ЛитМир - Электронная Библиотека

Ролло. Вот, слыхала? А теперь этот подлец соблазняет мою дочь!

Эдит. Просто чудовищно!

Ролло. И сегодня утром он спрашивал меня перед ее приходом: «Ей уже, наверное, двенадцать лет?»

Эдит. Какое лицемерие!

Ролло. Он тебя изнасиловал! Ну конечно, ясно как божий день, он тебя изнасиловал!

Алекса (подавленно). Папа, я же все-таки не родная дочь Эдит.

Ролло (Алексе). Где ты с ним познакомилась?

Алекса (мягко). Тебе будет больно узнать.

Ролло. Я спрашиваю, где?

Алекса. В горах, зимой.

Ролло. Господи боже, и мы послали тебя туда поправить здоровье!

Алекса. Однажды я голосовала на дороге в Шамони, чтобы добраться до Сен-Жерве, и он меня подобрал.

Ролло (горестно). Подобрал!

Алекса. Да, именно, подобрал. И пригласил меня поужинать с ним.

Эдит. Он был с веселой, интересной компанией, и ей захотелось провести с ними время.

Ролло. А ты-то откуда знаешь?

Эдит. Об этом говорится в письмах.

Ролло. Ты же утверждала, что там только о плотских радостях?!

Эдит (не отвечая на его реплику). Трое других мужчин были с подружками, а он – один. Когда он увидел Алексу, у него началась аллергия к другим девушкам.

Ролло (ошеломленно). Аллергия… к другим девушкам?

Эдит. Так он пишет.

Ролло. Ну и ну! Вот это да!

Эдит (с гордостью). Но она не уступила ему тут же на месте.

Ролло. Еще чего не хватало!

Алекса. Я продержалась все шесть недель! Зимой, в горах – это рекорд.

Эдит. Да что ты болтаешь! Ты же уступила ему не в горах!

Алекса. Нет, не в горах. Я просто подсократила твое повествование.

Эдит. Да и в Париже тоже не сразу.

Ролло. Славу богу!

Эдит. Алекса гораздо лучше, чем сама о себе думает.

Алекса (с горькой самоиронией). Еще лучше?

Эдит. Ему пришлось ждать целых шесть месяцев.

Ролло. Бедная моя лапушка! Ты защищалась изо всех сил!

Эдит. Целых полгода!

Алекса. Да. А он в это время, пылая своей безумной любовью, упражнялся в изменении почерка.

Ролло (сбитый с толку тоном Алексы). И ты ему уступила? Когда? Как?

Эдит. Ах, ну какая разница!

Ролло. Когда и как?

Алекса. Что тебе было бы наименее неприятно услышать?

Пауза.

Ролло. Ты права. Оставим это.

Алекса. Вот так-то лучше.

Ролло (внезапно, во весь голос). Но почему он? Почему именно он?

Эдит. Роковое невезение!

Ролло (возмущенно). А Вероника? Куда только смотрела все это время Вероника?!

Алекса. Она терпеть не может зимний отдых в горах.

Ролло. Господи, а еще строит из себя ревнивицу!

Эдит. Факт тот, что…

Ролло. Сегодня утром эта идиотка еще сочла тебя симпатичной. Вот уж кого, можно сказать, бог обидел интуицией!

Алекса {меланхолично). Да и кто может ею похвастаться, роме тебя?

Ролло. И она отпустила его от себя на целых шесть недель!

Да я бы даже Эдит не рискнул отпустить одну на шесть

недель!

Алекса. У нее была шпионка в этой компании – Констанс.

Ролло. Констанс Ардуэн?

Алекса. Да.

Ролло (от души). Вот уж красотка, так красотка.

Алекса. Ноэлю пришлось переспать с ней, чтобы она не проговорилась.

Ролло. Проклятый извращенец!

Алекса. О, он с ней потом тут же порвал.

Ролло. Еще того лучше!

Алекса. Зато она была у него в руках.

Эдит. И Вероника ничего не заподозрила?

Алекса. Ничего. Впрочем, потом, и в Париже и в Сен-Тро он лгал ей так ловко, так изобретательно, так смешно…

Ролло. Тебя еще впечатляют лгуны?

Алекса. Но что самое любопытное – это до какой степени он боится ее.

Ролло. Тебя еще впечатляют трусы?

Алекса. На это могу лишь повторить тебе, что я не родная дочь Эдит.

Ролло. Еще бы! Добродетель – и ты!

Эдит (раздраженно). Ох, до чего же вы оба осточертели не с моей добродетелью! Разглагольствуете о ней так, будто на нее никто никогда и не покушался!

