ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Рича-а-ард, — вопил он задыхаясь, — это мое!

Видимо, Ричард взял себе вещь, ему не принадлежавшую. Женщина что-то крикнула, а потом бросилась вслед за мальчиками, и в этот момент Ричард, споткнувшись о камень, растянулся на дороге. Раздался душераздирающий вой. Слоун остановил машину, когда женщина пробегала мимо. Она была небольшого роста, полногрудая, с длинными темными волосами и бледным лицом. Слоун выглянул в окно и увидел Скупи. Старший из мальчиков стоял и широко раскрытыми от испуга глазами смотрел на брата. Потом он стал оправдываться.

— Я не виноват, Ричард взял сам.

— Ты плохой мальчик, Скупи, — сказала женщина.

Ричард кричал не переставая.

Слоун вылез из машины и подошел к женщине.

— Можно мне покатать его на машине? Тогда он быстро успокоится.

— Не надо, он разбил себе колено, — ответила женщина, помогая мальчику встать. Лицо Ричарда было свекольного цвета, а из широко открытого рта вырывались судорожные всхлипывания. У женщины были темные глаза, такие же как у детей. Она подняла Ричарда на руки и понесла к дому Уэстов.

— Скупи, шагай за мной, — приказала она. — Посмотрим, что скажет об этом мама.

Слоун остановил машину перед домом в тот момент, когда подошла вся группа. И тут только Скупи впервые обратил на него внимание — его круглая мордашка расплылась в широкой улыбке.

— О, мистер Слоун!

— Хэлло, Скупи. Из-за чего весь этот шум?

— Ричард забрал мой музыкальный ящик. — Скупи сразу почувствовал в Слоуне союзника. — Он мой, папа мне купил его перед тем, как уехать.

— Неправда! — Ричард перестал плакать и сразу стал агрессивным. — Неправда, ведь так, Грэйс? Папа купил его нам. И сейчас моя очередь играть.

Женщина — ее звали Грэйс — опустила мальчика на землю. Коленка его сильно кровоточила. Она повела обоих мальчиков в дом. Слоун последовал за ними. Дженет спускалась по лестнице навстречу. Его она не заметила. Он молча стоял, наблюдая за ней.

— Ну, что случилось?

— Скупи… — начал Ричард.

— Ричард… — возразил Скупи.

— Я пригляжу за ними, миссис Уэст, промою ранку и перевяжу. Не волнуйтесь. — Грэйс улыбнулась. У нее была приятная улыбка, которая озаряла все лицо и делала ее совсем непохожей на ту женщину, которую Слоун видел всего несколькими минутами раньше. Но ее улыбка не тронула Дженет. Она безучастно стояла в стороне, и Слоун внимательно наблюдал за ней.

Жене Роджера нередко приходилось переживать трудные тревожные минуты, когда Роджеру поручали опасные дела. Но такого отчаяния у нее Слоун еще не видел. Она осунулась буквально на глазах, морщины под глазами и складки у рта состарили ее лицо. Взгляд, в котором всегда легко вспыхивала радость, был усталым, но Дженет не забывала следить за собой: на ней было аккуратное темно-серое платье, волосы тщательно причесаны.

Наконец Дженет заметила Слоуна.

— Билл! — Она обрадовалась, и лицо ее озарила радость. Однако радость быстро улетучилась, Дженет закрыла глаза и теперь стояла молча, не шевелясь.

— Хэлло, Дженет, как поживаешь?

— Ничего, Билл. Входи. — И она направилась в гостиную. Здесь все напоминало о Роджере — его кресло, его трубка, его…

— Выпьешь что-нибудь, Билл?

— Нет, спасибо, немного рановато.

— Никаких новостей, я угадала?

— Никаких, — признался Слоун. — Ни плохих, ни хороших, Дженет. Но я хотел тебе кое-что сообщить, что, возможно, обнадежит тебя.

Она вся напряглась.

— Появилась ниточка, которая тянется от Копс-коттеджа и которую мы раньше не заметили, — сказал он. — Может быть, она никуда не ведет, но, во всяком случае, Чартуорд разрешил мне уделить ей больше внимания. Сегодня я с ним разговаривал. Он согласен поддержать меня и, хотя не сказал об этом открыто, однако, выразил уверенность, что все это дело — нелепая ошибка.

— Мне он об этом не сообщил, — заметила Дженет.

— И не сообщит, пока у него в руках не окажется настоящих улик. Не знаю, зачем я говорю тебе, но это все, чем я располагаю на сегодняшний день. Зато теперь я могу посвятить расследованию и часть своего служебного времени.

— Ты чудный, Билл. — Она слегка улыбнулась. — Ты и Марк. Вы оба. Не знаю, что бы я делала без вас. Но… как бы мне хотелось, чтобы все как-то разъяснилось. Но если Роджер жив, он сумел бы дать мне знать.

Слоун ничего не ответил, но бросил выразительный взгляд на дверь. Ему послышался легкий звук и даже почудилось, что ручка шевельнулась. Скупи очень любил подслушивать разговоры взрослых, но если это Скупи, ему бы не удалось так бесшумно подкрасться к двери. А может, Слоуну показалось?

— Билл, — сказала Дженет, — все это бесполезно, мы должны смотреть в лицо фактам. Либо Роджер мертв, либо он совершил… преступление. Либо — либо, иного быть не может. Ты знаешь, что преступления он совершить не мог, значит, он мертв.

— Не могу этому поверить.

— У тебя есть основания говорить так?

Слоун встал, достал сигареты и словно без всякой цели направился к двери, стараясь ступать бесшумно.

— Оснований нет, Джэн. Зато, мы узнали имя девушки, убитой в Копс-коттедже. Это открывает для нас дополнительные возможности. Я забыл спички в пальто, сейчас вернусь.

Он рывком открыл дверь.

Грэйс торопливо удалялась по коридору к лестнице. Она даже не обернулась. Слоун взял пальто, сделал вид, что ищет спички, и вернулся к Дженет, которая сидела неподвижно в кресле, прикрыв рукой глаза. Ничего необычного она не заметила.

Слоун ушел спустя три четверти часа. Мальчики шумели в ванной, Грэйс беззаботно болтала с ними. Дженет все же чуть повеселела. Слоун сел в машину, махнул рукой на прощание и поехал по Белл-стрит в сторону Челси-Эмбэнкмент. Он решил вернуться в Скотленд-Ярд.

Эта женщина Грэйс…

Откуда-то сбоку вывернула машина. Для Слоуна она была полной неожиданностью, ибо мысли его были заняты Грэйс. Но каким-то шестым чувством он ощутил опасность. Слоун резко крутанул руль. Машина оказалась мощным «бьюиком», способным разнести его малолитражку, как спичечный коробок. Он ощутил удар, «бьюик» лишь задел крыло, но все же Слоун потерял управление, и его машину бросило поперек дороги. «Бьюик» скользнул вдоль набережной, свернул влево, к мосту.

Слоун пришел в себя. К машине бежали люди. Он не ушибся, так — пара царапин.

Когда Слоун вернулся, Пил уже был в Ярде. Он сообщил, что полиция Челси взяла на себя слежку за грязно-серым «моррисом». После того, как Слоун рассказал о столкновении с «бьюиком», Пил заметил:

— Я же тебе говорил.

На что Слоун пожал плечами и произнес:

— Да, теперь придется держать ухо востро. Знаешь, что мне пришло в голову?

— Что именно?

— Роджер Уэст назвал бы это подозрительным. Ладно, мы тоже будем считать это подозрительным. Но нам еще нужно проверить одну няню, ее зовут Грэйс Хауэлл, и живет она в доме Роджера.

Пил ушел.

Слоун принялся за новый рапорт, официальный, для которого ему была не нужна записная книжка. Поэтому он и не хватился ее. Однако Слоуну потребовалась папка с материалами по делу в Копс-коттедже, и он послал за ней в архив констебля. Тот долго отсутствовал, а когда' вернулся с пустыми руками, Слоун нетерпеливо спросил:

— В чем дело?

— Прошу простить меня, сэр, но папки там нет. Помощник комиссара брал ее днем — может быть, она у него?

— Хорошо, благодарю вас, — ответил Слоун.

Он дописал свой рапорт и без досье и уже в восьмом часу отправился домой.

Глава 20

ТРЕБОВАНИЕ КЕННЕДИ

В тот день Роджер не сумел позвонить Пепу Моргану. Куда бы он ни пошел, за ним тащился хвост — то ли это был сотрудник Ярда, то ли человек Кеннеди. Роджер не знал. Поэтому он предпочел не испытывать судьбу.

На следующий день слежка была снята. Почему — он не стал размышлять. На Стрэнде у него было назначено свидание с представителем фирмы по производству нейлоновых чулок, поэтому он ушел из дома еще до полудня и позвонил Моргану из автомата.

29
{"b":"198600","o":1}