ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— По-моему, мы квиты. Я победил.

Бель-Роз не ответил ему, но, подняв глаза, увидел на лошади в качестве форейтора не кого-нибудь, а самого Ладерута, прикрывающего лицо. Бель-Роз едва сдержался от возгласа удивления.

— Ну вот, начинается вторая часть представления, — произнес Бультор. — Я побеждаю вторично.

Ладерут щелкнул кнутом.

— Эй, приятель, — сказал он унтер-офицеру, севшему рядом с Бель-Розом, — дорога плохая, будет тряска, так что держись за ремни.

— Вздор, — возразил мрачно унтер, — дорога, что паркет, и целый месяц ни капли дождя.

Зато Бель-Роз взялся за ремни: он понял. Карета тронулась с места, и они вскоре покинули Париж. Но едва отъехали от Вийежуифа, как пришлось остановиться: дорога была преграждeна с одной стороны сваленным деревом, с другой — неподвижно стоявшей повозкой.

— Эй, там в повозке человек! — прокричал Ладерут, оборачиваясь к охране.

Человек зашевелился, поднял тучу пыли от соломенной подстилки, раскинул руки и улегся снова, по-видимому, заснув.

— Мсье унтер, пошлите ваших солдат прогнать эту соню с дороги, — обратился Ладерут унтер-офицеру.

Тот выслал Бультора к повозке. Бультор, долго не думая, схватил было спящего за шиворот. Но тот оказался не таким уж спящим: в ответ он нанес сильный удар и Бультор рухнул на землю. Тотчас Ладерут пустил карету на поваленное дерево так, что она упала на ту сторону, где сидел унтер-офицер. Прятавшиеся поблизости люди подскочили на помощь Ладеруту. Вскочивший на ноги человек в повозке — то был, разумеется, Корнелий — тоже бросился им на помощь. В результат стража оказалась связанной. Их перенесли в карету («чтобы не замерзли», — пояснил Ладерут).

— Ну, молодцы, а теперь скорее в лагерь, — скомандовал Гриппар своим саперам.

На лошадях, выпряженных из тюремной кареты, Бель-Роз с друзьями отправились в путь и вскоре достигли маленькой часовни.

Ладерут постучал в дверь. Она открылась. Показались две закутанные женские фигуры.

— Спасен! — воскликнули они, увидев Бель-Роза с друзьями.

То, разумеется, были Женевьева и Сюзанна. Бель-Роз соскочил с коня, кинулся к Сюзанне и обнял её. В темноте он не успел сразу разглядеть, что там была и Женевьева, которая предусмотрительно оставила Сюзанну наедине с Бель-Розом, укрывшись в соседней комнате. Там она почти без чувств упала на стул.

— Скорее на коня! — воскликнул Ладерут. — Каждое слово сейчас стоит нам одного лье.

— Едем в лагерь! — скомандовал Бель-Роз.

— Уж лучше прямо в Бастилию, — посоветовал Ладерут.

— Но меня ждут, надеются!

— И расстреляют, — холодно добавил Ладерут.

Вмешался Корнелий, но Бель-Роз не хотел бежать без Сюзанны.

— Но я живу для того, чтобы уберечь вас, — сказала она, — и когда я получу от вас весточку, я тоже пошлю вам хорошую новость.

Тем временем Женевьева пришла в себя и принялась молиться о спасении Бель-Роза и ниспослании ему счастья в будущем. Она делала это с такой горячностью, что когда за окном послышался топот коней, не сразу поняла, в чем дело, и заломив руки, воскликнула:

— Все погибло!

Однако вошедшая Сюзанна сообщила, что это прибыла карета герцогини. Взяв себя в руки, Женевьева, наконец, успокоилась и быстро собралась в дорогу.

— Куда поедем? — спросил её кучер.

— В монастырь кармелиток, — ответила она.

ГЛАВА 30. ОГНЕННАЯ СКАЧКА

Когда, наконец, Бель-Роз уступил настояниям Ладерута и Корнелия, на башне соседнего монастыря пробило одиннадцать. Стояла тихая и темная ночь. Три беглеца обогнули Париж и направились в Кале. Там должен был вступить в действие план, разработанный Корнелием. Тот сообщил, что они отправятся в Англию.

— В Англию? — удивился Ладерут. — Чего мы там не видели?

— Там живут мои друзья.

— Ваши друзья, стало быть, англичане?

— Какое это для тебя имеет значение?

— Но мне бы хотелось испробовать иной вариант.

— Приятель, ты забыл о достоинствах Корнелия, — заметил Бель-Роз.

