ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мой отец и слышать не хотел о Гастоне д'Ассонвиле. Он мечтал выдать меня за богатого придворного. А Гастон в письме назначил мне свидание в лесной сторожке. Узнав, что я стала матерью его ребенка, он очень обрадовался. И потому начал разговор с вопроса:

— Вы меня любили?

— Конечно, — ответила я, — но я это преодолела.

— Любили вы кого-нибудь за время моего отсутствия?

— Нет, никого. У меня был дорогой брат, он умер.

— Не проклинайте меня, — сказал он, — я ведь люблю вас по-прежнему. Я обвинял вас, но ведь вы мать…

У меня не оставалось времени на разговоры, и я ушла к ребенку.

— Ребенок, — произнес Бель-Роз. — Это существо связано с моей миссией.

— Ваша миссия проста, — сказала Женевьева. — Чего хотите вы, хочу и я. После той встречи я заболела. А когда выздоровела, отец сказал мне:» — Я привел вам мужа.» И представил мне герцога де Шатофора.

Что я могла поделать? Мой отец был единственным человеком, кого я боялась. После месячного колебания я вышла за герцога. С д'Ассонвилем мы встречались у кормилицы моего ребенка на улице Кассе. Но что поделаешь, я больше не любила его. Я просила его прекратить наши отношения, но он настаивал на их продолжении. Предлагал мне бежать с ним из Франции и жить втроем с нашим ребенком где-нибудь в другой части света. Я отказалась.

— Тогда я заберу ребенка! — воскликнул он.

Это меня страшно напугало и возмутило.

— Этого не будет никогда! — решительно ответила я.

Но на следующий день ребенок исчез. У д'Ассонвиля не было времени на его поиски: началась война во Фландрии и он должен был оставить Париж. Я осталась одна. Мой муж пребывал при дворе. Меня заметили в окружении короля благодаря своей молодости, красоте, обаянию. Мужчины мной восхищались, и это вскружило мне голову. Д'Ассонвиль меня возненавидел. Сколько раз я плакала целую ночь в молельне, как Магдалина у ног Христа! А наутро снова празднества и другие развлечения. Я потеряла голову и катилась по наклонной плоскости, пока не встретила вас. Помните ли вы это, Жак?

— Следы пожара ещё не стерлись, — тихо произнес Бель-Роз.

— Позвольте мне верить, что вы меня простили. Вы глубоко поразили мое сердце, я люблю вас!

— Простите, — сказал Бель-Роз, — я не могу быть вашим судьей и потому не могу ненавидеть.

Женевьева воздела руки к небу.

— Благодарю тебя, Господи, — сказала она, — он меня не отталкивает. Я постараюсь быть достойной вас. Может быть, вы когда-нибудь меня полюбите.

— Но разве я вас не любил? — вскричал Бель-Роз, едва сдерживая чувства.

На лице Женевьевы вспыхнула радость.

— Я была любима. Правда ли это?.. Все-таки, что же это было — ваша жалость или отзыв в сердце? Жак, дорогой, вашу руку! Вашу руку, прошу вас!

Жак взял в руки голову Женевьевы и поцеловал её в лоб.

Этот поцелуй воодушевил герцогиню. Она обвила руками шею Бель-Роза и воскликнула:

— Я больше не страдаю!

ГЛАВА 23. ЗАПАДНЯ

На другой день Бель-Роз, открыв глаза после сна, предался воспоминаниям о вчерашнем. Воспоминание о женских ручках, обхвативших его шею, сменялись обликом несчастной Сюзанны. На душе молодого человека скребли кошки, когда в палатку заглянул Ладерут.

— Вас ждет какой-то человек, — сообщил он.

Бель-Роз оделся и вышел наружу. К нему подошел неизвестный. То был Конрад, действовавший по заданию Вийебрэ.

— Вы лейтенант Жак Гринедаль? — спросил он и, получив утвердительный ответ, сообщил: — Вам письмо.

Вскрыв конверт, Бель-Роз узнал почерк Женевьевы и прочел:

«Следуйте за этим человеком. У меня к вам важное для нас обоих дело.»

Краткость письма несколько удивила Бель-Роза.

— Вы, стало быть, знаете, куда ехать?

— Да, мсье.

— Хорошо. Приготовь лошадь, — велел Бель-Роз Ладеруту.

— Все готово, — и Ладерут привел двух лошадей.

— Эти две лошади неразлучны, — сказал он. — Лейтенант, вы позволите, чтобы серая сопровождала черную?

