, словно мы были на корабле, и я не могла отвлекаться на Дина, на то, как он действовал на меня, — даже если, впервые в жизни, мне встретился тот, на кого я не прочь была поотвлекаться.

Щелкнула зажигалка, и голубой огонек разбросал пляшущие отсветы по углам темного чулана. Дин осветил мое лицо и с шумом втянул воздух:

— У тебя кровь идет, девочка.

Я провела тыльной стороной ладони под носом и увидела на коже темно-бордовые полосы.

— Проклятие, — пробормотала я, утирая кровь.

Дин свободной рукой протянул мне платок:

— Приподними голову и держи так, пока не перестанет.

Я сделала, как он сказал.

— И так каждый раз? — спросил он негромко, оценивающе глядя на меня.

Я, как могла, пожала плечами, прижимая к лицу пропитывающуюся кровью ткань.

— Скажу, когда этот раз хоть третьим будет, — буркнула я приглушенно.

Красный ручеек понемногу иссяк, и я отложила платок. Взяв секундную передышку, чтобы прийти в себя, я кивнула в сторону тайника.

— Ну что, осмотрим это твое прибежище?

Хорошо хоть, голос у меня не дрожал. А ведь я всего лишь открыла с помощью Дара дверь. Что же было бы, если бы я попыталась остановить рейсовку или провернуть что-то посерьезнее с механизмами Грейстоуна? Но сейчас меня занимало нечто совсем другое.

— Тут все не так, — проговорил Дин, когда трепещущий огонек зажигалки раскинул по тайнику пальцы из света и тени.

Я увидела рабочий стол: пучки растений и заспиртованные останки животных под стеклянными колпаками соседствовали на нем со всевозможными атрибутами колдовства, против которых предостерегали нас прокторы — мелом, свечами, красной нитью, черными, окаменевшими лягушками и неизвестно чьими глазными яблоками. Доказательств вполне хватило бы на то, чтобы обеспечить владельцу отсидку в Катакомбах, пока не вынесут мертвым. Признаться, что веришь в подобное, уже не сулило ничего хорошего. Заниматься же таким на самом деле, хоть прокторы и повторяли снова, и снова, и снова, что магии не существует и колдуны и колдуньи — обычные шарлатаны, там, дома, значило верную смерть.

На поверку тем же это могло закончиться и здесь, пускай по совсем другой причине.

— Похоже на какую-то лабораторию, — сказал Дин. — Не знаю, чем тут занимался твой старик, но болтать об этом направо и налево я бы не стал.

66
{"b":"196398","o":1}