ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У тебя появится шанс отомстить мужу, — лукаво заметила она. — Он изменяет тебе с певичкой, ты изменишь ему с французским рестораном.

— Что ты, у нас брак крепкий, как неразбавленное виски. Можешь меня цитировать, — заявила Альбина, когда Лёля еще не успела отсмеяться над своей шуткой. — И поужинать я с тобой не смогу, у меня по плану романтический вечер с мужем.

— Да ладно, я пошутила, — пошла на попятную Лёля. — Хотела продемонстрировать, что не только делаю телевидение, но и иногда читаю журналы. Надеюсь, тебя твой муж никогда не достанет до такой степени, что не захочется смывать пятно его крови в гараже. Видимо, чтобы ходить и любоваться.

— Ты про Ворониных? — изумилась Аля.

— А то! Не удивлюсь, если Людмила прикончила Анатолия. Застала его с любовницей в супружеской кровати. И укокошила обоих. Просто любовница, видимо, из простых, какая-нибудь лимита, вот ее никто и не ищет...

— Это предположение или ты что-то слышала?

Альбине такое и в голову не приходило. Но Абрикосова — ближайшая соседка банкира.

— Нет, — вздохнула Лёля. — Мы хоть и живем через забор от Ворониных, но звук выстрелов до нас не долетал. А жаль. Так надоело брать интервью, хотелось бы иногда и самой стать приглашенной звездой.

— Свидетелей приглашают не в студию, а в прокуратуру, — напомнила Аля.

— Почему бы и нет, если следователь симпатичный...

Этот звонок испортил Альбине настроение. Значит, в светской тусовке ее считают обманутой женой, как и Людмилу Воронину. То есть банкир с молодой любовницей на курорте — это не просто Верочкина галлюцинация. В их среде такое в порядке вещей. Муж той же госпожи Абрикосовой — медиамагнат Роман Шуйский — умудрился родить тройню втайне от супруги. Интересно, чего Аля не знает о своем мужчине?

Альбина никогда не думала, что предпочтет компанию двоюродной сестры и довольно взбалмошной бывшей жены брата обществу светской львицы и богатой клиентки госпожи Абрикосовой. Но сделала это.

И не пожалела. От небритого парня с гитарой, внезапно возникшего у нее на кухне, Верочка и Лиза пришли почти в такой же восторг, как от заказанной Алей на всех форели с овощами и бутылки белого вина.

— Ничего, когда Лиза получит Нобелевскую премию за свою науку, а я Пулицеровскую за мои статьи, мы тоже тебя угостим, — с набитым ртом заверила Верочка.

— Жду с нетерпением, — улыбнулась Альбина.

— Но Димка-то — молодец, — оценила Верочка. — Вы с ним вместе уже лет десять, а он все еще умеет тебя удивлять.

— Зря ты так переживала из-за тех снимков, — кивнула Лиза. — Если ты вышла замуж за этого парня, родила ему ребенка, стоит быть более уверенной в ваших отношениях.

— Ну вообще-то всякое бывает, — возразила Аля. — Некоторые после долгих лет брака за пистолеты хватаются. Представляете, на Рублевке главная сплетня, что Людмила Воронина собственноручно пристрелила мужа.

— Но ты же говорила, она — интеллигентная дама. Ученая, а не истеричка, — напомнила Верочка.

— Видимо, сплетницы судят по себе, — пожала плечами Альбина. — Хотя в этой истории хватает темных пятен. Если, как ты утверждаешь, Верочка, Воронин сбежал с любовницей в теплые страны, то чью же кровь обнаружили в гараже его дома? С трудом верится, что Толик инсценировал собственное убийство. Тем более маловероятно, что Люда ему в этом помогла.

— Пока она не помогла и не помешала. Людмила Воронина была на таблетках и не помнит, что случилось в те выходные, — сообщила Лиза.

— А ты откуда знаешь? — последовал логичный вопрос.

— Профессор Валерианов будет ее консультировать, мы попытаемся поработать с ее памятью. Она же единственный свидетель.

— Здорово! В этом деле у нас везде свои люди! — поразилась Верочка такому совпадению. — Я думаю, что когда память Ворониной восстановится, всем станет ясно, что ее благоверный жив, здоров и загорел. Надо же, получается, что ты, я и Андрей занимаемся одним и тем же расследованием, но с разных сторон.