— Пусть будет, как она хочет.

Тут к Бель-Розу приблизился Конрад и негромко произнес:

— Эта персона настойчиво рекомендовала, чтобы вы ехали один.

Однако у Ладерута был тонкий слух (и добавим, нюх), безотказно действовавший в подобных ситуациях.

— Друг мой, твоя персона ведь не знала, что моя серая очень не любит одиночества. Просто не переносит его, брыкается, дерется и может даже затоптать до смерти, если останется одна в стойле. Так что уж ступай, а мы за тобой. Эй, Гриппар! — обратился он к капралу, — если господин Нанкре будет нас спрашивать, скажи, что мы скоро вернемся. А если будет искать, скажи, что мы…Куда мы едем?

— В Морланвельс, — угрюмо ответил Конрад. Он сообразил, что лживый ответ может по мере их приближения к цели вызвать подозрения.

И все трое отправились в путь. Они не проехали и лье, как к палатке Бель-Роза подъехала мадам Шатофор. Узнав от Гриппара, что Бель-Роз отправился в Морланвельс, она воскликнула:

— Но ведь испанцы как раз в той стороне!

— И германцы тоже, — пробурчал Гриппар.

Тут герцогиня увидела валявшуюся на земле записку. Она подняла её, прочла и спросила:

— Лейтенант читал эту записку?

— Да, читал.

— Предательство! — воскликнула герцогиня.

Именно в этот момент к палатке подошли Корнелий Хогарт, Гийом и Пьер.

— Мадам — герцогиня де Шатофор, — представил Хогарт Женевьеву, кланяясь.

— Прекрасно, мсье, но сейчас убивают Бель-Роза.

— Что вы сказали, мадам! — вскричал старый Гийом. — Ведь я его отец!

— Он в Морланвельсе, едемте за мной. — Герцогиня решительно выхватила у Гриппара из-за пояса пистолет, вскочила на лошадь, рванула повод и помчалась вперед. Остальные, быстро наняв лошадей у драгун, кинулись следом.

Тем временем Конрад привез Бель-Роза и Ладерута в небольшую лесистую долину. Вдали виднелся замок.

— Туда, — Конрад показал на замок.

По дороге Ладеруту послышался шум в соседнем кустарнике. Он достал пистолет и предупредил Бель-Роза, что здесь может быть враг. Бель-Роз стал осматриваться вокруг. Послышался цокот конских копыт.

— А вот и кабан на железных лапах, — заметил Ладерут.

Тут Конрад выхватил пистолет из кармана и направил его на сержанта. Да только не учел одного: Ладерут давно уже следил за ним. Он тоже успел направить пистолет на Конрада, и два выстрела прозвучали почти одновременно.

Конрад промахнулся, а пуля Ладерута прострелила ему руку насквозь и попал в голову его коня. Животное понеслось вскачь к болоту, прыгнуло в него и погрузилось в тину. Конрад попытался было освободиться, но не успел. Его поглотила вода.

Тем временем из-за деревьев показалась группа всадников во главе с Вийебрэ. Тот медленно приблизился к Бель-Розу. На боку у него болталась шпага в ножнах, за поясом был заткнут пистолет.

— Сегодня я добьюсь реванша! — прокричал он Бель-Розу.

— Вы его крадете, — ответил Бель-Роз.

— Это мелочи, — ответил Вийебрэ, — главное, расплата состоится.

В этот момент послышался топот скачущих лошадей. Все посмотрели в ту сторону, откуда приближалась группа всадников во главе с женщиной. Вийебрэ узнал мадам Шатофор и побледнел, затем выхватил шпагу.

— У вас те, — произнес он, глядя на Бель-Роза и Ладерута, — а у нас — эти. — И он позвал свою банду во главе с Бурком.

Всадники сблизились, возникла напряженная пауза. Бурк, возглавлявший свою команду, схватил мадам Шатофор за руку.

— Ого, — произнес он, — глаза как изумруды! А вокруг шеи золото! Да это клад.

— Похоже, ты меня коснулся, — сказала герцогиня.

И, выхватив пистолет, выстрелила ему в голову. Это послужило началом схватки. Послышались выстрелы и удары шпаг. После первых выстрелов упали один из слуг герцогини и Хогарт. На стороне бандитов оказалось превосходство. Испуганная мадам Шатофор ломала руки. Глядя сквозь дым от выстрелов, в котором сверкали клинки, она заметила, как из-за деревьев выезжает новая группа всадников.

19
{"b":"1964","o":1}