ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впрочем, Граймс и без того начал остывать.

— Я полагал, вы жаждете моей крови, мистер Бакстер.

— Надо ж’ было показать дев’чке шоу. Я б’, конечн’, не отказался от другого шоу — с ее участием… То’ко не на публике — хотя вы, похож’, любите иначе… Ладн’, для начала отстреляемся. А вот потом… Так что, адмирал, придете’ вам держатьс’ подальш’ от леди. И мне тоже, и старшему «имаму», и его дружку. Кстати, если вам дел’ть нечего, мож’м продолжить беседу у меня в конуре.

Следуя за инженером в его каюту, Граймс ловил себя на мысли, что должен чувствовать себя неловко — но, как ни странно, никакого дискомфорта не ощущал. Грубоватое дружелюбие навряд ли предвещало мордобой. И, как ни удивительно, прогноз оправдался.

— Заходите, — сказал Бакстер, отодвигая дверь. — Вот, полюбуйт’сь на нашу нищету. Здесь…

— Нет, только не это, — простонал Граймс.

— Почему? Я то’ко х’тел сказать: здесь я и обретаюсь. Кстат’, познакомьтесь с м’ими подружками. Сладкая парочка — угадайте, откуда они?

«Подружки» оказались контейнерами для жидкостей. На каждом гордо красовалась этикетка с четырьмя звездочками.

— Я и не знал, что на «Делии О’Райан» есть такое, — восхищенно произнес Граймс, приложившись к горлышку. Бренди было отменное — крепкое, но на удивление мягкое.

— Само с’бой. Такого ни на одном торговц’ не найдешь. И ни на одной посуд’не ваш’ разлюбезной иде-ФИКС. Эт’ груз для Императ’рской яхты — таки’ дела. Так что… за налогоплательщиков Вейв’рли, черт их подери!

— Но где вы это взяли, мистер Бакстер?

— Догадайт’сь с трех раз… Прост’ чугь-чуть пошарил по трюмам. Нашлось на эг’й старушке кой’-что приятное — не оставлять ж’ такое клятым вальдегренцам.

— Но это же грабеж.

— Ничуть. Эт’ здрав’ смысл. Кстат’, сомнева’сь, что шкип’р одобрит наш’ посиделки. А посему пожуйт’ сухого чаю, прежд’ чем идти к Старику — в трюме эт’го добра навал’м. И сам’ подумайте — вот он позаимств’вал чертову уйму всего у ваш’ конторы Знач’т, ему можно, а мне нельзя?

— Наверно, вы правы, — признал Граймс. Он все еще чувствовал себя виноватым, но когда Бакстер предложил вторую порцию, отказываться не стал.

Глава 14

Определенно, у Бакстера был талант к поиску всевозможных вещей.

Два дня спустя — если верить корабельному хронометру — он поймал Граймса, когда тот сдал вахту и выходил из рубки.

— Я гуг еще кой’-что откопал, мичм’н, — с ходу объявил он.

— И что у нас новенького? — холодно осведомился Граймс. Он по-прежнему не разделял столь вольного отношения к грузу «Секси Эппи»… впрочем, это касалось только процесса, но не его результатов.

— Нечт’ такое, чего здесь быть не должно. Похож’, по ваш’ части.

— Хотите сказать, оборудование для флота Уэйверли не должно находиться в трюме?

— Почему не должно? То’ко не в контейн’ре, где напис’но «Икра белужья». Я-то хотел накопать чего-ни’дь под водку — ну, плеснул себе на полпальца. Но там не икра.

— А что?

— Идемте, сам’ увидите.

— Ладно.

Может быть, стоит сообщить капитану? Но Крейвен только что заступил на вахту, и Граймс, немного подумав, решил обойтись своими силами. Чею доброго, Старик увлечется раскопками… Граймсу вовсе не улыбалось сидеть в рубке, пока тот обследует трюм.

Перед трюмами пришлось немного задержаться. Эти помещения всегда закрывались герметично, хотя внутри, как и на всем корабле, поддерживался нормальный состав атмосферы. Однако теперь, когда единственным источником кислорода стали аварийные цилиндры с «Дельты Ориона», казалось бессмысленным расточительством подавать в пустующие помещения драгоценный кислород. У входа в тамбур трюма стояли шкафчики со скафандрами.

Граймс и Бакстер извлекли их и, помогая друг другу, оделись. Инженер протянул руку в перчатке к пульту управления шлюзовой дверью, но Граймс остановил его.