— Мне и профессору Валерианову поручили психологическую разработку свидетеля. Так что скоро я буду знать больше Андрея. — Лизе не понравилось, что он вчера утаил от них информацию. — Кстати, Верочка, как прошел твой первый день на новом месте?

— В бассейне с крокодилами трудно насладиться баттерфляем, хотя плаваю я хорошо, — вздохнула журналистка.

— Понятно, коллективчик не очень, — усмехнулась Альбина. — Как хорошо, что в моей фирме народу мало и в основном это мужчины! Я им плачу достаточно, чтобы они чувствовали себя успешными, а значит, настоящими. А настоящий мужчина не забудет сказать даме комплимент.

— В моем новом коллективе двое мужчин, — посчитала Верочка. — Один — редактор, который так боится брать на себя ответственность за материал, что чуть ли не расписку с меня потребовал: «Ежели что, во всем вините меня, глупую женщину». Другой — Казанова на пенсии. Под конец рабочего дня он мне сказал пару комплиментов, но добавил, что раньше девушки были краше, юбки короче и водка крепче. Но конечно, наши дамы не идут с кавалерами ни в какое сравнение.

— В глаза улыбаются, а за спиной шипят? — предположила Лиза. — Типичный офисный серпентарий. Мне об этом клиенты часто рассказывают на сеансах. Мол, подскажите, что делать, как наладить отношения в коллективе? Искренне недоумевают: «Я же про Гальку ничего плохого не говорю, хотя она и переспала с половиной отдела и скрепки ворует, почему же она про меня сплетни распространяет?»

— Нет, мои коллеги не дают себе труда улыбаться даже в глаза, — вздохнула Верочка, вспомнив Наталью Алексеевну. — Лентяи!

Улыбки все-таки появились. На следующий день с утра. Статья Верочки имела успех. Зама главного редактора похвалил самый главный, зам в свою очередь похвалил Верочку и весь отдел. Николай Абрамович поцеловал ей ручку. Ада и Зоя пригласили выпить с ними кофейку.

— Но у меня кружки нет. — Верочка даже растерялась.

Они ей нашли какую-то керамику в цветочек. И Верочка почувствовала себя принятой в коллектив. Сразу забылись вчерашние обиды и неприятности, и безденежье и холод на улице.

— Вот бы премию дали, — размечталась Зоя. — Раньше я слышала, за хорошие материалы всему отделу премии давали.

— Ох, мне редко что дают, скорее уж, отнимают, — вздохнула Ада. — Я вот на прошлой неделе по ошибке сдала Исакию не тот файл, так он мне штрафом пригрозил: я, видишь ли, чуть не задержала выпуск номера. А я ведь от усталости перепутала. Только пришла на новое место, а уже такая нагрузка. И дорога эта — сначала на автобусе, потом на метро с пересадками. Света белого не вижу...

Надо же, а Верочке показалось, что кофе в чашках Ада и Зоя видят чаще, чем мониторы своих компьютеров. Впрочем, на этот раз Ада оказалась права. Недолго музыка играла в Верочкину честь.

К полудню в офис с важной встречи вернулась Наталья Алексеевна. И принесла сенсационные новости.

— Я так и знала, что у вас выйдет лажа, — презрительно посмотрела она на Верочку. — Ваша так называемая свидетельница никак не могла встретить Воронина в Египте. Потому что он к этому времени был убит. Окончательно и бесповоротно. Сегодня утром нашли труп банкира.

Глава 6

«Помню, в детстве мне хотелось поприсутствовать на собственных похоронах. А что? Лежишь себе. Вокруг цветы. Музыка играет. Хоть и грустная. А главное, сразу поймешь, кто как к тебе относится. Кто искренне рыдает. Кто только делает вид, что его опечалила твоя безвременная кончина, а на самом деле ему все равно. Хорошо было бы убедиться, что таких меньшинство.

Конечно, самым главным в этом деле было вовремя воскреснуть. Открыть глаза, встать и обрадовать своих безутешных родственников: все хорошо, никто не умер, пойдемте есть мороженое. И ведь не посмеют отказать, сослаться на ангину. Накормят тремя порциями, как миленькие. Не каждый же день такое чудо происходит...

11
{"b":"196483","o":1}