ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот момент открылась дверь и вошел Гарри.

Он узнал об успехе миссии генерала и с глубоким возмущением отнесся к тому, что его сестра отправится прислуживать в дом маркиза Уэйна.

— Но я не мог отказаться от этого предложения, Гарри, — объяснял ему генерал.

— Я понимаю это, сэр, но, если когда-нибудь станет известно, что я вынудил сестру зарабатывать деньги, чтобы заплатить свой карточный долг, я никогда не смогу больше появиться в обществе.

— Никто не узнает, Гарри, обещаю тебе, — уговаривала его Араминта.

Но он никак не мог успокоиться.

И сейчас по лицу брата Араминта поняла, что он очень расстроен и взволнован.

— Что случилось? — спросила девушка.

Гарри сел в кресло у стола.

— Я только что был в «Уайт-клубе». — Сестры не сказали ни слова, и после небольшой паузы он продолжил: — На этот обед заключают пари! И если я правильно понял, маркиз обещает в случае успеха дать послезавтра второй обед!

На секунду на лице Араминты появилось выражение страха и растерянности, но она быстро взяла себя в руки:

— Тогда у нас будет уже сорок гиней! Гарри! Только подумай об этом! Сорок гиней!

Гарри застонал.

— Я знаю, что это большая сумма, — сказал он, — но я не имею права разрешать тебе делать это.

— Никто никогда не узнает, — убеждала его Араминта, — и будь у нас побольше времени, я заработала бы столько, что не пришлось бы продавать мамино кольцо.

— Думаю, что я мог бы поставить на тебя, — задумчиво протянул Гарри.

Араминта вскрикнула от ужаса:

— Не смей даже думать об этом! Ты же обещал мне никогда больше не играть. Если ты нарушишь свое слово, я тебя никогда не прощу, никогда!

Она так рассердилась, что Гарри быстро добавил:

— Не беспокойся, сестричка. Я дал тебе слово и клянусь, что сдержу его. Я тебе очень благодарен, правда. Просто сильно беспокоюсь.

— Мы все беспокоимся, — сказала Каро. — Но мне почему-то кажется, что папу бы все это страшно развлекло.

* * *

На следующее утро Араминта подумала, что отец не столько развлекся, сколько заинтересовался бы продуктами, которые им с Ханной удалось купить на рынке.

На лондонских рынках все продавалось очень дорого, большинство людей предпочитало покупать с лотков или тележек уличных торговцев.

Но Араминту и Ханну могло удовлетворить только все самое лучшее, поэтому вначале они отправились на рынок мяса и домашней птицы в Ньюгейт.

В начале прошлого столетия в Лондон ежегодно доставлялось более сотни тысяч голов скота.

Никогда в жизни Араминта не видела столько говядины, баранины, телятины, оленины, зайцев, кур, уток и гусей.

Она поколебалась у прилавка с мясистыми индейками и нежными молодыми цесарками, но в ее меню значились фаршированные голуби с гусиной печенкой, каштанами и оливками, и девушка решила не вносить в свой план необдуманных перемен.

Ее внимание привлекли также лебеди. Араминта знала, что многие считают их деликатесом, но мясо этих птиц часто бывало жестким, и неизвестно, любит ли их маркиз.

Девушка собиралась взять за основу обычную рыбу и птицу, но приготовить их по французским рецептам. При этом каждое блюдо становилось необыкновенно вкусным, и немногие англичане могли похвастаться, что пробовали что-либо подобное.

От богатства выбора на рынке в Ньюгейте разбегались глаза, но цветовая гамма фруктов и овощей Ковент-Гардена просто ослепляла.

В то время как Араминта широко раскрытыми глазами с нескрываемым восторгом рассматривала это великолепие, Ханна лишь неодобрительно фыркала.

Служанка считала, что капуста, редис и шпинат, которые выращивались в городе, пропитаны дымом из труб, наполнявшим воздух, и непригодны в пищу. Однако она разрешила Араминте купить превосходной дешевой спаржи, почему-то сделав для нее исключение.

— А фрукты они тут облизывают, чтобы блестели! — Таково было глубокое убеждение верной служанки.

