ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И она подозрительно посмотрела на Бель-Роза. Тот поднялся, бросил несколько монет на стол и направился к выходу.

— Стоп! — произнесла хозяйка. — Ни шагу вперед! Как выйдете на дорогу, так вас и убьют. Идите сюда.

И она указала ему на соседнюю комнату. Едва Бель-Роз скрылся в ней, вошел солдат. Хозяйка тут же поставила ему на стол кружку вина. Затем под предлогом, что она пошла на кухню, вошла в комнату, где сидел Бель-Роз.

— Они пьют, — тихо сообщила она.

— Все?

— Все. Сплошной водопад.

Бель-Роз подошел к окну. Но тут в комнату вошел солдат.

— Ну, где ты там, моя дорогая? А, да мы не одни. Тут наверняка замешана любовь. Ну-ка, дорогой, повернись ко мне. Хотелось бы взглянуть на твое личико.

Бель-Роз вздрогнул: голос солдата показался ему знакомым. Он повернулся к солдату и узнал его. То был Бультор, служивший теперь артиллеристом при конной гвардии.

— Бель-Роз! — заорал тот. — Во, друг, какая встреча! У нас же свои счеты. Теперь моя очередь. Ты мой пленник.

— Еще чего! — ответил Бель-Роз, вспрыгивая на подоконник.

Бультор кинулся было к Бель-Розу, но тот сильным ударом свалил его на пол. Бультор поднял крик, вбежали солдаты. Бель-Роз выпрыгнул в окно и уже был далеко от дома, когда Бультор выстрелил вслед из мушкета. Пуля пролетела мимо.

— То был наш дезертир! — вопил Бультор, — и мы должны были получить за него десять луидоров.

Но хозяйка решила по-своему его успокоить.

— Ах, бедный мальчик, — заговорила она, встав у окна и глядя в поле. — Как быстро он побежал, да прямо по люцерне дядюшки Бенуа…А за ним конники…Но он уже близко от леса…Вот где-то спрятался, а они его выслеживают, как зайца…А земля-то рыхлая, а кони-то тяжелые…Вот он перепрыгивает ручьи один за другим…Лес уже совсем близко…Он прорвался в лес…Все, он исчез!

Скрывшийся Бель-Роз, подождав, пока погоня утихла, пошел сначала просто вперед, а затем вышел на дорогу. Пройдя с четверть часа, он увидел какой-то большой замок и пошел к нему. А приблизившись, увидел даму на лошади, рядом — всадника — слугу в ливрее. Дама читала письмо, которое, видимо, привез этот слуга. Его вид говорил, что он проделал долгий путь. Но тут произошло неожиданное. Дама вскрикнула и хлестнула лошадь. Та понеслась прямо к реке, не разбирая дороги. Конь под слугой тоже чего-то испугался и рванул в другую сторону. Через несколько мгновений дама на лошади оказалась уже в воде, беспомощно пытаясь выбраться на берег.

Бель-Роз не был бы самим собой, если бы хладнокровно наблюдал эту сцену. Какие-то мгновения, и он уже на мосту, с которого через перила бросается в воду и хватает лошадь под уздцы. Он тащит её к берегу, но почувствовав дно, лошадь делает рывок, натыкается на Бель-Роза и валит его с ног. Как в тумане, Бель-Роз успел сделать несколько шагов, выбрался на берег и рухнул без сознания.

Очнулся он уже в замке, в одной из роскошно убранных комнат, лежа на диване. Откуда-то донесся голос:

— Боже, ведь вы ранены! Это все лошадиная подкова виновата.

Бель-Роз повернул голову и увидел рядом даму.

— Лежите спокойно, — произнесла она. — У вас рана на голове и кровоточит рука.

Бель-Роз заметил повязку на своей левой руке, усмехнулся и опять перевел взгляд на даму. Ее амазонка была в крови, рука тоже перевязана. Волосы длинными темными прядями обрамляли лицо, глаза ярко блестели.

Увидев улыбку Бель-Роза, дама тоже улыбнулась в ответ.

— Понимаю, вы не помните, как вас переносили сюда, — сказала она. — Но, быть может, помните, как бросились спасать некую хорошенькую женщину?

Но Бель-Роз все забыл. Постепенно, однако, он стал вспоминать схватку с Бультором, свое бегство и все остальное. Разумеется, при этом он молчал, не отвечая на расспросы дамы.

— Ну, я не прошу вас раскрывать свои секреты, — по-своему отреагировала она на его молчание. — Это ваше право. Но, по совести, человек, который едва не убил господина Вийебрэ, мог бы кое-что и ответить.

Бель-Роз воззрился на неё с изумлением.

— Вийэбрэ? — спросил он.

— Вы его знаете?

— Артиллерийского офицера?

— Именно его я жду в замке. Тот, кто покушался на его жизнь, бежал. Но я его найду.

— Он перед вами, — ответил Бель-Роз.

— Но не вы же первым нанесли удар.

— Я ударил его по лицу, мы скрестили шпаги за оскорбление им женщины.

