ЛитМир - Электронная Библиотека

  Из-за спины Андрея вышел Кшиштоф и, подойдя ко второму погибшему члену экипажа, потрогал того за плечо.

  - Что скажешь, спасатель?- спросил его Андрей.

  - Похоже, мы прибыли прямо на кладбище,- сдавленным голосом отозвался Каминский.

  - Боюсь, что так,- согласился Андрей, надеясь, что его голос звучит более или менее спокойно.

  - Кто-то мог уцелеть?- спросил Кшиштоф.

  И сам же ответил:

  - Вряд ли. Выжившие обязательно добрались бы до передатчика и сообщили о случившемся.

  - Может, они не могу?- подал голос Зденек, видимо немного пришедший в себя.

  - Всякое может быть,- не стал спорить Андрей.- Если станцию поразило излучение, кто-то мог оказаться за экраном и пострадал меньше остальных. А если эпидемия...

  Вспомнив, что Валевский открывал шлем и дышал здешним воздухом, Горелов не стал продолжать.

  - В любом случае, я бы осмотрел нижние ярусы,- вмешался Каминский.- Особенно жилые отсеки. Катастрофа произошла, видимо, во время отдыха.

  - Согласен,- кивнул Андрей.- Только вначале свяжемся с базой.

  Горелов окинул взглядом пульт и, обнаружив передатчик, нажал клавишу вызова. База спасателей откликнулась почти сразу. После информации, сообщенной Андреем, на некоторое время связь прервалась. Горелов уже забеспокоился - не случилось ли чего с аппаратурой. Однако, после паузы, база заговорила уже голосом координатора отряда спасателей.

  - Тревожная группа вылетает,- сообщил он.- До её прибытия постарайтесь осмотреть нижние ярусы станции. Примите меры предосторожности на случай биологической опасности.

  - Всё понял. Выполняю.

  Андрей выключил передатчик и обернулся к Зденеку.

  - Слышал?

  Тот виновато промолчал.

  - На болезнь не похоже,- подал голос Кшиштоф.

  - Не похоже!- не сдержавшись, передразнил Андрей.- Сам вижу, что не похоже, но это не значит, что тут можно разгуливать с открытым шлемом.

  Он втянул воздух и резко выдохнул, гася вспыхнувшее раздражение.

  - Ладно, пошли к лифту. Но карантина тебе точно не избежать.

  - Если это вирус - все там будем,- флегматично заметил Каминский.

  - Где - там?- поинтересовался Андрей. Однако, решив, что сейчас не время и не место выяснять данный вопрос, махнул рукой и, глянув ещё раз на двух мертвецов, вышел в коридор.

  До лифта добрались быстро - маршрут, раз пройденный, вроде бы не таил опасностей. Дверь лифта была ещё открытой и спасатели, втиснувшись в кабину, начали спуск, который на этот раз продолжался несколько дольше - опускались на нижний, жилой ярус. Мигнуло освещение и лифт остановился. Двери открылись. Спасатели вывалились в слабо освещённый коридор, отличающийся от покинутого ими ковровым покрытием пола и мягкой на ощупь, приятной расцветки, обивкой стен.

  Следующий труп они увидели сразу, как только вышли из лифта. Он лежал поперёк коридора, недалеко от входа в пищеблок. Это была женщина. Видимо, смерть настигла её так же неожиданно, как и тех людей в центральном посту. На лице, обращённом к мерцающему светом потолку, застыло уже виденное раньше выражение удивления. Спасатели осторожно, стараясь не задеть неуклюжими башмаками раскинутые руки женщины, прошли к входу в пищеблок. Андрей открыл дверь и вошёл. В помещении столовой царил образцовый порядок. Небольшие трёхместные столики были покрыты белоснежными скатертями. На каждом столике стояла ваза с крупными чайными розами, выращенными, видимо, в местной оранжерее.

  Сделав спутникам знак оставаться в коридоре, Горелов не спеша обошёл помещение. Ещё в центральном посту у него возникло тягостное чувство безнадёжности. Похоже, спасать на этой станции было уже некого. Труп женщины в коридоре подтвердил это предчувствие. Вся их работа здесь, видимо, сведётся к розыску погибших. Погибших, бывших недавно живыми людьми, со своими желаниями и проблемами. В силу специфики своей службы, он насмотрелся на смерть в разных её видах и всё же до сих пор, при виде жертвы насильственной смерти, сердце начинало щемить. Это не было примитивным страхом перед мёртвым телом, или отвращением. Чувство было гораздо сложнее и Горелов даже не пытался его анализировать. Избавиться от него он тоже не стремился, понимая, что потеряв его, потеряет часть самого себя. Со временем эмоции затухали, если, конечно, не получали нового стимула, что, увы, случалось чаще, чем хотелось бы.

