ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что вы читали? Есть ли у вас опыт работы? Как у вас обстоят дела с греческим? – посыпался на нее град вопросов.

Пенни тут же сунула под нос мисс Бушнелл свои зарисовки музейных артефактов и замерла в ожидании. Та внимательно изучила рисунки и уже с большим интересом глянула на собеседницу.

– У вас острый глаз, но наша работа требует особой тщательности в прорисовке всех мелочей и безупречно точных линий. Вам следует использовать более качественные ручки и карандаши. Поскольку я не смогу обеспечивать вас канцтоварами, придется самостоятельно позаботиться о своих орудиях труда. Я полагаю, вы уже успели побывать во всех здешних музеях?

Пенни молча кивнула. Она немного растерялась от резкого тона. Начало разговора не сулило ничего хорошего.

– Если я все же соглашусь заниматься с вами, то предупреждаю заранее: я не потерплю пустой траты времени. А потому никаких отпрашиваний и увиливаний от занятий. Придется забыть обо всех вечеринках и прочих увеселительных мероприятиях. У меня практически нет свободного времени, а то, что есть, я не намерена растрачивать на светские забавы своей ученицы. Ясно? В вашем возрасте девушки легко увлекаются многими вещами, но стоит им столкнуться с первыми трудностями, как они тут же легко остывают. Не ждите от меня комплиментов. Я хвалю в исключительных случаях и лишь тогда, когда работа действительно того заслуживает.

Голос наставницы был по-прежнему резким, но взгляд, устремленный на Пенни, потеплел.

– На данный момент могу сказать следующее: я по достоинству оценила ваши усилия произвести на меня хорошее впечатление. – Она кивнула на рисунки. – Но если вы намереваетесь заняться иллюстрированием археологических находок уже на профессиональном уровне, то придется вернуться к основам рисунка и начать все сначала. В нашем сообществе научная репутация зачастую зависит от того, сколь точно воспроизведена археологическая находка на листе бумаги. Малейшее искажение, пустяшная погрешность в прорисовке, и репутация потеряна навсегда. Вы когда-нибудь бывали в стратиграфическом музее?

Пенни уставилась на нее непонимающим взглядом. Мисс Бушнелл улыбнулась.

– Это латинский термин с греческими корнями, из области геологии. Буквально переводится как «слои и их воспроизведение на рисунке». Именно на уровне стратиграфии все наши открытия и находки очищаются от второстепенных деталей, сортируются, инвентаризируются, а потом запечатлеваются на бумаге под самыми разными углами зрения. После чего на данный артефакт можно ссылаться в научных работах или использовать его для дальнейших исследований. Советую почитать труды Джона Пенделбери и, конечно, все, что написал о Кносском дворце сэр Артур Эванс.

– Папа знает его. Они познакомились в Оксфорде на одном обеде, – тут же вставила словечко Пенни.

– Менее всего меня интересуют ваши светские контакты! – отрезала мисс Бушнелл. – Вам следует перечитать все, что есть по предмету. Вы также должны четко уяснить себе, чем именно занимаются студенты в Британской школе археологии. Я могу раздобыть вам читательский билет в библиотеку Пенроуз, но прежде хочу оговорить условия нашей будущей совместной работы. Я проведу с вами шесть занятий, а потом уеду на раскопки, но оставлю вам кучу заданий на время моего отсутствия. Если справитесь, то в следующий раз дам больший объем. Но для начала немедленно отправляйтесь в стратиграфический музей и на месте посмотрите, что и как следует делать. Мне бы также хотелось, чтобы вы сами поприсутствовали на раскопках и своими глазами увидели, как ведется регистрация артефактов. Весной я собираюсь вместе с супругами Пенделбери на Крит. Если дела у вас пойдут хорошо, то могу взять с собой. Так что цель есть и есть к чему стремиться.

Весной! Пенни нервно сглотнула. Они ведь с Эвадной должны вернуться домой к Рождеству. Но она лишь молча кивнула в знак того, что безоговорочно принимает все условия.

– Я была бы рада поехать с вами на Крит. Но, как вы понимаете, для этого мне нужно предварительное согласие родителей.

– Зачем? Сколько вам лет?

– К весне будет уже восемнадцать.

