ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я знаю людей, — заметила Сидализа, — которые могли бы это сделать получше.

— И не лучше, и не скорее, — возразил, улыбаясь, незнакомец.

— Кстати, сударь, — обратился к нему Фуркево, — я не спросил вас, кому мы обязаны тем, что находимся в этом убежище. Хотелось бы поблагодарить, называя вас по имени.

— Прошу прощения, — ответил незнакомец, — я пока не могу вам объявить мое имя по личным причинам. Уверяю вас, мы ещё увидимся. Если же вы станете именовать меня шевалье, то уверяю вас, не ошибетесь. Поверьте также, со временем мы познакомимся поближе, и это — мое самое горячее желание.

После того, как гостям была предоставлена возможность ознакомиться с их комнатами и отдохнуть, герцог Мазарини пригласил их осмотреть двор замка. Здесь, между прочим, они заметили унылого вида карету с гербами герцога, возле которой расхаживали четыре лакея, одетые в траур. На вопрос Сидализы, что это за карета, один из них ответил:

— Это карета её светлости герцогини.

— Стало быть, господин Мазарини не вдов?

— Нет, вдов. Герцогиня умерла лет тридцать назад.

— А, так она пользовалась ею при жизни?

— Тоже нет. Бедная герцогиня пользуется ею только после своей смерти.

— Боже мой! — Сидализа схватила Поля за руку. — Это что, история про привидение?

Лакей рассмеялся.

— Здесь нет никаких привидений. Внутри кареты находится гроб с телом герцогини. Сам герцог ездит из поместья к поместью, а сзади за ним едет тело его покойной жены.

— Добрый муж! — воскликнула Сидализа. — Но почему же он не предаст тело любимой жены земле?

— Видите ли, он вообще-то собирается время от времени таким сделать, но ему вечно недосуг.

— И вы постоянно при герцогине?

— Да, поначалу было непривычно, ну а теперь — ничего, работа не пыльная.

— Теперь я вижу, — обратилась Сидализа к своим друзьям, — кавалер вас не обманул. Такого оригинала, как герцог, я не встречала ещё ни в одной комедии.

Между тем они прогуливались в парке, где царили беспорядок и запустение. Кругом валялись засохшие деревья, все обросло мхом и плющом и везде виднелись разбитые статуи.

Тем временем к шедшему несколько поодаль герцогу подошел управляющий и подал бумагу. Герцог пробежал её, глаза его сверкнули гневом.

— Знайте, сударь, ни за какую землю я судиться не буду! — заговорил он сердито. — Пусть все решает промысел Божий, а мне нет до неё дела.

— Этот чудак, видимо, принимает правосудие и Божий промысел за одно и то же, — тихо произнес Фуркево.

Тут герцог подошел к ним ближе и произнес:

— Сегодня происходит ежемесячная лотерея должностей между моими людьми. Не хотите ли взглянуть?

Дурной сон — вещь нечастая, и друзья решили продолжить его. Все пошли в зал, где собрались работники замка.

Началась процедура лотереи. Из одного ящика вынимали бумажки с именами людей, из другого — наименования должностей. Так, конюх становился поваром, а повар — камердинером.

По окончании этого спектакля герцог Мазарини с важностью дал объяснения гостям:

— Я делаю это для того, чтобы между людьми не было зависти, а одно лишь смирение. Нынешний начальник знает, что через месяц он станет подчиненным. Поэтому у меня между работниками всегда царит согласие.

Услыхав это, Фуркево отвел в сторону Кок-Эрона и тихо заметил:

— Дело дрянь. Я говорю о нашем здоровье. На кухне появились псари и кучера. Проследи за ними. Если увидишь, что для нас готовят ведьмино варево, вылей.

— А если повара воспротивятся этому?

— Черт возьми! Людей травить не позволено. И не мне тебя учить. При тебе же будет шпага, а ты им разрешишь использовать вертела.

По-видимому, в тот день до вертелов не дошло: обед, приготовленный под наблюдением Кок-Эрона, был замечательным.

После обеда Эктор решил в одиночестве прогуляться по саду. Неожиданно перед ним возник шевалье, но сделал вид, что хочет удалиться, чтобы не мешать Эктору.

— Я вам помешал? Простите, — произнес он.

