ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— С Сикамбром у вас вышло неплохо, но пока непонятно.

Брат Иоанн подъехал поближе и склонился к уху Эктора.

— Вы, может, слышали о графе Вуайе-д'Аржансон?

— Начальник полиции?

— Я у него в услужении.

Эктор не удержался от хохота.

— Тише, тише, маркиз, — испугался пустынник. — Вы же привлечете внимание Коклико.

— Но признайтесь, брат Иоанн, уж не Вуайе-д'Аржансон ли мой враг?

— Нет, конечно. В одном кабаке я исполнял мою новую должность, переодетый под прежнюю. Некий человек подошел ко мне и предложил триста пистолей за один выстрел.

— И вы согласились!

— Сейчас деньги редкость, да и без таких проказ полиции нечего было бы делать.

— А человек, кажется, был высоким, с острым подбородком? — Эктор спросил, придав голосу равнодушный тон.

— Подождите немного, и он сам себя изобличит.

— Почему вы так думаете?

— Уж очень он вас ненавидит. Это видно по его глазам и голосу.

— Непонятно, — прошептал Эктор.

— Разве у вас нет врагов?

— Был один, но я его убил.

— Перефразируя Лафонтена, скажем, что то был его брат иль кто-нибудь из его же рода. Он ведь рассказал о вас все подробности: внешность, дороги, по которым вы ездите, время поездок. Повторяю: с такой ненавистью, как у него, он от вас не отстанет.

— Тем лучше. Я, значит, встречусь с ним лицом к лицу.

— И в этом случае, маркиз, располагайте мною.

— Вами, брат Иоанн?

— Он мне дал сто пистолей вперед, и я молчу. Теперь мы квиты. Но он мне все же неприятен, зато вы мне нравитесь. Могу я выбирать? При встрече я с ним расправлюсь.

— Только чур не убивать. Это мое дело.

— Договорились.

Тем временем всадники подъехали к парижской заставе.

— Здесь мы расстаемся, — произнес пустынник.

— Вы спасли мне жизнь, брат Иоанн, и я этого не забуду.

— Тогда, значит, мы ещё увидимся. — И брат Иоанн громко покричал: — Биско, поезжай к купеческому старшине и жди его приказа. Ну, живо!

Ложный Биско низко поклонился, что-то проворчал и отправился налево. Остальные свернули направо.

Проехав несколько десятков шагов, Эктор повернул в сторону дома Рипарфона.

ГЛАВА 24. ДВЕ ПОЧТОВЫЕ КАРЕТЫ

Когда Эктор прибыл на улицу Сент-Оноре, его встретил Кок-Эрон, ожидавший на улице.

— А, вот и вы, маркиз, — буркнул тот. — С каждым разом все позднее?

— На этот раз мог и вовсе не вернуться.

Тут только Кок-Эрон заметил на Экторе чужую шляпу. Да и лошадь явно была не та! Он побледнел.

— Вы, часом, не ранены?

— Нет…Отведи лошадь в конюшню. За ней ещё придут.

После возвращения Кок-Эрона Эктор рассказал ему о событиях ночи во всех подробностях.

— Похоже, этот жулик брат Иоанн — хороший человек, — заметил в конце рассказа Кок-Эрон.

— Если он сам не придет ко мне, — сказал Эктор, — я разыщу его. Ведь из-за меня он не заработал остальных двести пистолей, и нужно их ему отдать.

— Конечно, давайте, я их сам отнесу.

Эктор внимательно посмотрел на Кок-Эрона. Тот с восторженным видом прохаживался по комнате, крутя усы.

— Ты слишком весел, — сказал Эктор, — и твоя физиономия светится, как полная луна.

— Это, сударь, потому, что у нас тоже были маленькие приключения.

— Неужели?

— Точно! Не один же вы имеете на них право.

— Конечно, нет. А что за приключения?

— Одну встречу.

— Уж не с людоедом ли?

— Нет, с привидением.

— Что?!

— Помните мужчину в сером плаще?

— Как же, помню.

— Так вот он, сударь, посетил нас вчера. Слуга Рипарфона указал мне на него, когда он выходил из дома. Я пустился следом. Настиг я его уже на берегу Сены, подошел к нему и спросил, что ему было нужно. Он, конечно, сначала молчал, но я ему помог и как следует. Представьте, я узнал в нем слугу шевалье!

— Странно!

— Я тоже ему так сказал. Но он ответил, что не понимает, о чем я, и чтобы я убирался.