Ролло (удивленный ее выпадом). Не понял?

Эдит. Конечно, я ничего лишнего себе и не позволила бы. Но е думайте, что меня не пытались соблазнить. Карадин, например, пытался.

Ролло. Как, и тебя тоже?

Эдит. Да, представь себе!

Ролло. Мало ему было дочери, ему еще и мать понадобилась!

Эдит. О нет, это давняя история, Алексе было тогда семь лет.

Ролло. Господи, да таких типов надо в клетку сажать!

Эдит. Должна признаться, он тогда пустил в ход все свое обаяние. Но я дала ему самый решительный отпор. Потому что, к счастью, любила другого.

Ролло. Кого?

Эдит. Дурачок! Тебя!

Ролло. Нет, у меня сейчас голова лопнет!

Эдит. За мной он ухаживал далеко не так настойчиво, как за Алексой. Его терпения едва хватило на две недели. (Дочери, с нежной улыбкой.) Я ему нравилась меньше, чем ты.

Ролло. Давай-давай, сыпь мне соль на рану!

Эдит. Я тебе и не заикнулась об этой истории, потому что ты уже тогда его терпеть не мог.

Ролло (взрываясь). И этот негодяй требовал, чтобы я явился к нему ровно в девять! И он еще позволил себе заставить меня ждать!

Эдит. И меня тоже.

Ролло. И тебя тоже! И он осмелился дать мне денег!

Алекса. Ты же у него просил.

Ролло. Да, просил! Под честное изобретение! А ведь он изобразил дело так, будто вручает мне комиссионные, как какому-нибудь агентишке. Бакшиш!

Эдит. Ты преувеличиваешь!

Ролло. Он просто решил заплатить мне за невинность моей дочурки! Одним махом опозорить всю мою семью!

Алекса (также вне себя). Перестань разыгрывать мелодраму!

Ролло. Да я швырну ему в морду эти несчастные деньги!

Эдит. Вот это правильно!

Ролл о (запнувшись на полуслове). Ох! Я же… (Плаксиво.) Ах ты черт! Ай-ай-ай! Это ужасно!

Эдит. Что ужасно?

Ролло. Я же заплатил за костюм. Теперь я смогу швырнуть ему в морду только четыреста тридцать пять тысяч!

Алекса. Ну так оставь все, как есть.

Ролло. Кой черт меня дернул платить за костюм?!

Алекса. Ты ничем не обязан Ноэлю, ты же продал ему изобретение за эти деньги.

Эдит. Но ведь он мог его и не покупать.

Ролло. Ты думаешь?

Эдит. Я уверена в этом.

Ролло. Но ты вспомни о Симоне Суши!

Алекса (с ледяной иронией). Да, ты, пожалуйста, вспомни хоть о ней!

Ролло. Ну конечно, я не имею права лишать ее этих денег.

Алекса. Весьма справедливо!

Ролло. Ладно, решено, этой проблемой я больше не занимаюсь.

Алекса. Дела есть дела!

Ролл о (с радостным облегчением). Уж теперь держись, мсье Карадин!

Алекса (внезапно обеспокоенная). Что ты собираешься делать?

Ролло. О, сущие пустяки. Всего-навсего отомстить за себя. А заодно и за тебя тоже, слышишь?

Алекса. За меня? С какой стати? Я вовсе не нуждаюсь в отмщении.

Ролло. Я заставлю этого субчика вернуть деньги, которые он у меня украл!

Эдит. Ну что ты говоришь?!

Ролло. И теперь, чтобы набить ему морду, мне не понадобится никакой Бурдиль! Эти письма (потрясает письмами) – настоящий динамит! На них-то мсье Карадин и подорвется!

Эдит. Леон!

Ролло (с блуждающим безумным взглядом). Трах-тарарах! Хоп-ля! Летите в рай, мсье Карадин! (Хватается за горло, будто его душат.)

Эдит (в ужасе). Что с тобой? Тебе плохо?

Ролло. О радость!

Алекса. Какой ужас!

Ролло (охваченный лихорадочным возбуждением). Долгонько я ждал этой минутки!

Эдит. Скорей, расстегни воротничок!

Ролл о (в экстазе). Зачем?! Это мне тогда было плохо! Очень плохо! А теперь я ожил, я возродился!

Алекса (с плохо скрытым отвращением). Ты возродился?!

Ролло. Ух, как я его раздавлю, этого Карадина! Раздавлю, в порошок сотру и еще плюну сверху! Вот так! (Хватает вазу и швыряет об пол. Ваза разлетается на куски.)

13
{"b":"1970","o":1}