ЛитМир - Электронная Библиотека

Ролло. Доволен. Но не так, как хотелось бы.

Карадин. Извини, больше ничего не могу для тебя сделать.

Ролло (поразмыслив). Нет, решительно… не стоит тебе… не стоит самоустраняться. Меня это больше не волнует.

Карадин. Остерегайся первого порыва души, Ролло.

Ролло. Говорю тебе, меня это больше не волнует! Не стану же я, в самом деле, умолять тебя остаться в живых!

Карадин. Нет, не станешь. Ты просто вернешь мне письма.

Ролло. Ну, это уж нет, черт возьми!

Карадин. Да! Либо ты вернешь мне их по доброй воле, либо я убью себя, и тебе придется вернуть их поневоле. Я не желаю жить под угрозой разоблачения.

Ролло. Гляди-ка, ты опять командуешь!

Карадин. Я тебя просто информирую.

Звонит телефон.

Ролло (рычит в трубку). Алло! Алло! Я слушаю! Вам еще не надоело сопеть в трубку, тюлень несчастный?… Отвечайте же, черт вас побери! (С треском швыряет трубку.) Так это, значит, не ты звонил?

Карадин. И сопел в трубку как тюлень?

Ролло. Да.

Карадин. Ты запамятовал, Леон, ведь я – Тюрбиго.

Ролло (пристально посмотрев на Карадина). Теперь я знаю, почему я не так счастлив, как должен был бы.

Карадин. Почему?

Ролло. Потому что ты меня не боишься. Потому что ты ни на йоту не утратил своей наглости. Потому что ты все это время был так спокоен и уверен в себе, словно и не висел на волоске по моей милости.

Карадин. Ну, не совсем так…

Ролло. Я, конечно, могу убить тебя. Но даже и этим я не возьму верх над тобой. Я ничего не могу с тобой сделать, потому что ты не боишься смерти. А смерти твоей я не хочу. Я хочу другого: чтобы ты умолял меня о пощаде. На колени!

Карадин. Да хватит дурака валять.

Ролло. На колени и моли о пощаде своего дорогого Рохлю!

Карадин. Нет уж, я предпочитаю несчастный случай.

Ролло. Ах так? Ладно, тогда употребим другое средство. Гораздо лучшее. Мне кое-что пришло в голову.

Карадин. Да неужели?

Ролло. Тебе все же придется поползать передо мной на коленях, Ноэль.

Карадин. Ты шутишь?

Ролло. Да-да, и умолять меня сжалиться, – и ты сделаешь это из-за Алексы.

Карадин (заметно теряет уверенность в себе). Из-за Алексы?…

Ролло. О, я не стану посвящать ее в историю с Мазукяном. В ее возрасте жулики вызывают скорее симпатию, чем отвращение. Она способна понять и простить тебя. Я придумал кое-что получше.

Карадин. Кое-что получше?

Ролло. Удивляюсь, как это мне раньше не пришло в голову. Просто у меня против тебя столько всего накопилось, что не сразу и выберешь.

Карадин. Поистине так!

Ролло (раздельно). Я расскажу ей о твоей идиллии с Франсуазой Мишале.

Карадин (кричит). Нет!!!

Ролло. И о том, как ты бросил ее, предоставив ей выпутываться самой.

Карадин (глухо). Только не это!

Ролло. Ну, тогда на колени, сию же минуту на колени!

Карадин. Мало тебе было того, что я согласился сдохнуть?!

Ролло. Мало!

Карадин. Теперь ты хочешь испоганить самую память обо мне?

Ролло. А мне наплевать, какую память ты по себе оставишь.

Карадин. Ты представляешь, какую боль причинишь ей?

Ролло (не повышая голоса). Трус! Трус, который прячется за мою дочь!

Карадин. Я люблю ее! Она – единственное счастье моей жизни!

Ролло. Меня этим не проймешь!

Карадин. Я умоляю тебя!

Ролло. На колени! Будешь умолять меня на коленях!

Карадин. Ну что ж… Мне теперь терять нечего. (Долго выбирает подходящее место и становится на одно колено перед Ролло.) На оба колена?

Ролло. Да уж, будь любезен!

Карадин (становится на оба колена). Ну, доволен теперь? Ролло. Нет. И я знаю, почему. Ты ведь думаешь, что все равно никто не узнает. (Зовет.) Эдит!

Голос Эдит. Да, дорогой?

Ролло. Поди-ка, полюбуйся!

Голос Эдит. Сейчас, дорогой!

Карадин (собираясь встать). Только не перед Эдит!

Ролло. Тогда, может быть, перед Алексой?