— Да он просто дерзкий негодяй!

— Я тоже это так воспринял. И потому намекнул, что, мол, здесь место глухое…Но он ответил, что ему нечего мне дать. Тогда я сказал, что у меня зато есть что дать ему. «— Что это значит? „— спрашивает он. «Это значит, что вам лучше пройти со мной за вот эту ограду и там со мной побеседовать. Иначе, — говорю, — видите вон тот дозор из четырех солдат? Они сейчас будут здесь, и увидев шпагу в ваших руках…“ Он согласился, и мы отправились за забор. У покойника я забрал только плащ, тот самый, серый. Правда, карманов в нем я так и не осмотрел.

— Да, все хорошо, но сведений у нас по-прежнему мало. Главное, неясно, по чьему приказу он действовал.

— Мы это узнаем достаточно скоро. Если в стае много собак, не замедлят прибежать новые.

Эктор поблагодарил Кок-Эрона за его службу и занялся приготовлениями к свадьбе. Поль и Ги, конечно, пообещали быть свидетелями.

— Итак, — вздохнул Поль, — вы женитесь. А хорошо ли вы поразмыслили?

— Очень хорошо.

— Вы храбрый Роланд. Ничего-то вы не боитесь.

— Когда вы увидите её, то поймете, что моя храбрость происходит от моего счастья.

Фуркево задумался. Затем решительно произнес:

— Нет, не поверю. Будь моя возлюбленная прекрасна, как Киприда, царица всех амуров, она бы показалась чудовищем, если бы надела мне на шею цепь супружества.

И, взяв шляпу в руки, он объявил, что для утешения отправляется к Сидализе.

— Не забудьте ваши пистолеты и шпагу: Марлийский лес населен больше, чем нужно.

Услыхав это, Фуркево вернулся и попросил Эктора пояснить свои слова. Тот рассказал ему про случившиеся.

— Так вы говорите, пуля попала в голову лошади? Но ведь вам опять повезло. Если бы мне пришлось подставляться под пули, я, пожалуй, тоже подумал бы о свадьбе. Нет, представьте, прощаясь с солнцем на закате, он не знает, увидит ли его на другой день. Вот это жизнь! А у меня? Нет ни преследующих убийц, ни пустынников на дороге, никакая пуля не просвистит над ухом. У моей любовницы полно друзей. Моя лошадь прыгает через ров, не падая в него, пуля в неё не попадает, на дуэли у меня не рана, а царапина…И никаких несчастий! Да разве это жизнь! Спасибо, что предупредили. Я обязательно пойду в Марлийский лес — авось, что и случится.

И он отправился туда, куда собрался. Через некоторое время Эктора покинул и Рипарфон. Оставшись один, Эктор задумался. Снова и снова он вспоминал подробности всей своей жизни. Поль был в какой-то мере прав: у него были трудные и даже опасные моменты, но все перекрывала его любовь к Кристине. Да, Поль прав: он счастлив, но не так, как думал Поль. Ему страшно повезло — ведь он встретил на своем пути Кристину.

Легкий стук в дверь пробудил его от мечтаний. Открыв, он увидел шевалье, державшего в руках письмо.

— Рад вас видеть, — любезно встретил его Эктор.

Шевалье, как обычно, ответил вежливо и холодно:

— Я, кажется, обещал вам возобновить наше знакомство.

— Это верно. Но я боялся, что вы забыли свое обещание.

— Я никогда и ничего не забываю.

Эти слова, а особенно голос и выражение лица кавалера постепенно восстановили прежнюю неприязнь Эктора. И даже мечты о Кристине не помогали, как он смог убедиться. Поскольку шевалье отказался сесть, ему пришлось принимать его стоя.

— Чем могу служить? — Эктор поневоле перенял у шевалье его холодность в обращении.

— Мне ничем, но королю — может быть. — Голос шевалье обрел ещё большую надменность.

— В чем дело?

— Вам, конечно, известно, что маршал Буфлер отправился несколько дней назад, чтобы принять командование нашими войсками. Он теперь в Лилле, где стоит ваш полк, и господин Шамийяр полагает, что вам будет приятно отвезти это письмо Буфлеру. Заодно познакомитесь и с вашим полком, что, конечно, тоже вам будет приятно.

— Это очень лестное поручение. Я его выполню с удовольствием.

— Позвольте, сударь, на военной службе не принимают и не отказывают, а повинуются.

35
{"b":"1966","o":1}