ЛитМир - Электронная Библиотека

Ролло (с подкупающей искренностью). Но я и разделял, дурочка, правда, разделял!

Эдит (не сдержавшись). Да не кричи же так!

Вероника. Мне было пятнадцать лет. Ему – чуть больше шестнадцати. Я надеюсь, вы не ревнуете ко мне.

Эдит. Ничуть.

Ролло (тем временем он успел извлечь из бумажника фотографию). Вот взгляни, это мы, в то время.

Вероника (взволнованно). Дай посмотреть!

Ролло (подробно разъясняет). Мы снимались в фотографии Туке. Этот песок – ненастоящий и каюта тоже ненастоящая, а парусник нарисован на холсте. Здесь только мы – настоящие.

Вероника (помолчав). Ты… может быть. А я – нет. На этой фотографии как будто снята дочь, дочь, которую я могла бы иметь, которую обожала бы и которая потом умерла бы.

Ролло (стараясь побороть неловкость). Слушай, а ведь, согласись, я был красивым парнем, а? Смотри, какая у меня тут пышная грива и смелый взгляд. В общем-то, судя по этой фотографии, тебя легко понять – любить меня было одно удовольствие.

Вероника. Я доказала как раз обратное.

Эдит (смеясь, к Ролло). Ты слишком самодоволен, вот и получил по заслугам.

Вероника. И ты всегда носишь это фото с собой?

Ролло. Ну еще бы, а как же! Когда такая вот малютка едва не умирает от любви к тебе, это что-то вроде диплома.

Вероника. Вот как! (Продолжает рассказ.) Леон и я…

Ролло. Уж ты поверь, я впоследствии одержал немало побед, и все благодаря тебе.

Вероника (с видимым раздражением). Если ты будешь прерывать меня каждую минуту, я не смогу рассказать мою историю.

Ролло (непререкаемым тоном). Одну из самых прелестных историй, какую я знаю.

Вероника (к Эдит). Мы целовались, наверное, раз десять.

Ролло (с нажимом). Несколько раз по десять. Пятьдесят три раза, если уж быть совсем точным. Нет, ты скверно рассказываешь!

Вероника. Неужели пятьдесят три?!

Ролло. Это нетрудно проверить. Я записывал поцелуи у себя в блокноте, по мере накопления. Но, ясное дело, я засчитывал только поцелуи в губы.

Эдит (уязвленно). Ну ясное дело!

Вероника. Я впервые в жизни проводила каникулы одна, без родителей. И я поверила, что это наконец пришло.

Ролло. Оно и пришло, глупышка!

Вероника. Однажды утром мы условились встретиться и поехать на морскую прогулку, одни в лодке со старым рыбаком. Погода в тот день была просто чудо! Мы собирались провести вместе весь день. Так вот, мсье не явился на свидание.

Ролло. Потому что накануне ты весь вечер протанцевала в казино без меня.

Вероника. Мсье отбыл в Париж. И целых десять дней скрывался там у приятеля, не подавая о себе никаких вестей. Когда же он соизволил наконец объявиться, я уже была в коматозном состоянии.

Ролло. Я ведь потом попросил у тебя прощения!

Вероника. Меня все-таки вылечили. От болезни – и от него заодно. Я его забыла. Целиком и полностью. Когда он пришел ко мне в больницу, я его даже не узнала.

Ролло (многозначительно). Ха-ха, как же!

Вероника. Что такое?!

Ролло. Ничего, я и так слишком много сказал.

Вероника (раздраженно). Смотри, будешь говорить сам с собой – скоро свихнешься.

Ролло (паясничая). Ничего, я же сам себя не слушаю.

Вероника. После всего этого я не виделась с ним целых десять лет. А потом Ноэль привел его к нам пообедать через три месяца после нашей свадьбы.

Эдит (растроганно). Это чудесная история. И она делает вам честь.

Ролло. Мне тоже.

Эдит. Тогда ты еще был гордым.

Вероника. Мы все звали его «Леон неукротимый».

Ролло (насмехаясь над самим собой). Неукротимый!

Эдит (поспешно). И он до сих пор не укрощен! (Берет руку Ролло.) По крайней мере не до конца.

Вероника. Вы прелесть! Я даже слегка сержусь на вас. Ведь это из-за вас он не жалеет обо мне.

Эдит (жестко взглянув на Ролло). О, клянусь вам, что жалеет.

Вероника (меняя тему разговора). Как поживает ваша очаровательная дочка?