— Никак нет! Мсье Хогарт ирландец, а Ирландия — это французская страна. Но если не туда, то едем в Испанию.

— Это слишком далеко.

— Тогда в Лотарингию.

— Это слишком близко.

— Тогда во Фландрию.

— То есть в объятия Лувуа. А что ты имеешь против Англии? Боишься умереть там с голоду?

— Именно. Говорят, бараны там, как телята, а телята — как коровы.

— Боишься Ла-Манша?

— Я родом из Дьеппа.

— Ты воображаешь, что там вместо людей живут людоеды?

— У одного моего знакомого англичанина дочь — чудо-красавица.

— Боишься тамошних дождей?

— Мое детство прошло в Нормандии, а юность — в Шантийи.

— Так чего же ты боишься?

Ладерут хотел точно указать причину, но заметив, что Бель-Роз на него больше не смотрит, пробормотал негромко:

— Все равно я не люблю Англию.

И они продолжали путь, сильно облегченный золотом, полученным за драгоценности мадам Шатофор. Так они проскакали большую часть пути, когда в Ноайе под Бель-Розом упала лошадь.

— Придется протащиться пару лье пешком по королевской дороге, — со вздохом сказал Ладерут, осмотрев копыта животного. — Не очень-то здорово куют подковы у королевской стражи.

— Но у нас останутся две лошади, — возразил Корнелий.

— Тогда их у нас не будет, — опять со вздохом заметил Ладерут. — Ковали их всех на одной кузнице.

В Нувьоне лошадь Корнелия споткнулась о камень и рухнула на дороге.

— Ты прав, — заметил Корнелий, — вот, наконец, и пришло несчастье.

— Помолимся Богу, чтобы оно было единственным.

Перековав коня, они смогли добраться до Бернэ. Здесь у одного трактирщика они нашли старую карету. Поторговавшись, Ладерут приобрел её, и они покатили дальше уже в экипаже, а не верхом. Правил, конечно, сам Ладерут. Находясь выше остальных, он постоянно оглядывался назад. Наконец сзади на дороге появилось облачко пыли. То была группа всадников. Ладерут всмотрелся в них, затем наклонился к окошечку.

— Сзади Бультор, — сообщил он.

Бель-Роз вытащил пистолеты.

— Ничего, — сказал Ладерут, — в карете он на нас не обратит внимания.

— Все же лучше приготовиться, — возразил Бель-Роз.

— Лучше укрыться.

— Как?

— Увидите.

Ладерут свернул на дорогу, отходившую в сторону. Удары кнутом так и посыпались на бедных лошадей.

— Мы с капитаном сейчас скроемся вон за той стеной, — обратился Ладерут к ирландцу, — а вы поезжайте дальше. Вас Бультор не знает: было темно, когда вы лежали на повозке, и он вас не разглядел. Осторожно, вот они!

Бель-Роз с Ладерутом выскочили из кареты и спрятались за стену. Корнелий лихо завернул и опрокинул карету, ловко соскочив с нее. К подъехавшему вместе со своими людьми Бультору он обратился с просьбой помочь поднять карету. Пробурчав, что им некогда, Бультор повернул со своей командой назад.

Но от Бультора было не так просто отделаться. Он уже понял, что беглецы стремятся бежать в Англию и потому с тщательным рвением проверял дорогу к морю. В Кормоне ему удалось настичь беглецов. Здесь Бель-Роз надеялся найти у рыбаков лодку для переправы через Ла-Манш. Но когда они уже увидели вдали море, позади стал заметен и настигавший их Бультор.

— На землю! — скомандовал Ладерут, а сам быстро перерезал постромки.

Бель-Роз и Корнелий прыгнули на лошадей, а Ладерут ползком по земле двинулся в сторону от дороги. Бультор увидел двоих беглецов и с яростным криком бросился вслед за ними. Тем временем Ладерут, не выпускавший узды одной из лошадей, вскочил на неё и бросился к морю, тогда как Бель-Роз и Корнелий дали большой крюк в сторону. Ладерут быстро примчался на берег. Здесь ему удалось договориться с хозяином одной лодки. Старый рыбак с сыном направили лодку в то место, которое указал Ладерут. Бель-Роз и Корнелий, нещадно коля своих лошадей шпагами, бросились в воду и на лошадях поплыли к лодке. Ладерут, стоя на борту, направлял лодку им навстречу. И тут им повезло: лошадь Бультора поскользнулась, и он рухнул всего в нескольких шагах от берега. Поднявшись на ноги, он заметил, как трое беглецов удаляются в море, насмешливо приветствуя его шляпами. Бультор, однако, лишь усмехнулся.

24
{"b":"1964","o":1}