ЛитМир - Электронная Библиотека

— А сколько ты хочешь? — тревожно поинтересовался я, всем видом показывая, что большую сумму мне не потянуть никоим образом.

— У тебя дом есть? Машина, сбережения? — ответно поинтересовался Рустем, хитро прищурившись и сверля меня взглядом.

«Надо же — такой большой мерзавец, главарь банды, а такой наивный! А что — за эти рамки твои фантазии не распространяются?» — подумал я и решил чуточку разочаровать своего визави.

— Дом записан на жену. Жена стерва — она его не продаст ни под каким соусом, даже если меня начнут распиливать на ее глазах. Сбережения имеются — мы не голь перекатная, — это было сказано намеренно солидно и даже с некоторым пафосом, — тридцать «лимонов» на книжке. Машина есть — очень даже приличная еще — «шестерка» девяносто первого года выпуска. Продать машину, плюс те пять штук, что на книжке…

— Понял, — досадливо буркнул Рустем, поднимаясь с табурета. — Значит, тебя расстреляют по приговору шариатского суда. А жаль — на вид ты парень ничего… — и пошел к двери.

— У меня еще приятель есть, — всполошился я. — Я могу попросить его, он наверняка поможет! Сколько ты хочешь?

— Я и так потратил на тебя много времени, придурок! — с сожалением констатировал Рустем, взявшись за дверную ручку и нехорошо глядя на меня — наверно, решил позвать верного Юсупа, чтобы в два смычка заколбасить меня по-тихому. — Минимум полтинник. Плюс по штуке за каждый день с того момента, кода истечет срок выплаты. Давай быстро соображай, мне кое-куда прокатиться надо.

— Будет тебе полтинник, — твердо пообещал я, порадовавшись, что меня так скромно оценили. — Если мне удастся связаться с приятелем, я тебе железно гарантирую — он соберет бабки. Телефон у тебя есть?

— У меня много чего есть, — весомо сообщил Рустем, возвращаясь на свое место, и ворчливо передразнил меня:

— «Если удастся!»… Угу… А если не удастся? Если этот твой приятель не захочет связываться с тобой?

— У меня не один приятель, — скромно потупился я. — В любом случае я найду, кого попросить о помощи.

— Ага! Значит, у тебя куча приятелей, которые могут не глядя выложить пятьдесят штук баксов! — обрадовался Рустем. — Мы с тобой будем дружить, Иван! — Он посмотрел на часы и предложил:

— Я тебе дам телефон и… дам пять минут — позвонить. Сразу будет ясно, какой результат. Пошли.

Мы прошли в зал, при нашем появлении жена Рустема и Лейла, о чем-то оживленно разговаривавшие, дисциплинированно удалились, едва глянув на хозяина дома.

— Сразу может не получиться, — высказал я сомнение, присев на стул возле тумбочки с телефоном и листая справочник. — Мало ли чего? Может, связь плохая, или приятель не окажется дома…

— Связь нормальная, — опроверг мое предположение Рустем. — Когда с моего телефона звонят, всегда нормальная. Иначе я телефонистам башку отверну. А время — посмотри — половина одиннадцатого, — он потыкал пальцем в направлении явно где-то экспроприированного старинного шкафа с маятниковыми часами, стрелки которых фиксировали двадцать два тридцать, — если твой приятель деловой человек, он должен быть дома. Давай!

Я дал — набрал код Стародубовска и номер Шведова. Спустя несколько секунд раздались длинные гудки — качество связи, как ни странно, действительно оказалось выше всяких похвал! Я замер в напряжении — неужели все?! Неужели полковник сейчас возьмет трубку и все мои проблемы моментально улетучатся к чертовой бабушке?

Трубку никто не брал. Я украдкой глянул на нахмурившегося Рустема и повторно натыкал комбинацию цифр — решил, что в первый раз неверно набрал номер. Когда в трубке вновь раздались длинные гудки, я вдруг почувствовал, как что-то нехорошо екнуло внизу живота. Я давно не звонил по этому номеру и забыл — у полковника стоит наикрутейший автоответчик, который при наборе с ходу начинает наяривать приятную для слуха музыку и мелодично рекомендует женским голосом, чтобы звонарь не тратил времени попусту, а оставил сообщение и убирался ко всем чертям! Короче, гудков быть не должно…

— Твоего приятеля нет дома? — скучно поинтересовался Рустем.