— Нет, ничего, я ведь ни о чем не думал, — ответил Эктор.

— Стало быть, вы мечтали о самом дорогом для вас на свете?

— Вы владеете даром чтения мыслей? — улыбнулся в ответ Эктор.

— Нет, но вы находитесь на краю бассейна, в саду, где все располагает к таким мечтам.

— Вы правы. К тому же мне двадцать пять. Вот все мое извинение.

— Вам оно не требуется. Я сам не признаю другой мудрости, кроме любви, хотя сам ей уже не подвластен. Любите, сколько можете. Придет время, когда ваше сердце погаснет, и тогда только память о вашей весне сделает сносной седую зиму.

— Мне ваш голос кажется знакомым, — заметил вдруг Эктор. — Не могу вспомнить, где я его слышал.

Наступившие сумерки не позволили Эктору всмотреться в лицо собеседника.

— Возможно, мы уже встречались. Я много путешествовал. Но надеюсь, наше знакомство не прервется, и если вы направляетесь в Версаль, мы сможем там встретиться.

— Прошу вас верить, — пояснил Эктор, — что мой вопрос вызван только желанием продолжить знакомство.

— Благодарю вас. Это и мое желание тоже. И если почему-либо случай нам в этом не поможет, я сам постараюсь вас найти. — В голосе шевалье слышалось нечто большее, нежели простая вежливость.

— Если вам понадобится протекция, мой друг герцог Рипарфон готов будет вам её оказать, — прибавил Эктор, желая ответить на любезность любезностью.

— Благодарю вас, но у меня есть письмо от одного из моих друзей к отцу Тельеру.

— Духовнику короля?

— Да.

— Его называют всемогущим человеком.

— Он священник, сударь.

Ответ прозвучал явно двусмысленно. Эктору так и осталось неясно, придавал ли шевалье слову «священник» высокий или, наоборот, самый незначительный смысл.

Далее они перешли к рассказу собственных историй. Эктор простодушно передал все подробности своей жизни. Шевалье, казалось, собирался сделать то же. Но в его рассказе о себе интересные и важные подробности как-то тонули в искусном описании незначительных мелочей. Впрочем, эти мелочи были изображены просто прелестно.

В результате у Эктора сложилось мнение, что шевалье был благородного происхождения и отменного воспитания. Утомленный многочисленными путешествиями, он направляется в Версаль, чтобы поправит свое разоренное состояние и помочь своему семейству.

Следует также добавить, что Эктор все же постеснялся назвать имя своей любимой. Не стал он говорить и о дуэли с аббатом Эрнандесом.

Они разговаривали довольно долго, как вдруг над одним из флигелей замка поднялось яркое дрожащее зарево.

— Пожар! — воскликнул Эктор и побежал к замку, чтобы поднять тревогу.

Шевалье задумчиво последовал за ним, нисколько не спеша, с видом поэта, подыскивающего подходящую рифму.

ГЛАВА 20. НАКОНЕЦ-ТО ПАРИЖ!

К тому времени, как Эктор прибежал во двор замка, там уже было полно народу. Но никто не тушил разрастающийся пожар: все только кричали, не двигаясь с места. Эктору все же удалось навести хоть какой-то порядок. Ему помогли Поль и Рипарфон. Кок-Эрон кинулся, разумеется, в самую гущу тушивших, подавая примеры храбрости. Сидализа при виде такого великолепного зрелища хлопала в ладоши. Шевалье хладнокровно прохаживался в стороне.

Хозяин дома появился гораздо позднее: его апартаменты были расположены довольно далеко от пожара. Прибыв на место, он немедленно кинулся к тушившим слугам и принялся колотить их тростью. Затем подошел к Эктору:

— Сударь, велите своему молодцу прекратить, — сказал он, указав на Кок-Эрона.

Эктор повиновался, ни о чем не спрашивая.

— Вы должны понять, — продолжал Мазарини, — пожар — промысел Божий, и я не потерплю, чтобы ему препятствовали.

Совершено обескураженный Эктор лишь молча поклонился. Сидализа хохотала вовсю, а Рипарфон прикидывал, не обратиться ли срочно к методам обращения с сумасшедшими. Тем временем Мазарини, смотревший, как пламя гаснет, заметил со вздохом:

— Вы ему все-таки помешали…

30
{"b":"1966","o":1}