ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роджер подошел к двери и повернул ключ.

— Спасибо, сэр, — сказал Харри. Теперь уже он не казался напуганным. — Я боялся, что вас ранили.

— А еще чего ты боялся?

— Я… я ничего не боюсь, сэр. Вам показалось. Жаль, пропал ужин. Может быть, я приготовлю еще чего-нибудь для вас? Я бы с удовольствием…

— Ты знаешь, где здесь спрятан диктофон?

Харри судорожно сглотнул слюну.

— Я отключил его, сэр. Я сделал это еще до разговора с вами.

— Дай мне виски, — резко сказал Роджер. — Налей себе, если хочешь, а потом сядь вот сюда. — Роджер не был уверен, что это правильная тактика. Одни чувствуют себя свободно за стаканом в мягком кресле, других же, напротив, это нервирует. Харри налил себе пива в высокий стакан. Роджер предложил ему сигарету.

— Благодарю вас, сэр.

Они закурили.

— Итак, если это не шантаж, тогда что же?

Страх Харри не исчез, он читался в его взгляде, но все же новая ситуация придала ему некоторую уверенность, и голос его зазвучал тверже.

— Я многое видел в этом доме, мистер Уэст. Как-то перед вашим появлением одна леди наведывалась сюда и спрашивала вас. Я был дома, убирался. Ее звали мисс Дэй, мисс Марион Дэй. Потом из газет я узнал, что с ней случилось. Но именно благодаря ей я догадался, кто вы есть на самом деле, сэр. И я… я был другом рыжего Кайла. Однажды вместе с ним мы вляпались в одну историю. Я не просил снисхождения, сэр. Мы знали, на что шли, и знали, что нам грозило. Мне повезло — в тюрьму я не попал. Заработал немного, и если бы не обстоятельства, сэр, я давно бы все это бросил. Когда Кайла выпустили, он думал, что его ждет богатый куш, а вместо этого они убили его жену — по крайней мере он так считал, а затем и его самого. Я не мог ничем ему помочь, мистер Уэст. И если я в вас ошибся, тогда мне крышка. Но мне все же хочется воспользоваться своим шансом так же, как воспользовался им Кайл. Но, по-моему, никто не видел вас, когда вы ушли той ночью. Тогда я догадался, что вы работаете не на них. Ведь так, сэр? Если да, то все в порядке, я на вашей стороне и готов вам помочь, честное слово!

Он умолк и откинулся на спинку кресла. Его лоб и верхняя губа были покрыты испариной, и смутный страх все еще оставался в его глазах.

Неужели это еще один из тонких трюков Кеннеди?

Глава 22

МАУНТДЖОЙ-СКВЕР, 27

Роджер мог рассказать Харри всю правду, Харри же, в свою очередь, не ровен час, все передал бы Перси. На этом бы все и кончилось.

Роджер мог отказаться от предложения Харри и сообщить о нем Перси. Но стоит ли предавать Харри, посылать его на смерть? Допустим, он примет предложение. Но разве ему не известно, что Кеннеди может убить, убить легко и безжалостно, как никто другой? Этот человек абсолютно аморален, он даже не считает убийство чем-то из ряда вон выходящим. Раз это необходимо, значит, целесообразно. Тем более если так можно устранить препятствие на его пути, словно стереть след мела со школьной доски.

— Перед кем ты исповедуешься, Харри?

— Перед Перси, сэр.

— Так. А где?

— У меня есть номер его телефона. Есть и другой способ — через людей, которые находятся на той стороне улицы. Уверен, что вы видели их, — я заметил, как прошлым вечером вы выглядывали в окно. Раз они дежурят там, значит, еще не до конца вам верят. И думаю, не поверят. Это грязный бизнес, он дурно пахнет. Я много чего сделал в своей жизни, но убивать я боюсь. Да, боюсь, и признаюсь в этом открыто. Я решил использовать свой шанс, и, надеюсь, меня простят.

— Ты знаешь, где живет Перси?

— Нет, сэр.

— А Кеннеди?

— Я слышал это имя, но и только. По-моему, этот человек звонил сюда два или три раза, но когда он приходил к вам, мне заранее приказывали уходить.

— А каким образом ты получал инструкции?

— От Перси, сэр.

— А чтобы ты повиновался ему, он шантажировал тебя?

— Совершенно верно.

— Какую работу ты выполнял? — спросил Роджер.

Харри поставил на стол пустой стакан и, закрыв глаза, ненадолго задумался.