– И, конечно, за всю свою жизнь вы не проработали ни дня. А вот в моем родном городке полно тринадцатилетних подростков, которые трудятся полный рабочий день на заводе. Уверена, родители не станут возражать против вашей учебы, хотя сама по себе наша работа грязная. Таких наманикюренных пальчиков, как у вас сейчас, на раскопках вы себе не сможете позволить. И кожа быстро задубеет на солнце.

Мисс Бушнелл критически обозрела нежные белые ручки Пенни с накрашенными ноготками.

– Ах, не в этом дело! Просто у родителей свои планы на мой счет.

– Понятно! Что ж, если вы из тех, кого готовят к пышному появлению в свете, одна из тех дебютанток, которые стремглав мчатся в Букингемский дворец за кусочком пирожного на придворном балу, то предупреждаю сразу: давайте распрощаемся прямо сейчас!

Мисс Бушнелл встала с явным намерением уйти.

– Ах нет! Пожалуйста! – взмолилась Пенни. – Я совсем даже не хочу дебютировать в свете. Я бы с большим удовольствием осталась здесь. Мне нравятся Афины. У меня ведь греческие корни. Отец понимает мое увлечение. Я напишу ему и все объясню. Я действительно хочу работать, заниматься каким-нибудь интересным делом. Один человек сказал мне когда-то, что главное в жизни – это понять, что именно тебе нравится, и научиться делать это хорошо.

– Замечательный совет! – одобрила мисс Бушнелл. – Полагаю, у вас нет никакого образования?

– Да! – сокрушенно вздохнула Пенни. – Считается, что для девушек из высшего общества оно совсем даже не нужно. Но ведь родителей не выбирают, правда? А все они хотят, чтобы их дети были в точности такими же, как они.

– Справедливое замечание! – Взгляд мисс Бушнелл стал еще доброжелательнее. – В самом деле, как я могу вас винить в том, что от вас не зависит? Но все может измениться, если вы сами станете распоряжаться собственной судьбой. Но не ждите чудес! Вам понадобятся годы и годы, чтобы натренировать глаз, чтобы научиться видеть предмет во всей его полноте и правильно изображать на бумаге то, что вы действительно видите перед собой. А для этого вам потребуются уверенность в своих силах, терпение и масса справочной литературы. – Мисс Бушнелл в прощальном жесте взмахнула обветренной рукой: – Увидимся на следующей неделе, Пенелопа! По крайней мере, родители дали вам красивое греческое имя.

– Спасибо, мисс Бушнелл. Зовите меня просто Пенни.

– А вы меня – Джоан! – улыбнулась в ответ наставница. – А можно на греческий манер – кирия Иоанна.

Глядя в спину удалявшейся по аллее фигуре, Пенни почувствовала, как в ней просыпается надежда. Под руководством такой целеустремленной женщины, как эта Джоан, она и в самом деле может добиться каких-то успехов в учебе. Что ж, со своей стороны, она постарается не подвести наставницу.

Неожиданно из-за стволов кипарисов появилась Эвадна.

– Боже! Типичная старая дева и настоящий синий чулок! – не удержалась она от замечания, наблюдая за тем, как Джоан неловко спускается по ступенькам в мешковатой длинной юбке и смешной шляпе с обвислыми полями.

– Ах, пожалуйста, не надо! – протестующе воскликнула Пенни. У нее вдруг возникло странное желание оградить будущую учительницу от насмешек. – Она очень любит свою работу. А я собираюсь посещать занятия в Британской школе археологии. И в библиотеку буду ходить! – похвасталась она.

– Очень мужеподобная особа. Надеюсь, она не из этих… Ну, ты понимаешь, о чем я!

– Ах, оставь, пожалуйста! – вспылила Пенни, уже не на шутку рассердившись. – У нее на пальце обручальное кольцо! И не надо больше колкостей. Не надо! Лично мне она очень понравилась. На следующей неделе она придет снова. А пока вот оставила целый список того, что мне нужно.

– Слава богу! Значит, мы идем по магазинам! – улыбнулась Эффи. – Но на сей раз за покупками для тебя, а не для меня. А может, подождем, пока я сообщу маме о твоей новой учительнице? Узнаем, какова ее реакция…

13
{"b":"196415","o":1}