ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прошу тебя, Аойфе, — проговорил Конрад. — Я не заслуживаю твоего доверия после того, что произошло, но я уже не тот. Я исцелился. Безумие не будет преследовать нас в Туманах, вдали от городов — средоточий яда. Вне пределов Земли Железа мы не потеряем рассудок.

Кэл поднял голову, раздувая ноздри:

— Я чую серебро и древесину боярышника. Чую холодную голубую кровь.

— Это Тремейн и его Зимняя рать, — бросил Конрад. — Времени больше нет. — Он щелкнул пальцами, обращая жест к стоявшему позади эрлкину. — Нужно возвращаться в Туманы. Сейчас же.

Черная тень, сгущаясь, принялась расти в оконном отражении, пока наши силуэты там не обернулись дверью в никуда, крутящимся водоворотом на плоскости стекла.

— Идем со мной, — сказала Конрад. — Обещаю, ты все поймешь.

— В Лавкрафте, во Вранохране… — проговорила я. — Я видела там отца.

— Это невозможно, — возразил он. — Арчибальд много месяцев как пропал.

— Я видела его, — продолжала я стоять на своем. — Он и вытащил меня оттуда.

— Аойфе. — Голос Дина донесся сквозь звон разбиваемого стекла и скрежет механизмов в недрах особняка — ловушки пришли в действие, отражая превосходящие силы противника. — Мы должны идти с ним, хоть мне это и не по душе.

Я перевела взгляд с Конрада на него, потом на Кэла и вцепившуюся в его рукав Бетину.

— Хорошо, — бросила я. — Но это только пока. И лучше бы у тебя нашлись подробные объяснения, когда мы окажемся в безопасности.

— Ты должна произнести это вслух, — отозвался Конрад. — Иначе Врата не сработают. Скажи, что доверяешь мне. — Он протянул мне руку, но я ухватилась за ладонь Дина.

— Я верю тебе, Конрад. — И это была правда, несмотря ни на что. Он оставался моим братом, и он не лгал, прося помощи те несколько недель назад.

Конрад повернулся к Дину:

— А ты что скажешь, полукровка?

Верхняя губа у того поднялась, открывая оскаленные зубы:

— Только потому, что у меня нет другого выбора, приятель.

— Сейчас где угодно будет лучше, чем здесь, — согласился Кэл. — Идем, Бетина.

— Вам нечего бояться, — проговорил Конрад. — С моей стороны. Бояться нужно событий, которые вы запустили, и возмущений, порождаемых ими в иных мирах. — Он указал на портал. — Аойфе. Ты первая.

Я помотала головой, не отпуская руку Дина:

— Мы пойдем вместе.

— Или вместе, — подтвердил Дин, — или вообще никак.

— Ладно, ладно! — раздраженно бросил Конрад. — Идите хоть как, только идите.

Это было так похоже на моего брата, что мои тревоги чуть-чуть улеглись.

Вдвоем мы с Дином сделали шаг в Туман, и чернота охватила меня. Вместо дурнотного головокружения ведьминого кольца — огромная, наполненная одним лишь ветром пустота, которой, казалось, не было конца. Передо мной мелькали картины Лавкрафта, сожженного и покинутого. Вытоптанного лилейного поля с разбитыми саркофагами. Звезды и горящие между ними глаза Древних, непостижимо огромных, сжигавших пространство на своем пути.

Я падала и падала туда, где были только дым и тени, во тьму, подобную которой видела только в кошмарах, но со мной был Дин, а позади следовали Кэл, Бетина и Конрад. Я падала в Туманы, и мимо проносились бесчисленные миры, а в бесконечном, чернеющем надо мной небе звезды складывались в непривычные узоры.

Благодарности

Написание романа — это зачастую отшельнический труд и тяжкое испытание для разума, поэтому я хотела бы поблагодарить поименно всех и каждого, кто помогал мне или вдохновлял меня, но на это потребовалась бы не одна страница, так что придется быть краткой. Я благодарна моей матери, Памеле Киттредж, привившей мне любовь к книгам и не видевшей ничего ужасного в том, что меня интересовали только страшилки. Моему замечательному агенту Рейчел Вейтер, усилиями которой «Железный кодекс» из странной идеи развился в полноценную серию романов, на которую уже подписан контракт. Кристе Марино, моему бесконечно терпеливому редактору, и всей команде литературных редакторов, специалистов по маркетингу и рекламе и дизайнеров издательства «Рэндом Хауз» за их неустанную помощь Аойфе и ее истории. Я никогда не закончила бы книгу без поддержки других авторов — моих коллег и друзей: Марка Генри, Райчел Мид, Кэт Ричардсон и Тиффани Трент. Особая благодарность Шери Прист, Саре Макдональд и Стейше Кейн, которые буквально часами выносили мое нытье о том, что ничего у меня не получится и придется мне, чтобы свести концы с концами, податься в какой-нибудь захудалый бродячий цирк, раз с писательством не вышло. Они не уставали повторять мне, что я смогу, и оказались правы. Да и не создана я для бродячей жизни. Немало замечательных писателей оказали влияние на мою работу своими произведениями, но отдельное спасибо я хочу сказать Майку Миньоле, Холли Блэк, Эду Брубейкеру, Уоррену Эллису и Джо Хиллу. Джо, прости, что нечаянно украла у тебя название для города. Давай теперь ты украдешь его у меня обратно? Наконец, хочу поблагодарить всех любителей паропанка в Сиэтле и не только, кто познакомил меня с его лучшими и интереснейшими сторонами — очки-«консервы», дирижабли и все прочее, кто открыл мне прекрасный новый мир, частью которого я счастлива стать.

Об авторе

Кэтлин Киттредж, чьи главные увлечения — история и фильмы ужасов, пишет романы, в которых плохое случается с кем-нибудь очень хорошим. Но не пугайтесь — любимыми ее персонажами никогда не были пай-мальчики и девочки. Кэтлин живет на западе Массачусетса в обветшалом викторианском особняке с двумя кошками, фотоаппаратами и невероятным количеством книг. В свободное от писательства время она фотографирует, сочиняет альтернативные версии истории и экспериментирует, окрашивая волосы во все новые и все более безумные цвета. Кэтлин — автор двух серий романов-бестселлеров для взрослых, «Ноктюрн-Сити» и «Черный Лондон». «Железный шип» — ее первая книга для юных читателей. Вы можете посетить сайт автора по адресу caitlinkittredge.com.

94
{"b":"196398","o":1}