— В основном сейфы, сэр, позже — квартиры. Однажды в квартире, которую я взломал, оказался убитый старик. Я не трогал его, но Перси сказал, что теперь я у него на крючке. Я не сомневаюсь, что когда-нибудь он воспользуется им. Вообще мне хорошо платят, и я не вижу причин отказываться от этой работы. Вы — совсем другое дело. Но после того, как они убрали мисс Дэй и Кайла, я решил: все! Есть вещи, с которыми еще как-то можно мириться… но хладнокровное убийство не по мне.

Роджеру очень нужен был опытный взломщик. И он спросил:

— У тебя есть с собой инструмент для взлома?

У Харри от удивления глаза полезли на лоб.

— Как это пони…

— Я имею в виду хороший современный инструмент, а не какие-нибудь «фомки» или отвертки.

— Здесь нет, но я знаю, где можно достать. — Харри был явно заинтригован вопросом.

— Не побоишься крепко рискнуть?

— Вообще-то мне терять нечего, — ответил Харри, и лицо его, приняло безразличное выражение, но на щеках появился легкий румянец. — Значит, я был прав, вы играете против Перси и его босса?

— Совершенно верно, Харри.

Харри довольно улыбнулся. В улыбке его не было злорадства, скорее облегчение.

Роджер стоял в дверях подъезда и внимательно оглядывался по сторонам. Охрана была на месте. Сам он находился в тени, и наблюдатель не мог его заметить. Роджер видел, как человек сунул руку в карман и извлек пачку сигарет, чиркнул спичкой и, выйдя из подъезда, зашагал по улице. Роджер выглянул было из-за двери, но тут же отпрянул назад: из-за угла дома показался полицейский и направился вдоль Лайм-стрит. Вот почему наблюдатель покинул свой пост! Стараясь не привлекать внимания, наблюдатель стал рассматривать меню, выставленное в витрине кафе. Роджер снова выглянул за дверь. Полицейский прошел мимо. Наблюдатель подождал, пока тот свернет за угол, и снова занял свой пост. Тогда Роджер внезапно вышел из подъезда. Наблюдатель насторожился. Роджер между тем перешел улицу, даже не взглянув на стража. Ясно, теперь он должен либо позвонить по телефону, либо следовать за ним. Роджер двинулся в сторону неосвещенной площадки с рыночными палатками. Человек последовал за ним. Роджер быстро свернул за угол: там была кромешная тьма. Он слышал быстрые шаги и знал, что сейчас тот дойдет до угла дома. Наконец преследователь свернул с Лайм-стрит.

И тут Роджер молниеносно схватил его за горло, стараясь зажать ему рот, и нанес сильнейший удар — сначала в живот, а затем левой рукой — в челюсть. Человек упал на землю. Поблизости никого не было — полицейский уже скрылся из вида. Роджер отволок обмякшее тело по грязной булыжной мостовой в лабиринт ларьков. Найдя обрывок толстой веревки, связал ему ноги в коленях, а также запястья рук и затолкал в рот носовой платок. Затем за воротник потащил его дальше, пока не увидел кучу деревянных контейнеров. Отодвинув один, впихнул в образовавшуюся щель тело и задвинул контейнер на место. Там его не найдут до тех пор, пока не появятся рабочие и не станут разбирать ящики, а это произойдет через несколько часов.

Роджер вернулся на Лайм-стрит. У дверей его поджидал Харри.

— О'кей, сэр?

— Да, пошли, у нас мало времени.

— Но мне еще нужно достать инструменты, — возразил он. — Я буду ждать вас через час, скажем, у Берлингтонской аркады. Сейчас одиннадцать, там я буду в полночь.

Никогда еще шестьдесят минут не казались ему столь долгими. Пешком он добрался до Берлингтонской аркады. Мозг его напряженно работал, обдумывая все варианты. Дом Кеннеди наверняка охраняется. Кеннеди, то есть Хеммингуэй, вряд ли держит документы дома, где чувствует себя в абсолютной безопасности. Правда, может подвести Харри — испугаться или попросту надуть. Не исключено и то, что появится человек Кеннеди — пешком или в машине — и хладнокровно всадит в него пулю.

Роджер шел по ночной Бонд-стрит в направлении Оксфорд-стрит. По пути ему попалось несколько человек — вероятно, они возвращались из «Эолиен-холла», концертного зала лондонского радио. Промчалось несколько такси. С Оксфорд-стрит выплыл сверкающий лимузин, который, поравнявшись с ним, замедлил ход. Было без десяти двенадцать. Роджер опасливо взглянул на машину, готовый метнуться в сторону, если шофер или пассажир сделают малейшее движение. Но машина проехала мимо.

35
{"b":"198600","o":1}