ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Про деньги, которые не у всех есть
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Земное притяжение
Автомобили и транспорт
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Каждому своё 2
Клан

Алекса (к Ролло). Ты слышал? Я была права сегодня утром. (К Эдит.) Из нас троих ты – единственный стоящий человек.

Эдит. Вы оба осчастливили меня сегодня нежными признаниями. Жаль только, что для этого понадобилась такая драма.

Алекса. Господи! «Драма»!

Эдит. Ты разве не считаешь все это драмой?

Алекса. Да пойми ты, это уже перед войной не считалось драмой, а тем более в наше-то время!

Ролло. Он тебя изнасиловал?

Алекса. Нет, у тебя в самом деле средневековые понятия, Лео!

Ролло. Могла бы назвать меня «папа»!

Алекса. Конечно, я так и хотела, но я старалась проявить такт. Я подумала, что сейчас неподходящий момент напоминать тебе, что я – твоя дочь.

Ролло (сдавленно). Да, ты моя дочь. Моя маленькая дочурка. Я чувствую это по той боли, которую ты мне причинила. И знаешь, честь семьи тут вовсе ни при чем, плевал я на честь. Просто я никак не могу постичь… Я остановился в своем развитии на Суассонской вазе[4] и на квадрате гипотенузы…

Алекса. Папа!…

Ролло. А я-то, старый дурак, учил тебя жить! Я-то советовал тебе стать кошечкой!

Алекса (робко). Скажи, ты не выгонишь меня?

Ролло. Выгоню… тебя?! Бедная ты моя малышка! Да я сам во всем виноват, незачем было давать тебе столько воли. Я сам уверил себя в том, что ты истинная дочь Эдит.

Алекса. Я очень старалась быть ею. Но нет, я дочь моей настоящей матери.

Ролло. Ну, не преувеличивай!

Алекса (с оттенком самолюбования). Во мне есть что-то порочное. Мне противно быть воспитанной, рассудительной, осмотрительной, сдержанной девицей. Я не умею аккуратно ходить по обочине жизни. Ведь даже когда осторожничаешь с жизнью, она все равно проходит.

Ролло. Да-да, говори, не бойся. Максим… а как его фамилия?

Эдит. Она отказалась ее назвать.

Ролло. Так как?

Алекса. Мама же сказала, что я не хочу.

Ролло. О, я все равно узнаю, кто он. Поверь мне, узнаю!

Алекса. Не думаю.

Ролло. Я просто обязан узнать. Во-первых, для того, чтобы набить ему морду. Пусть даже он тебя любит, все равно он подлец! А во-вторых, чтобы заставить его жениться на тебе.

Алекса. Ты хочешь выдать меня замуж за подлеца?

Эдит (невольно). Тебе это не удастся!

Ролло (насторожившись). Почему? Разве он женат?

Алекса (убедительно). Вовсе нет. Просто его родители… Ну… они никогда в жизни не согласятся.

Ролло (Эдит). Ты именно это хотела сказать?

Эдит (неуверенно лжет). Дда.

Ролло. Очень странно.

Алекса. Что странно?

Ролло. Парень, который боится своих родителей, и это в наше-то время.

Алекса. Ну что поделаешь!

Ролло. Она, наверное, очень богата?

Алекса (с беспокойством). Кто «она»?

Ролло. Семья Максима. Недаром же он за нее так держится?

Алекса. А, да. Очень.

Ролло. Тогда все понятно. (Тут же, противореча самому себе.) Так он точно не женат?

Эдит. Говорят тебе, нет.

Ролло. А ты можешь поклясться, что нет?

Эдит. Я ничего не знаю. Алекса же тебе сказала, что нет.

Ролло. Он друг Жерома?

Алекса. Нет.

Ролло. Кристиана?

Алекса (вызывающе). Нет! И ни Марка, ни Эрве, ни Жоржа, и Стефана.

Ролло. Ага, понял. Он из компании Жана Франсуа, и я с ним знаком…

Алекса. Я тебе не говорила, что ты с ним знаком.

Ролло. Сейчас не говорила, а вот недавно сказала.

Алекса. Когда недавно?

Ролло. Когда не дала мне послушать его голос. Ясное дело, ты боялась, что я его узнаю.

Алекса. Ну что ты выдумываешь!

Ролло. Все ясно, девочка! Максим – это «Тюрбиго»!

Эдит (удивленно). Что ты хочешь сказать этим «Тюрбиго»?

Ролло. Уж я-то знаю, что хочу сказать.

Эдит. Ты говоришь какими-то загадками, ничего не могу понять.

Ролло. Зато твоя дочь меня поняла.

Алекса. Ничего подобного, ни слова не поняла!

Ролло (уверенно). Так вот что я тебе скажу, Алекса: твой Максим не из компании Жана Франсуа!

