ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она… — прохрипел Харри, — она попала в меня. — В его голосе звучали и страх, и какие-то просительные нотки.

Роджер посмотрел на него. Харри стоял на коленях, держась рукой за бок. Сквозь его пальцы сочилась струйка крови. Он силился встать, но это ему не удавалось. Рот его исказила гримаса боли.

Жена Кеннеди стояла возле кровати и молча буравила Роджера взглядом. Из телефонной трубки по-прежнему слышались гудки, но это его уже не беспокоило. Беспокоило другое. Слышали ли слуги вы стрелы? Прошло несколько секунд, прежде чем он сдвинулся с места, но они показались ему целой вечностью. Женщина отпрянула. Роджер схватил ее за плечо, повернул спиной и, переложив оружие в другую руку, ударил рукояткой в шею. Ему показалось, что он ударил скульптуру. Женщина со стоном повалилась на кровать.

Роджер положил трубку на рычаг телефона.

— Я все испортил, — проговорил Харри.

Снаружи, с площадки не доносилось ни единого звука, но, если там кто-то был, он постарался бы действовать бесшумно.

— Чепуха, — Роджер прошел мимо лежащего Харри. Держа пистолет в руке, осторожно приоткрыл дверь, затем вернулся и выключил свет. На площадке за дверью тускло мерцала лампочка. Он вгляделся в темноту лестницы — никого. Было тихо, лишь громко стучало его сердце.

Дверь кабинета по-прежнему была открыта.

Роджер вернулся, прошел мимо Харри и сказал успокаивающе:

— Ничего, все будет в порядке, Харри. — Харри все так же зажимал рукой бок. Роджер подошел к женщине, поднял ее и на руках отнес в кабинет. Она была легкой, как ребенок. Он опустил ее в кресло и вернулся за Харри, который стоял все в том же положении, на коленях, облизывая языком пересохшие губы.

— Я сейчас перенесу тебя в другую комнату. Не волнуйся. Держи крепче свой бок.

Роджер даже застонал, с трудом отрывая от пола тело Харри. Он прошел с ним через лестничную площадку и опустил Харри на пол кабинета. Затем снова вернулся в спальню, стянул с кровати простыню и две подушки и быстро вышел, затворив за собой дверь. Войдя в кабинет, он так же плотно прикрыл дверь.

Ни Харри, ни женщина не двигались. Роджер отодвинул кресло, в котором сидела женщина, от стола, чтобы она не взяла с него что-нибудь, пока он стоял к ней спиной, затем подложил подушку под голову Харри.

— Дай-ка мне посмотреть.

— Я все… конец, — с трудом прохрипел Харри.

— Совсем не конец… еще долго до конца. Вот доктор…

— Не надо… — в глазах Харри не было страха. — Лучше заканчивайте свое дело. — Он снова облизал пересохшие губы.

Роджер отвел руку Харри, и кровь закапала на ковер. Рана, по-видимому, находилась слева и была не опасна. Роджер расстегнул жилет, ослабил пояс и приподнял набухшую рубашку. Кровь из раны побежала струйкой. Он сложил носовой платок в виде подушечки и приложил к ране, чтобы остановить кровь.

— Подержи-ка вот так, Харри. — Роджер приложил его руку к платку, а сам принялся разрывать простыню на узкие полоски. Из одной он сделал еще подушечку, а другой стал перевязывать живот.

Харри сжал зубы, превозмогая боль.

Если немедленно отправить его в больницу, у него еще есть шанс. Через час все может кончиться плачевно. Роджер посмотрел на женщину. Казалось, она все еще находится в бессознательном состоянии.

Сейф был распахнут настежь, инструменты и сумка лежали тут же на полу. Роджер подошел ближе. Металл еще был горячим. Сквозь отверстие Роджер увидел толстые рулоны бумаги, коробочки С драгоценностями, пачки денег, еще какие-то предметы. Он вынул несколько рулонов, стянутых широкой резинкой. Один из них оказался плотнее остальных — похоже на фотографии. Роджер сорвал резинку и увидел фотокопии с досье, выкраденных в Скотленд-Ярде. Он распаковал второй — там оказались списки: фамилии и адреса с пометками против каждой фамилии. Многие имена Роджер знал — это были люди, с которыми «Рейнер и К°» поддерживала деловые связи и которые поставляли дефицитные товары (артикулы поставляемых товаров были указаны в отдельной графе).

В следующем рулоне он нашел имена и адреса, на этот раз не английские. На каждую страну континента приходилось по нескольку листов. Некоторые имена ему уже встречались, когда он занимался делом Дэлани». Значит, за ними стоял Кеннеди. