ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

3-я гвардейская тяжелая танковая бригада состояла из трех танковых и одного мотострелкового батальонов, обычные танковые бригады — из двух танковых и одного мотострелкового батальонов. В мотострелковой бригаде было три мотострелковых батальона. Корпусом командовал генерал-майор танковых войск П. А. Ротмистров (ЦАМО. Ф. 663, оп. 388850, д. 1, л. 1).

18 декабря корпусу было приказано выйти из боя в районе Нижне-Чирская, Верхне-Чирская, где он действовал в составе 5-й ударной армии, совершить марш в новый район в готовности к действиям в направлении Громославка, Котельниково.

22 декабря корпус был передан в состав 2-й гвардейской армии и получил задачу готовить контрудар в направлении Громославки и далее на Васильевку (ЦАМО. Ф. 303, оп. 4005, д. 1, л. 42).

К утру 24 декабря в составе корпуса имелось 174 танка, готовых к боевым действиям, в том числе 20 тяжелых танков КВ, 80 единиц Т-34 и 66 легких танков Т-70. Механиками-водителями корпус был укомплектован полностью. Наличие в ее составе танков, 65 % из которых по своим боевым и техническим качествам превосходили танки противника, а также мотопехоты позволяло решать объемные наступательные задачи.

Приказ на наступление командиром 7-го танкового корпуса был получен в ночь с 23 на 24 декабря 1942 года, то есть всего за пять часов до начала наступления. Этого времени для выполнения всего объема работ было явно недостаточно, поэтому решение приходилось принимать по карте непосредственно на командном пункте корпуса, куда были вызваны все командиры подчиненных бригад.

В соответствии с принятым решением корпус должен был наступать совместно с 1-й гвардейским стрелковым корпусом, уничтожить противостоящие части 17-й танковой и 2-й пехотной дивизий противника и к исходу дня выйти на рубеж реки Аксай. В последующем наступать в общем направлении на Котельниково.

В связи с наличием в полосе наступления корпуса реки Аксай, его боевой порядок было решено иметь в два эшелона: в первом должны были действовать 62-я и 87-я танковые бригады, а во втором — 3-я гвардейская тяжелая танковая и 7-я мотострелковая бригады. Впереди частей первого эшелона должны были наступать части 98-й стрелковой дивизии. Такой боевой прядок обеспечивал нанесение сильного первоначального удара и развитие успеха в глубину вводом сильного второго эшелона. В то же время действия танков совместно с пехотой всегда составляли определенные трудности и требовали организации тщательного взаимодействия.

К рассвету 24 декабря 62-я и 87-я танковые бригады подготовили маршруты выдвижения к реке Мышкова и переправы через нее. В 8 часов, в условиях сильного снегопада, они начали выдвижение из своих районов сосредоточения к переправам. Движение производилось в походных колоннах, впереди которых двигались истребительно-противотанковые батареи. Каждой бригаде для выдвижения определялся один маршрут. Мотострелковые батальоны бригад передвигались за танковыми батальонами. Выход танков на рубеж развертывания для атаки прикрывался действиями находившихся впереди подразделений 1-го гвардейского стрелкового корпуса.

В 12 часов, после 10-минутного огневого налета артиллерии, танковые бригады 7-го танкового корпуса перешли в наступление на противника. Но уже в первые минуты стало ясно, что артиллерия, которая вела огонь по площадям, не смогла подавить огневые точки противника. Кроме того, темпы наступления советских войск были снижены в связи с наличием в полосе действий танковых бригад крутых оврагов, снежных заносов и минных полей. Поэтому за первые восемь часов танковые бригады смогли продвинуться вперед всего на четыре-пять километров, со средним темпом 500–600 метров в час.

Командующий армией, с целью выполнения задачи дня, в 20 часов приказал ввести в бой вторые эшелоны 1-го гвардейского стрелкового корпуса (ЦАМО. Ф. 429, оп. 451, д. 1, л. 381).

С наступлением ночи боевые действия продолжались. Танки 62-й и 87-й танковых бригад обошли минные поля, установленные в глубине обороны противника, и во взаимодействии с 98-й дивизией к 2 часам ночи овладели рубежом задачи дня, после чего личный состав приступил к обслуживанию боевой техники. Тяжелая танковая бригада, совершив ночной марш, к 12 часам первого дня наступления сосредоточилась в районе Нижне-Кумский в готовности к вводу в бой.

25 декабря разведкой был установлен отход частей противника в юго-западном направлении на рубеж реки Аксай под прикрытием сильных арьергардов. Советские части начали их преследование, выдвинув вперед сильные передовые отряды. При этом направление главного удара было перенесено и выбрано по месту наиболее слабого сопротивления противника. Таким местом оказались районы, оборонявшиеся частями 2-й пехотной дивизии Румынии.

К исходу 25 декабря 62-я танковая бригада во взаимодействии с 24-й стрелковой вышла к реке Аксай и заняла Новоаксайский. Однако попытки советских войск с ходу преодолеть эту реку успехом не увенчались, все они были отражены огнем противника с противоположного берега. Противник заблаговременно сжег все мосты, а берег заминировал (ЦАМО. Ф. 303, оп. 5639, д. 1, л. 18).

Таким образом, задача второго дня наступления выполнена не была. Корпус наступал фактически только одной 62-й танковой бригадой. 87-я танковая бригада так и не смогла выйти из боя. 3-я гвардейская тяжелая танковая бригада, находясь во втором эшелоне корпуса, готовилась к отражению возможных контратак противника. 7-я мотострелковая бригада в течение всего этого дня совершала марш из прежнего района сосредоточения и только в конце дня смогла принять участие в боях по овладению Новоаксайской.

Вечером этого дня был обнаружен отход противника с рубежа реки Аксай в направлении на Котельниково. Ночью 26 декабря командир корпуса получил от командующего 2-й гвардейской армией приказ на продолжение с утра наступления в направлении на Верхне-Яблочный и Котельниково.

Оценив сложившуюся обстановку, командир 7-го танкового корпуса решил наступление начать в 7 часов утра и к 12 часам овладеть Верхне-Яблочным, а к исходу дня занять Котельниково. Для этого в первый эшелон в помощь 62-й танковой бригаде была направлена 3-я гвардейская танковая бригада. Эти бригады, оторвавшись от сопровождавшей их пехоты, должны были собственными силами выполнить поставленную задачу. 87-я танковая бригада должна была обеспечить правый фланг корпуса, в готовности к отражению контратак из района Потемкинская.

В 6 часов утра 26 декабря разведывательный отряд 62-й танковой бригады захватил мост через реку Аксай в районе станицы Генераловской. По нему, а также по броду в районе Новоаксайской, под прикрытием огня противотанковой артиллерии, танки обеих бригад первого эшелона переправились через Аксай. В боях на его южном берегу было захвачено около 300 человек пленных, большое количество вооружения и боеприпасов. Начав наступление, они к 9 часам достигли рубежа ближайшей задачи.

В это время командир 87-й танковой бригады неожиданно для противника атаковал станицу Потемкинскую. Атака была настолько неожиданна, что немцы в панике бежали из станицы, бросая технику и вооружение (ЦАМИ. Ф. 3, оп. 437799, д. 2, л. 34).

Противник на главном направлении начал отходить с боями, проводя на отдельных направлениях контратаки. Одна из таких контратак, силами до 30 танков при поддержке пехоты, была проведена во фланг корпуса, но, потеряв несколько танков, противник вынужден был прекратить наступление. К исходу 26 декабря части корпуса сосредоточились в районе Верхне-Яблочного.

По сведениям разведки, стало известно, что противник создает оборону по берегу реки Аксай Курмоярский и отводит туда войска под прикрытием арьергардов. В ночь с 26 на 27 декабря командующий армией приказал 7-му танковому корпусу с утра продолжить наступление на Котельниково. Остальным соединениям армии было приказано наступать в южном направлении. Таким образом, корпус получил самостоятельную задачу, которую предстояло решить собственными силами.

Командир корпуса решил, не меняя боевого порядка, продолжить наступление и к 20 часам овладеть Котельниковом. Для прикрытия правого фланга были выделены два батальона 7-й мотострелковой бригады. 87-я танковая бригада с третьим батальоном 7-й мотострелковой бригады были оставлены в общевойсковом резерве. Рациональность данного решения заключалась в том, что не требовалось время на изменение боевого порядка корпуса при том, что достигалось надежное обеспечение его правого фланга и нахождение достаточного количества сил в резерве на случай решения внезапно возникающих задач.

36
{"b":"198370","o":1}