  Андрей закончил обход столового зала и, никого не обнаружив, открыл дверь кухни. Труп кока полулежал, привалившись к плите. Смерть застала его во время уборки, и рука продолжала сжимать влажную губку, от которой рядом на полу натекла маленькая лужица, впрочем, почти высохшая. Андрей не стал подходить к трупу. Он только отметил про себя, где тот находиться, чтобы облегчить впоследствии работу тревожной группы.

  - Что там?- спросил Каминский выходящего из пищеблока Андрея.

  - Кок,- коротко ответил Горелов.

  По тону ответа Кшиштоф понял, что уточнять жив тот или нет не имеет смысла.

  - Пойдём в кают-компанию,- бросил Андрей и, не оборачиваясь, быстро зашагал дальше по коридору.

  Кают-компания располагалась неподалёку. Миновав несколько дверей, ведущих в подсобные помещения, спасатели добрались до неё. Стена, отделяющая кают-компанию от коридора, была сделана из прозрачного материала и её интерьер просматривался очень хорошо. Картина, представшая перед Андреем, могла бы вызвать шок, не будь он подготовлен к ней предыдущими находками.

  Как и предполагалось, смерть обрушилась на станцию во время отдыха экипажа. Почти все собрались в кают-компании. Это было старой доброй традицией на всех внеземных объектах. Здесь, за бокалом безалкогольного коктейля, можно было послушать музыку, узнать последние новости с Земли, посмотреть стереовизор или просто пообщаться. Теперь же... Теперь в креслах, за столиками, на полу, как брошенные кукловодом куклы, застыли люди. Только работающий стереовизор, звук которого не проникал в коридор, создавал постоянно меняющиеся тени в слабо освещённом помещении кают-компании и вносил жуткую иллюзию движения в неподвижную картину смерти.

  Сделав над собой усилие, Андрей распахнул прозрачную дверь. Из внешних динамиков шлема по ушам ударила весёлая музыка. Не очень громкая, как он потом сообразил, но вначале, видимо из-за своей неуместности здесь, в царстве смерти, показавшаяся ему громоподобной. Музыка исходила из стереовизора. Горелов глянул на экран. Там полуголая девица с микрофоном, явно злоупотребляющая косметикой, с нелепыми ужимками, призывала прийти к ней ночью какого-то Тэдди.

  Обходя лежащих на полу людей, Андрей подошёл к стереовизору и нажал кнопку выключения. Наступила тишина, тут же нарушенная глухим стуком, раздавшимся за спиной. Горелов резко, насколько это позволял скафандр, обернулся. Сердце забухало где-то в горле. У двери, прислонившись к прозрачной перегородке, стоял Зденек. У ног его валялся парализатор. Кшиштоф маячил в коридоре.

  Нервы сдали, решил Андрей. И у меня, и у Зденека. Да и не мудрено. Однако Валевского нужно было привести в чувство.

  - В чём дело, пилот?!- рявкнул Андрей. - Почему бросил оружие?! Подобрать!

  Валевский медленно, как сомнамбула, нагнулся и поднял парализатор.

  - Ты что, не знал, куда идёшь работать?- на тон ниже, но всё же довольно громко продолжил Горелов.- Думал, спасатели только формой щеголяют, да благодарности принимают от спасённых девиц? Нет, дорогой! Есть ещё те, кого тебе спасти не удалось. Вот такие вот покойники. И их обычно больше, чем спасённых.

  Зденек выпрямился и глухо ответил:

  - Я всё понял, инспектор. Извините.

  Горелов подошёл к Валевскому и, хлопнув того по плечу, примиряюще произнёс:

  - Ладно, пошли. Здесь уже ничем не поможешь.

  - Куда теперь?- спросил Кшиштоф.

  Андрей глянул на таймер.

  - Тревожная группа прибудет через четверть часа. Пройдём по каютам, а потом посмотрим в реакторном. Там мощная экранировка и, если это было излучение, кто-то мог уцелеть.

5
{"b":"196464","o":1}