Карадин, присмирев, остается в прежней позе. Входит Эдит.

Эдит. О!

Ролло. Гляди, Эдит, он на коленях передо мной. Он меня умоляет!

Карадин. Это правда, я его умоляю.

Эдит (к Ролло). Мне стыдно за тебя! (Карадину.) Встаньте, пожалуйста.

Ролло. Не двигаться! (С отчаянием.) Эдит, ты-то знаешь, как я ждал этой минуты! Как я уповал на нее! И вот он стоит передо мной на коленях и умоляет о пощаде. А что еще я мог с ним сделать?! У меня в душе пустота. (Яростно.) Пусто! Пусто! Мне кажется, будто я потерял даром двадцать лет жизни!

Эдит. Боюсь, что ты прав.

Ролло. Но ведь это невозможно! Это было бы слишком глупо! Эй, Ноэль, ну-ка повторяй за мной: «Леон, ты гораздо умнее меня!»

Незаметно для присутствующих входит Вероника.

Карадин. Леон, ты гораздо умнее меня!

Ролло. Леон, ты гораздо красивее меня!

Карадин. Леон, ты гораздо красивее меня!

Ролло. Леон, ты нравишься женщинам больше, чем я!

Вероника. Прошу меня простить, но ключ был в двери. Я стучала, но, поскольку никто не ответил, я вошла.

Карадин и Ролло застывают от испуга.

Эдит (горячо). Вероника, дорогая, здравствуйте!

Вероника. Здравствуйте, моя дорогая. Ноэль, что здесь происходит?

Карадин (успевший тем временем подняться, отряхивая колени). Ничего. Ровным счетом ничего.

Вероника (внезапно взволновавшись). Мазукян?

Эдит. Это что, ваша новая шутка – Мазукян?

Вероника (успокоенная ее простодушным тоном). Скорее, старая.

Эдит. Ах так, ну тогда не страшно. (Вдохновенно выдумывая на ходу.) Вообразите себе, эти двое идиотов заключили глупейшее пари. И Леон выиграл.

Вероника (медленно). Ах, вот оно что…

Эдит. И поскольку Ноэль проиграл, ему пришлось признать, что Леон умнее, красивее и обаятельнее его.

Вероника. Ноэль, это правда?

Карадин (обретя прежнее спокойствие). Не вечно же мне выигрывать.

Вероника. Леон?

Ролло молчит.

Леон, я к тебе обращаюсь.

Ролло (которого Эдит молит взглядом). Да. (С усилием.) Просто глупое пари.

Вероника. Ну тогда вы действительно идиоты.

Ролло. Особенно я.

Карадин (любезно). Ну зачем же так?! Я по крайней мере так же глуп, как ты.

Ролло. А я говорю, нет. И вообще, иди к черту!

Карадин. Ну, если ты так настаиваешь…

Вероника. Так паясничать на пятом десятке!

Ролло (убежденнно). Да уж, можно сказать, настоящие паяцы! Ах какая мерзость!

Вероника (пораженная его горьким тоном). Скажи пожалуйста, ты все свои пари принимаешь так близко к сердцу?

Ролло (с невыразимой печалью). Тебе этого не понять. С виду я это пари выиграл, а по сути проиграл.

Вероника. Что-то ты очень сложно выражаешься.

Ролло. Напротив, куда уж проще.

Вероника. А тебе не кажется, что он сложно выражается, а, Ноэль?

Карадин. Вовсе нет. Я ему сейчас даже симпатизирую. Как подумаю, к чему он мог бы меня принудить!…

Ролло (угрожающе). И к чему я, может быть, еще вернусь!

Карадин (пренебрежительно). Не думаю, момент уже упущен.

Ролло (ворчит). Ладно-ладно, тоже мне умник нашелся.

Вероника. Господи, до чего же они оба противные, с этими их секретами!

Эдит. Вот именно, противные!

Ролло (Веронике). Слушай-ка, ты тут назвала одно имя, которое меня очень заинтересовало.

Вероника. Вот как? Какое же?

Ролло. Мазукян.

Вероника. Ах вот что.

Ролло. Мазукян имеет какое-нибудь отношение к Ноэлю?

Вероника. Ни малейшего.

Ролло. Ну не скрывай! Ей-богу, мне интересно.

Вероника. Это дело Ноэля. Я расскажу только, если он мне позволит.

Карадин. А я не позволяю.

Ролло. Жаль!

Вероника (мужу). Объясни-ка, каким образом ты очутился здесь? Ты же должен был провести вечер в клубе.

18
{"b":"1970","o":1}