— Никто не берет трубку, — пробормотал я. — Сейчас попробую еще кое-куда позвонить… — и торопливо набрал номер Элен. Получилось не совсем удачно — не в плане коммутации — на номер я попал с первого раза, — трубочку взял Ленкин благоверный и нелицеприятно поинтересовался, какого черта его беспокоят в столь позднее время. Я придал своему голосу как можно больше солидности и потребовал пригласить к телефону Елену Владимировну, представившись секретарем-референтом профессора Зацвилиховского (фигура совершенно мифическая, как вы понимаете). Муж отреагировал совсем не по-интеллигентному, хотя по рангу ему вроде бы полагалось проявлять терпимость и благорасположенность.

— А-а-а-а! Еще один е…рь-перехватчик! — злобно воскликнул он. — А вот хрена вам, достопочтенный! Нету этой лярвы — она теперь ежевечерне намылилась на какие-то симпозиумы шастать… с ночевками! — и мстительно хлобыстнул трубку на рычаги. Отключился, короче.

— Щас, щас — еще кое-куда звякну! — скороговоркой пробормотал я, опасливо косясь на стремительно мрачнеющего Рустема и набирая свой домашний номер.

— Ты мне надоел, Иван, — сообщил хозяин дома, посмотрев на часы. — Если и этого твоего приятеля не окажется дома, я начну думать, что ты меня накалываешь. Тогда я отдам тебя шариатскому суду, но за плохое поведение сначала отдам на ночь своим людям — они любят развлекаться с такими, как ты. Ты меня понял?!

— Ну я же не виноват, что их всех нету дома! — с неподдельной тоской в голосе воскликнул я. — Думаю, на этот раз все должно получиться… — и от всей души пожелал себе, чтобы тетя Маша или ее супруг в эту ночь решили заночевать у меня дома, как это они периодически делали в процессе моих длительных командировок.

После пятого гудка мой автоответчик бодро заорал моим же голосом, полным дурацкого оптимизма: «После сигнала оставьте сообщение! Хозяина нет дома!» — и тут же запищал этот самый обещанный сигнал.

Я выругал себя за глупые надежды и собирался было наболтать что-нибудь автоответчику, но в этот момент трубку сняли — старческий голос прошамкал недовольно: «Слушаю!»

— Тетя Маша! — обрадованно завопил я. — Это я! Узнали?

— Олежка? — удивленно охнула моя домохозяйка и с каким-то непонятным облегчением пробормотала:

— А я уж думала… Ты куда это запропастился?

— Я тут по делам — скоро приеду, — важно сообщил я. — Как вы там?

— Нормально, — ответила тетя Маша и тут же выразила мне сочувствие:

— А твои братовья не дождались тебя — погостили немного и укатили. Сказали, что попозже еще подъедут…

Вот это новости! Сердце мое сжалось от страшного предчувствия — «братовьев» у меня сроду не было, кроме моих боевых братьев, проживающих в двух кварталах от моего дома. А им гостить у меня не было никакого смысла.

— А когда они приезжали? — уточнил я.

— Как когда? — насторожилась тетя Маша. — Ты ж их сам пригласил! Или то не братовья были? Это что же получается…

— Нет-нет, все в порядке, не волнуйтесь, — поспешил я успокоить домохозяйку. — Просто я тут весь в делах — запамятовал…

— Ну, недели через три после того, как ты уехал. Ключи у них были — ты вроде им оставлял… Деньков пять пожили и укатили, я им свой телефон оставила. Они потом где-то через месяц опять звонили — страшно волновались за тебя… Ты где это так долго запропастился? Я из своих денег за свет и газ заплатила, ты это учти!

— Я скоро буду, рассчитаюсь, — пообещал я. — Я вас вот о чем хотел попросить — вы бы сходили завтра по адресу Комсомольская, 12…

— Это где твой начальник живет? — прервала меня тетя Маша. — Хозяин сыскного агентства?

— Вы просто ужас как информированы, мадам, — похвалил я домохозяйку. — Я вот звоню ему, что-то никто трубку не берет…

— Так ты что — ничего не знаешь? — воскликнула тетя Маша. — Ну ты даешь! Куда ж это тебя черти занесли, что ты все на свете проспал?

— Я в отпуске — отдыхаю тут, — буркнул я, чувствуя, как нехорошая догадка начинает приобретать отчетливые формы. — И что там случилось?

71
{"b":"196406","o":1}