Эдит. Что-то неважно в последнее время. Да вы ее скоро увидите.

Вероника (к Ролло). Я подозреваю, что ты решил сорвать сегодня крупный куш. Иначе ты не привлек бы к этому делу всю свою семью.

Ролло. Мне нужно, чтобы Ноэль выдал мне пятьсот тысяч монет под одно из моих изобретений. А в такой битве пушки холостыми не заряжают.

Вероника. Ты, как всегда, остроумен. (Неожиданно едко.) Сразу видно, что ты-то не перенес менингит.

Ролло (со свойственной ему бессознательной жестокостью). Что ж, мне ведь не посчастливилось встретить самого себя!

Вероника (сердито). Ох, как ты меня злишь!

Ролло. Надеюсь, что так.

Вероника. Пойду попробую поторопить Ноэля. (К Эдит.) Теперь, когда он узнал, что вы здесь, он, наверное, наводит красоту.

Ролло. Ну и работка! Ему наверняка понадобится еще час!

Вероника. Потерпите еще три минуты, и я вам его приведу, в каком бы виде он ни был. (Выходит, но тут же возвращается.) Я не войду с ним вместе. Сперва дам тебе время потрудиться. (Выходит.)

Эдит (решительно). Она очень красива!

Ролло (небрежно). У меня всегда был хороший вкус.

Эдит. А теперь ты даже не видишь, что она красива.

Ролл (с хорошо обдуманным жестом в сторону Эдит). Это ты виновата.

Эдит. Но у нее в глазах есть что-то безжалостное, жесткое.

Ролло. А вот в этом виноват я.

Эдит. Как ты думаешь, любит она Ноэля?

Ролло. Так же, как любила меня, это уж точно! Она его обожает, холит и лелеет. А уж ревнует как сумасшедшая! Все несчастье в том, что он, подлец, знает это, и, уж поверь мне, ему в высшей степени наплевать на ее ревность.

Эдит. Странные у вас отношения.

Ролло. У Вероники со мной?

Эдит. Да. Она испытывает к тебе почтение, смешанное с ужасом.

Ролло (в восторге). Ты думаешь, она меня боится?

Эдит. Ведь ты – ее несчастное прошлое.

Ролло (мечтательно). Один-единственный раз в жизни я проявил гордость и едва не убил человека! (Весело.) Так что не стоит тебе удивляться, что я отказался быть гордецом.

Эдит (проникновенно). Ты отказался и от многого другого.

Ролло. Ты думаешь, я себя не знаю?! Еще как знаю, малышка! И страдаю от этого неимоверно! У меня прямо ад в душе!

Эдит(подходит и нежно гладит руки Ролло). Дорогой мой!

Ролло (отодвигается, увлеченный новой мыслью). Ты видела, как Вероника смотрела на наше фото? Ведь она жалеет о том времени, ей-богу!

Эдит (пораженная). Что ты выдумываешь?!

Ролло. Ну, все равно… Эх, какое дельце я упустил! Сто миллионов! Тогдашних! А может, и побольше! И это я управлял бы тогда банком, страхкассой, текстильными предприятиями и всем прочим!… (Погружается в мечты.)

Эдит (с достоинством). Вспомни, кому ты говоришь это! К тому же не обольщайся, ты сам только что сказал, что она обожает Ноэля.

Ролло. Ноэль, не Ноэль, а мне стоило только мигнуть… Но как раз в тот момент я имел глупость влюбиться в тебя.

Эдит встает.

Эдит (глухо). Леон!

Ролло. А? Что с тобой?

Эдит (с трудом). Ничего. (Шатается и падает без чувств на диван.)

Ролло (в панике). Да что случилось, малышка? Неужели ты… из-за того, что я сказал? Ты меня не поняла. Я же не жалею, что полюбил тебя, я только жалею о том, что сделал эту глупость.

Эдит не двигается, голова ее бессильно откинута на спинку дивана.

Фу, черт, опять что-то не то сморозил! Слава богу, ты не слышала. Дорогая моя, красавица моя, ну приди в себя, а то войдет Карадин и увидит тебя в таком состоянии… Я же не по злобе так сказал, просто вырвалось нечаянно… Ну же, очнись! (Шлепает Эдит по щекам.) Да вставай же! (Новые пощечины.)

Входит Карадин. Элегантен, блестящ, безупречно одет. Утонченной манерой поведения резко отличается от расхлябанного Ролло. Видно, что он в молодости был очень красив.

3
{"b":"1970","o":1}