Алекса. Ах вот как?!

Ролло. Он для них слишком стар.

Алекса. Слишком стар?

Ролло. Да, и именно это я собирался тебе разъяснить в тот момент, когда ты на меня разозлилась.

Алекса. Это когда ты меня поздравил с истерикой?

Ролло. Совершенно верно. Потому что молодой человек не позволил бы разговаривать с собой таким тоном, каким говорила ты.

Алекса (с хорошо разыгранной наивностью). Я же все время только и говорила что «да, да, да».

Ролло. Но каким тоном!

Эдит. О, когда вы, мужчины, влюблены, вы сносите любой тон.

Ролло. А это твое: «Выпутывайся как знаешь, мне наплевать»?

Эдит. Но она сотни раз говорила то же самое Жерому.

Ролло. А вот это: «В девять часов, а не в десять»?

Эдит. Она просто уточнила время.

Ролл о (внезапно, к Эдит). По-моему, тебе известно, кто этот Максим!

Эдит (чистосердечно). Слава богу, нет!

Алекса. Иначе она давно бы уж тебе его назвала.

Ролло (подозрительно покосившись на Эдит). Я тебе повторяю, что этот Максим не из компании Жана Франсуа.

Алекса. Ая тебя уверяю, что он оттуда.

Ролло. К тому же в наше время двадцатилетнего парня не могут звать Максимом. Даже Максом – и то вряд ли. А может, его зовут Максимилиан?

Эдит. Но его вовсе не зовут Максим.

Алекса (срываясь на крик). Мама!

Эдит (огорченно). Я только хотела тебя выручить.

Ролло. Ага! Его не зовут Максим. Спасибо тебе, Эдит. У меня это имечко поперек горла стояло.

Алекса. Да неужели?!

Ролло. Тогда почему же он подписывается Максимом?

Алекса. Так… Просто одна глупая шутка.

Ролло. Охотно верю, но все-таки изволь объяснить.

Алекса. Когда я увидела его в первый раз, я сочла его очень изысканным. Я даже сказала вслух: «Изыскан, как Ларошфуко[5]».

Ролло. Ну и что?

Алекса. Неужели непонятно?! «Максимы» Ларошфуко!

Ролло. Господи, какое идиотство!

Алекса. Да, и я уже охрипла, доказывая это тебе и маме.

Ролло (поразмыслив). Что-то я не припомню никого изысканного в компании Жана Франсуа.

Алекса. Ох, какой же ты зануда!

Ролло (перебирая в памяти). Так… так… Кто-то изысканный… и зовут его не Максим…

Алекса (насмешливо). Можно подумать, ты кроссворд решаешь.

Ролло (безуспешно перебрав в уме всех знакомых). Нет, абсолютно никого изысканного!

Эдит. Но ведь кто-то же есть…

Алекса (энергично). Надеюсь, хоть ты не станешь перебирать своих знакомых, мама!

Эдит (испуганно). Нет-нет…

Ролло (глядя на письма издали). Я, конечно, мог бы кое-что узнать оттуда. Но мне слишком больно читать их. Я просто не решаюсь.

Эдит. И ты совершенно прав. Он только и пишет, что… о плотских радостях.

Poлло. Похотливый негодяй! (Внезапно.) А ведь мне знаком этот почерк!

Алекса (с завидным самообладанием). Вот это меня очень удивляет.

Ролло. Он явно изменен, но я его узнаю!

Алекса (с искренним удивлением). Изменен?!

Ролло. Бедняжка моя, ты полюбила типа, который ко всему прочему еще нарочно искажает свой почерк!

Алекса. Ерунда, не верю!

Эдит (недоверчиво). Зачем бы он стал нарочно искажать его?

Ролло. Я узнаю это «3»! Я уже где-то видел такие «3»!

Алекса (уверенно). Можешь пыжиться сколько угодно, изображая из себя Шерлока Холмса, ты все равно не знаешь ни этого парня, ни его «3».

Ролло. Ах, не знаю? А почему ж ты тогда не дала мне послушать его голос, а? Ну, скажи!

Алекса. Потому что он говорил с акцентом, и мне было бы неприятно, если бы ты стал издеваться над ним.

Эдит. У него акцент? Боже, какая жалость!

Ролло. Акцент?

Алекса. Жуткий акцент!

Ролло. Он что, из Канталя[6]?

вернуться

4

Исторический анекдот, относящийся к завоеванию Суассона королем Хлодвигом в 486 г. и содержащийся в школьных учебниках.

вернуться

5

Ларошфуко (1613 – 1680) – политический деятель, автор «Мемуаров» (1662) и знаменитого сборника афоризмов «Максимы» (1665).

вернуться

6

Департамент в Оверни, жители которого говорят на местном диалекте.

11
{"b":"1970","o":1}