Она также была уверена, что коров в городе держат в тесных и темных клетках, и с самого приезда в Лондон отказывалась покупать молоко, которое веселые молочницы разносили по домам в кувшинах на голове.

Все же Ханна прекрасно понимала, что Араминте для ее соусов необходимы сливки, которые они наконец и купили у продавца, поклявшегося, что он только что привез товар с фермы.

Кроме того, Араминта купила прекрасное масло, доставленное морем из Новой Англии, и самые свежие яйца, снесенные буквально накануне.

— Все это его светлости привозят из имений, — сказала Ханна.

— Я хочу быть уверена, что мне хватит яиц и сливок, — ответила Араминта. — Только для соусов мне нужно три пинты.

Здесь было огромное количество сыров. С большим трудом Араминта сделала выбор. Чеширский, Глостерширский, уилтширский, чеддер и стилтон — один был лучше другого.

На рынке в Лиденхолле они нашли как раз такого лосося, какой и нужен был Араминте, — великана, который, как уверял торговец, еще утром плавал в Темзе.

Девушка купила также моллюсков, креветок, мидий и устриц для соусов.

В наемном экипаже, доверху нагруженном покупками, они возвратились домой.

Как только Араминта и Ханна вернулись на Руссель-сквер, они принялись за работу.

К их счастью, леди Синклер, еще не окрепшая после долгого пути в Лондон, решила провести в постели еще один день.

— Бедная мамочка, мне тебя так жалко, — от души посочувствовала ей Араминта, хотя для ее планов было очень удобно, что леди Синклер останется в своей спальне и не увидит происходящего на кухне.

Араминта и Ханна решили: все, что возможно, они сделают дома.

Это означало, что у маркиза девушке останется только поставить на плиту горячее, украсить блюда и взбить соусы.

Пока они ездили в Ковент-Гарден, Каро трудилась, готовя художественно оформленный десерт, который мог бы достойно завершить этот фантастический обед.

Сэр Джилберт любил описывать дочерям разные виды сахарных десертов, украшавших стол Генриха V, после того как он женился на французской принцессе Екатерине. Среди них были пеликан, высиживающий птенцов, и святая Екатерина, окруженная ангелами.

Маленькая Каро говорила:

— Ну разве можно было есть такую красоту!

— Думаю, что после того, как эти фигурки лепили, сушили, раскрашивали и еще бог весть зачем трогали грязными руками, они были уже невкусными, — отвечал отец без тени романтики.

В то же время такой сахарный десерт мог произвести огромное впечатление.

Каро уже сделала большую сахарную корзину, украшенную розовыми розами и наполненную покрытой глазурью клубникой, нежными кристаллами фиалок и крошечным марципановым печеньем.

Кроме того, она приготовила оригинальный пудинг в форме ежа, в рецепт которого входили сливки, яйца, сахар, мадера и многое другое. Колючки зверька были сделаны из миндаля, а глаза — из ягод черной смородины.

Увидев забавного ежика, Араминта рассмеялась:

— Это же блюдо для детей!

— Мужчины и есть самые настоящие дети, — хмыкнула Ханна. — Набивают животы вкусной едой и никогда и не подумают о тех, кто ее готовит.

— Чем меньше маркиз будет думать обо мне, тем лучше, — серьезно ответила Араминта.

Они решили, что Ханна поедет вместе с Араминтой к маркизу, чтобы помочь довезти приготовленные блюда.

Араминта взяла с собой счет за покупки, который, на ее взгляд, достигал астрономической цифры.

— Надеюсь, его светлости не покажется, что я потратила слишком много, — сказала она.

— Кто любит хорошо покушать, должен за это платить! — нравоучительно объявила служанка. — И не забудьте получить то, что вам причитается. А то знаю я вас!

— Не забуду, — успокоила ее Араминта. — Мы ведь делаем все это ради Гарри, Ханна. Слишком многое зависит от этих денег.

Гарри предложил отвезти Араминту в дом маркиза, но девушка вынуждена была отказаться. Они не могли идти на такой риск!

— Если кто-нибудь увидит нас вместе, все пропало! — сказала она озабоченно. — Могут возникнуть подозрения. Со мной поедет Ханна.

8
{"b":"196480","o":1}