ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После того, как лес закончил рассказывать эту сказку и начал рассказывать другую, мы перестали слушать и сидели тихо-тихо, как затаившиеся в траве грибы.

— А ты — Элька, — тихо сказал Вадик.

— Да, Вадик. Я знаю.

ЧАСТЬ II

1. Борька, Петька и их собственные приключения

В этот день Борька проснулся неожиданно рано — даже будильник ещё не звенел. Сначала он пытался вспомнить, что же такого важного произошло вчера? Что-то такое, что совершенно меняет жизнь, делает её лучше, богаче, насыщеннее… А, когда вспомнил, заулыбался. Он стал другим человеком! Может быть, даже лучшим, самым совершенным на земле! Вместе с Элькой и Петькой, конечно же. Ещё Борька подумал, что такой дар нельзя пускать на мелочные житейские дела. Вот взять, к примеру, Эльку. Живёт себе со своим дарованием, как будто так и надо. А нужно совершать великие поступки, достойные настоящего Человека! А по мелочам пользоваться только в крайних, экстренных ситуациях.

Впрочем, такая ситуация настала, пожалуй, слишком быстро — как раз в тот момент, когда мама подошла к Борьке узнать — проснулся ли?

— Ма…ма… — сиплым, болезненным голосом сказал Борька. — Я заболел… Можно я не пойду в школу?

— О боже, Боренька! — забеспокоилась мама. — Неужели в лесу так продуло? Сейчас, сыночек, подожди, будем вызывать врача.

— Мама… Не надо… — трагичным голосом сказал Борька. — Всё пройдёт, нужно только день отлежаться…

— Ну… хорошо, — неуверенно сказала мама. — Но всё же я останусь дома. Будем лечиться.

— Мама… Не надо… — ещё более трагичным голосом сказал Борька. — Ты нужна людям. Иди. Я справлюсь сам.

— Люди могли бы и обойтись, но… Ты уверен?

Борька был уверен. Он теперь знал, что никак не может идти в школу. Кроме того, они вчера с Петькой договорились об этом. Им теперь нужно осваиваться в мире такими, какими они стали — совершенно новыми! А в школе — чего осваиваться?

Можно было бы попробовать свои новые качества ещё вчера. Но после леса совершенно не хотелось никуда идти, а практиковаться на родных — тем более. К тому же по дому разносился приятный аромат жареных грибов, который заставляет забыть практически обо всём… А сегодня — надо было действовать!

— Я позвоню, — сказала мама, закрывая двери.

— Не надо… — прошипел ей вдогонку Борька, но было уже поздно. Нет, с этого момента — только великие дела! И Боря стал думать. Сначала в голову приходили всякие глупости, но потом мысли начали просветляться. И они бы наверняка просветлились совсем, если бы в дверь не позвонили.

— Кто там? — спросил Боря.

В ответ раздалось вполне внятное и осознанное мычание.

— Кто-кто? — переспросил Боря.

За дверью разрывисто залаяла какая-то мелкая собачонка.

— Да кто там? — раздражённо спросил Борька. Ну нет в их двери глазка, нету!

— Мальчик, твои родители дома? — наконец-то сказала за дверью какая-то женщина.

— А что вам надо? — с беспокойством спросил Борька.

— Тебя! — шипяще сказали за дверью. — Крови твоей… мальчик. Подайте голодному вампиру на пропитание…

По двери стали скрестись, видимо, пытаясь перелезть барьер. Борька спокойно вздохнул и повернул замок. В комнату ввалился Петька — довольный, как сибирский слонёнок. По виду не скажешь, что он чаще всего — достаточно мрачный и неразговорчивый. Но вообще-то рядом с Борькой эта неразговорчивость у него всегда пропадала. Как будто не было её совсем — нате, получите отменного болтуна!

— Борька! — крикнул он сходу. — Делюсь! Безвозмездно! Идеей! Опробована на десяти… ста человеках! Действует безотказно! — за это время Петька успел скинуть кроссовки и зашёл в Борькину комнату. — Значит вот. Подходишь к существу человеческого вида и делаешь так!

Петька напряг мышцы, страшно скривил лицо и сказал довольно знакомым, грубым мужским голосом:

— Алта ла виста, беби!

После этого он поднял указательный палец вверх, многозначительно покачал подбородком и важно изрёк тем же голосом:

— Ай-л би бэк!

