ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не сомневаюсь, что ты видел, — отозвалась Лелиана, — но тут есть одна маленькая проблема. Никто из нас не знает, как накладывать проклятие.

К'арлайнд испытал огромное облегчение. Он снова на верном пути.

— Я понимаю, — серьезно произнес он. — Влашири погибла, но я слышал, как одна из жриц говорила, что в Променаде есть и другие, знакомые с проклятиями. Пошлите меня туда, и я научу их, как произносить проклятие, чтобы разглядеть Ночную Тень под личиной.

Лелиана рассмеялась.

— Что в этом смешного? — поинтересовался К'арлайнд.

— Они знают, как снимать проклятия, а не накладывать их. Эйлистри не позволила бы ничего подобного.

К'арлайнду пришлось очень постараться, чтобы не выдать свои эмоции.

— Понимаю.

Лелиана шагнула к двери:

— Ты еще не готов посетить Променад.

— Это означает, что вы мне не доверяете.

— Нет, не совсем так. — Она открыла дверь, готовясь выпроводить его. — Но я пошлю Квили сообщение насчет тебя, если только…

Окончание ее фразы потонуло в оглушительном звоне металла, долетевшем откуда-то снизу. Казалось, будто, сталкиваясь, звенят мечи, только удары были слишком частыми, чтобы их могла наносить рука какого бы то ни было смертного. Со стуком распахнулись двери выше и ниже жилища Лелианы.

— Барьер! — крикнула жрица. — Что-то привело его в действие!

Лелиана метнулась за мечом и доспехом. Она набросила на плечи кольчугу проворнее, чем иной надевает рубаху, и бросилась к открытой двери.

— Пойдем! — крикнула она, пробегая мимо К'арлайнда. — Если это снова судия, ты нам пригодишься.

Его не надо было приглашать дважды. Это был шанс сразиться рядом с Лелианой — наконец-то показать себя перед ней. Он выхватил из ножен свой жезл и последовал за ней к двери. Выглянув наружу, пока она спешила вниз по лестнице, он увидел оживленные магией клинки, окружившие дерево и со свистом рассекающие воздух в нескольких шагах от его ствола. Он мельком удивился, почему магическая ловушка не сработала раньше, когда он сам пересек некую невидимую черту вокруг дерева. Наверное, потому, что он теперь был одним из верных. Пожав плечами, он защитил себя охранительным заклинанием. Потом выпрыгнул из двери и активировал знак своего Дома. Пока он медленно левитировал к земле, другие жрицы карабкались рядом с ним вниз по лестницам с мечами наготове. Одна из них уже находилась у подножия дерева, она кружилась на месте, выставив перед собой меч.

Жрица резко остановилась, указывая мечом.

— Там! — крикнула она. — Он побежал туда.

Другая жрица вызвала с небес стрелу лунного света. Стрела вонзилась в чащу и всего на миг высветила фигуру бегущего мужчины с черной кожей. Он отшатнулся, когда стрела ударила в землю прямо перед ним, и оглянулся через плечо. Даже с такого расстояния К'арлайнд разглядел его маску.

— Ночная Тень, — прошептал он вполголоса.

Одна из жриц произнесла что-то, останавливая завесу из клинков. Когда та опустилась, остальные жрицы устремились вслед за ассасином, одна из них трубила в охотничий рог. Лелиана побежала за ними.

— К'арлайнд! — крикнула она через плечо. — Чего ты ждешь?

К'арлайнд колебался. Он заметил кое-что такое, что пропустила она. Дверь Роваан была открыта, но он не видел ее во время этой безумной погони за ассасином. Он левитировал ко входу и заглянул внутрь.

То, что он обнаружил, не удивило его. Роваан лежала на полу комнаты, глаза ее выкатились из орбит, на горле глубокая борозда. Должно быть, ассасин душил ее, как раз когда К'арлайнд и Лелиана болтали.

И К'арлайнд отпер эту дверь для себя.

Лелиана поймет это в то же мгновение, как увидит обезвреженный глиф. Все подозрения, которые она имеет насчет К'арлайнда, получат подтверждение.

Вот, значит, как. Теперь ему никогда не встретиться с верховной жрицей, разве что в качестве пленника.