— Погодите, — сказал он, склонившись так, чтобы шлемы соприкоснулись. Если мы откроем дверь, в рубку тут же поступит сигнал.

— Черт’ с два! — с довольной миной отозвался Бакстер. — Пират’ всю проводку искромсали своими лаз’рами. Я то’ко ламп’ починил, — он ухмыльнулся — Остальное, сам’ понимаете…

Граймс пожал плечами и отпустил инженера. Вся эта акция противозаконна с начала и до конца — что уж говорить о подобных мелочах. Мичман втиснулся вслед за инженером в тесный тамбур, подождал, пока выйдет воздух, и сам нажал кнопку, которая открывала внутреннюю дверь.

Он был в трюме не в первый раз. Здесь находилась часть оружия, которое капитан Крейвен «одолжил» на «Дельте Ориона». Но во время своих предыдущих инспекций он не мог видеть, регистрируется ли его вход и выход в рубке.

Пропустив Бакстера вперед, мичман вошел за ним в один из отсеков. Похоже, инженер частенько сюда наведывался. Дверь оставалась открытой, и по всему помещению беспорядочно плавали распотрошенные ящики и коробки.

— Вам придется все сложить и закрепить, иначе при ускорении что-нибудь разобьется, — сурово сказал Граймс. С тем же успехом он мог разговаривать сам с собой. Рации в скафандрах были отключены, а в вакууме звук, как известно, не распространяется.

Бакстер протиснулся в раскрытую дверь ячейки, Граймс последовал за ним и обнаружил инженера стоящим перед каким-то ящиком. Крышка ящика была открыта, надпись на стенке гласила: «Икра белужья. Произведено в Российской Социал-Демократической Республике». Бакстер сделал шаг в сторону, и мичман, отпихнув некстати подплывшую коробку, пробрался к ящику.

Внутри что-то лежало — и это было что угодно, только не банки с белужьей икрой. Скорее оно походило на сложный блестящий мобиль, который по какой-то причине застыл в неподвижности… точнее — на гибрид гироскопа и ленты Мебиуса. Нельзя сказать, что оно выглядело как-то не так. Несомненно, эта вещь была функциональна. Но в ней было нечто странное.

Граймс снова стоял вплотную к Бакстеру, и их шлемы соприкоснулись.

— Что… что это такое? — озадаченно спросил мичман.

— Я думал, вы мне скаж’те, адмирал, — инженер ухмыльнулся. — Осторожно!

Граймс как раз с любопытством потянулся к ящику.

— Ничего не трожьте!

— Почему?

— Потому что эт’ чертова хрень здесь не прост’ так спрятана. Вид’те вон, в уголке? Слом’нная пружинка и цилиндрик? Эт’ термитная бомба — а мож’т, и что похуже. Должно был’ рвануть, когда я крышку открыл — то’ко я, похож’, сунул отвертку в нужное место, сломал взрывной механизм. Похож’, теперь все чисто.

— Как я понимаю, это… — что бы это ни было — замкнуто на один из контуров проводки.

— Угу. То’ко не на освещение. Мож’т, на шлюзовые индикаторы.

— Может быть.

Как человек, сведущий не только в артиллерии, Граймс не сомневался, что термитная бомба — если это действительно была бомба — обезврежена. Нет смысла ставить какую-то хитрую ловушку — достаточно примитивного устройства, которое разнесет ящик вместе с его странным содержимым и тем, кто попытается до него добраться. Бакстеру повезло — чего нельзя сказать о тех, кто все это подстроил… только вот интересно, за каким чертом?

Мичман нагнулся и осторожно подтолкнул пальцем одну из лопастей.

Винт, похожий на вертолетный, провернулся — и снова замер.

Чем-то он походил на гироскоп в Манншенновском движителе. Та же прецессия осей…

И тут Граймс вспомнил.

Он вспомнил курс лекций в Академии, посвященный последним разработкам в области вооружения и навигационного приборостроения. Уверенный в выборе своего призвания, Граймс внимательно слушал все, что касалось первого, и пропускал мимо ушей все остальное. Преподаватель рассказывал о человеке по фамилии Карлотти, о его попытках разработать аппарат, индуцирующий темпоральную прецессию радиосигналов. Это позволило бы мгновенно передавать сообщения через всю Галактику. Корабли и планетные станции больше не зависели бы от капризных и ненадежных телепатов. А бакены, основанные на этом принципе, могли бы служить ориентирами при движении в искривленном ПВК…

15
{"b":"196450","o":1}