Петька расслабил лицо и хлопнул Борьку по плечу:

— Понял? А после этого поворачиваешься и ме-е-едленно, вразвалочку, уходишь.

— Глупости всё это, — сказал Борька.

— Почему?

— Потому что мы должны делать что-то большее! — Борька бухнулся на кровать и уставился в потолок. — Мы, может, помогать должны! Понимаешь, мы же одни такие! Кроме Эльки, но толку от неё… Нужно что-то грандиозное! Я всё пытаюсь придумать, а… никак не получается. Давай мозговой штурм устроим, что ли.

— Можем стать первоклассными шпионами, — сразу же предложил Петька. — Представляешь, какая польза государству! Или даже спецагентами! Синтезация голоса — это тебе не шутка.

— Да ну, шпионами… Я же про хорошее, а ты!

— И я про хорошее! — оживился Петька. — Тебя назовём агентом два-два-два, а меня — агентом три тыщи восемнадцать.

— Почему три тысячи восемнадцать? — удивился Борька.

— Число хорошее, — отмахнулся Петька. — Ну так как?

— Не… агентом и шпионом — не годится. Давай ещё.

Петька помолчал, после чего уселся на пол и стал вещать оттуда:

— Ну… в квартиры проникать можем, — и тут же громыхнул большим детским хором:

Твой голос на мамин

совсем не похож!

Ты голосом тихим

фальшиво поёшь!

— Зачем? — удивился Борька. — Грабить, что ли?

— Ну не знаю… Вдруг там помочь кому-то надо! Не режь на корню отличные идеи! Это нечестно!

— Если б идеи были отличными, я бы их не резал.

— Ещё мы можем слушать вещи. И вообще всё, что вокруг, — сказал Петька, как будто открытие совершил.

— Можем, — подтвердил Борька.

— А у многих людей есть старые вещи, — сказал Петька, будто намекал на что-то.

— Есть, — подтвердил Борька.

И уже через полчаса намёков и уточнений выяснилось — есть, есть хорошее и большое дело, которое могут сделать только они! Оно пахло тайнами и загадками… немного сокровищами и… в общем, хорошее было дело! Разговаривая со старыми вещами, они могли выяснить — кому они принадлежали, какие скрывают секреты и ещё многое-многое другое! Что именно включало в себя это многое-многое другое, мальчишки не стали уточнять. Настала пора действовать. Они тут же побежали на улицу, как будто там их ожидали горы старинных вещей и предметов. И Борька, конечно же, не вспомнил, что ему, хворающему, должна была позвонить мама.

2. Крах предприятия

На улице было достаточно прохладно — тёплая осень заканчивалась. Видимо, именно это подействовало на Борьку с Петькой отрезвляюще. Они остановились в полной растерянности. Что делать дальше? Куда идти? Кому предлагать свои тайнораскрывательные услуги? Будний день, улицы пустуют, да и все взрослые, скорее всего, на работе…

— Продумали всё до мелочей, — сказал Петька и почесал переносицу.

— И что теперь? — невесело спросил Борька.

Петька нахмурил брови, и через какое-то время выдал:

— Пенсионеры! Да, пенсионеры! У кого, как не у них, толпами хранятся старые вещи?

— Точно! — обрадовался Борька. — Пойдём в какой-то дом, и в каждую квартиру будем звонить! Там пенсионеры и найдутся!

— Зачем звонить в каждую? — удивился Петька. — Разве мы не можем просто… подслушать под дверью?

— Но это же нехорошо!

— Но для хорошего же дела! Если хочешь, подслушивать буду я. А ты будешь слушать вещи. Тогда я буду делать нехорошее дело, а ты хорошее. Или через раз, чтобы никому обидно не было.

— Ты меня запутал! — сказал Борька. — Ладно, пойдём.

Они выбрали дом за несколько кварталов от Борькиного — чтобы новость об их приключениях не добралась до родительских ушей. Многие квартиры действительно были пусты. В одной был слышен храп, но кто храпел — пожилой человек или нет, разобрать не удалось. В другой женщина успокаивала раскричавшегося младенца. Наконец-то они нашли квартиру, в которой какая-то бабушка пыталась разговаривать с котом. «Ах ты, негодник! — говорила она, шамкая. — Совсем молодое поколение котов испортилось! Совести никакой! Ты зачем моей челюстью играться вздумал, окаянный?»

36
{"b":"197527","o":1}