— Какой-нибудь гризетки.

— Моей сестры, мадам.

— Что за важность! Кто же ваша сестра?

— Мадам, в ваших руках моя жизнь, но не честь моих родных.

Бель-Роз приподнялся на диване в сильном возбуждении. Дама молча смотрела на него своими прекрасными глазами. Бель-Роз не выдержал.

— Мадам, — произнес он взволнованно. — Я защищаю свою сестру от вашего гнева, но я бы отказался мстить вам за своего брата.

— Что же это, одновременно и юность, и красоты, и мужество?

Помолчав, она добавила тихо:

— Да, вы имели право чуть не убить Вийебрэ.

Невозможно объяснить почему, но сердце Бель-Роз охватила огромная радость. Возможно, молодость мешала ему глубоко анализировать свои чувства.

Дама словно что-то заметила во взгляде Бель-Роза. Во всяком случае, следующий её вопрос казался несколько странен:

— Ваш удар шпагой, стало быть, очень силен?

— У меня было на то право, мадам.

Следующий вопрос был уже яснее:

— Раз вы так храбро защищали честь своей сестры, не могли бы вы таким же образом вступиться за честь своей любимой?

— Это стало бы для меня наивысшим счастьем.

— Тогда всегда охраняйте ту, которую любите.

При этом напоминании о Сюзанне Бель-Роз покраснел. Дама это заметила.

— О, так вы любите! — произнесла она с чувством.

Краска на лице Бель-Роза явно сгустилась.

В этот момент в комнату вошла камеристка.

— Карета, которую заказывала госпожа герцогиня, готова.

Бель-Роз хотел было попрощаться с герцогиней, но едва стал подниматься, как от слабости рухнул на диван.

— Господин Вийебрэ мертв, — негромко добавила камеристка.

Направлявшаяся было к двери герцогиня резко остановилась и повернулась к Бель-Розу. Лицо её побледнело.

— Я остаюсь, — глухо произнесла она.

ГЛАВА 12. МЕЧТЫ В ЛЕТНИЙ ДЕНЬ

Несколько дней Бель-Роз вынужден был провести на диване, охваченный приступом жестокой лихорадки. Все эти дни он для поднятия духа вспоминал о своей дорогой Сюзанне и чувствовал, что это ему медленно, но верно помогало. Однако иногда его посещал образ незнакомки из здешнего замка, и тогда тело его пробирала дрожь. Однажды, когда, казалось, лихорадка уже не была столь сильной, чтобы вызывать беспокойный огонь в его взгляде, он, проснувшись, приоткрыл глаза и как сквозь туман увидел женскую фигуру в белом, сидящую рядом в кресле. Думая, что это лишь продолжение сна с участием, разумеется, Сюзанны, он пробормотал её имя. Внимательно наблюдавшая незнакомка сказала:

— Я не Сюзанна.

Бель-Роз всмотрелся и узнал герцогиню.

— Так это вы? — улыбнулся он.

— Я ваш друг, который за вами ухаживает, — ответила герцогиня. — Но вы должны молчать.

И, приложив палец к губам, она мягко уложила приподнявшегося было солдата на диван.

— Вы, стало быть, любите свою Сюзанну? — спросила она мягко вибрирующим голосом.

Краска залила щеки Бель-Роза.

— Я её назвал? Простите, мадам, то была слабость.

— Что вы, мсье, не следует извиняться, раз уж я вас спросила. — Голос её снова звучал так музыкально…

Бель-Роз помолчал с минуту. Затем произнес с чувством:

— Вы правы, я её люблю.

Герцогиня взглянула прямо в глаза Бель-Розу.

— Вы с ней обручены? — прямо спросила она.

— Нет, — ответил Бель-Роз, — эту девушку я потерял.

Герцогиня ещё раз бросила жгучий взгляд своих лучистых глаз, затем призадумалась.

Герцогиня Шатофор была в то время в полном расцвете своей красоты. Высокая, стройная, с гибкой талией, эта женщина превосходно сочетала в себе грацию с достоинством, что так поразительно выделяло придворных дам во времена Людовика XIV. Вся Европа знала это их качество и восхищалась ими. Но герцогиня отличалась от них ещё тем, что обладала только ей свойственной горделивой и одновременно мягкой элегантностью, которая принималась иными за кокетство (люди часто хотят видеть в других то, что позволяет им компенсировать собственную незначительность). А между тем улыбка герцогини, её взгляд, жесты, мягкость и гордость одновременно — все это было у неё от природы, точнее от отца-француза и матери-испанки. Ее муж, герцог Шатофор, губернатор одной из провинций центральной Франции, предоставил ей полную свободу в условиях жизни в Париже. И она этим была вполне довольна. В её парижском светском окружении всегда находилось достаточно молодых людей, позволявших ей постоянно пользоваться доверием мужа. В момент, когда на её пути оказался Бель-Роз, одним из таких молодых людей, которые пробивались ко двору, был Вийебрэ.

9
{"b":"1964","o":1}