Он выругался и убрал жезл в ножны. И телепортировался прочь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Квили находилась в Пещере Песни, присоединяя свой голос к голосам других жриц, когда пришло срочное донесение от Ильрени: «Ночные Тени снова нанесли удар. На этот раз Туманный лес. Они похитили еще одну душу. Ее тело уже доставили в Зал Исцеления».

«Немедленно буду», — ответила Квили. Она поспешила прочь из пещеры, на ходу подбирая с пола одежду. Мрачная, она шагала по проходам, ведущим в Зал Исцеления. Это была уже третья душа, похищенная ассасинами Варауна: одна — у жрицы из святилища в Сером лесу, другая — у жрицы из Чондалвуда, теперь третья — из Туманного леса.

Еще две похищенные души удалось вернуть, хвала Эйлистри. Душа Настасии, убитой первой, оказалась на свободе по неведомым причинам, а жрицу, погибшую в святилище в лесу Лефир, также воскресили после того, как был убит напавший на нее ассасин. Его тело подвергли допросу некромантом — неприятная, но необходимая процедура. Труп сообщил, что Мальваг жив. Подготовка к открытию врат в самом деле шла полным ходом, и когда этот план осуществится, души жриц Эйлистри погибнут безвозвратно.

Ильрени ожидала Квили в Зале Исцеления, рядом с другой жрицей, которую Квили хорошо знала, — Лелианой. Более века назад Квили принимала клятву Лелианы на мече, когда та впервые поднялась к свету.

Когда Квили вошла, Лелиана обернулась. Она была убита горем.

— Леди Квили, — выговорила она. — Это моя дочь Роваан. Ночные Тени убили ее, и Чеззара не может вернуть ее к жизни. Ее душа…

Квили тронула Лелиану за руку:

— Давай сначала убедимся. — Она глянула за спину Лелианы, в альков, где две начинающие жрицы торопливо готовили постель, на которую предстояло уложить тело. Две другие жрицы — обе только что телепортировавшиеся из Туманного леса, судя по снежинкам, еще тающим у них в волосах, — стояли рядом, держа за углы влажное одеяло, на котором лежало тело Роваан. Даже мертвая, она была удивительно похожа на свою мать.

Квили подошла ближе и увидела след от удавки ассасина на шее Роваан. Она пробормотала молитву обнаружения, и на нижней части лица мертвой жрицы проступила явственная тень.

Лелиана застонала.

— Расскажите мне о нападении, — попросила Квили.

— Это случилось поздно, этой ночью, — ответила одна из жриц, державших одеяло. — Ночная Тень, сделавший это, ушел. И тот, кто помогал ему, тоже.

Лицо Лелианы исказилось от боли.

— Это моя вина, — выпалила она. — Я была глупа. Я верила ему.

Квили нахмурилась, не понимая.

— Этот второй — ты знаешь его?

Лелиана кивнула.

— Он изображал из себя соискателя. — Горький смешок сорвался с ее губ. — Он даже принес клятву на мече, но в конце концов предал нас. Он лишил силы глиф на двери Роваан, потом занимал меня болтовней, пока другой Ночная Тень пробрался в ее комнату и… — голос ее дрогнул, глаза обратились на жриц, осторожно укладывающих тело ее дочери на пол, — похитил ее душу. — Лелиана оторвала взгляд от тела дочери. Она глубоко вздохнула и заговорила снова, качая головой: — И все же я не понимаю. Я расспрашивала его под заклятием правды, и он с готовностью назвал свое имя и подробности своего появления наверху. Он не был настоящим соискателем — он лишь искал нас, чтобы найти свою сестру, — но он сражался вместе с нами, когда напал судия, и потом, когда он принес клятву на мече, я решила, что, возможно, он…

— Лелиана. — Квили оборвала поток слов жрицы на полуслове, коснувшись ее руки. — Ты опережаешь сама себя. Давай по очереди, пожалуйста. Каким именем назвался этот мужчина?

— К'арлайнд Меларн.

Квили хватала ртом воздух. Лунный свет плясал на ее коже, заливая пещеру. Вот и вторая монета, брошенная к ее ногам. Как и предрекала Эйлистри, она упала той стороной, на которой было предательство.

— Расскажи мне все об этом мужчине — и быстро, но на этот раз начни с самого начала.

Квили слушала повествование Лелианы, изредка прерывая его вопросами. Когда оно окончилось, она некоторое время стояла в задумчивости.

42
{"b":"197426","o":1}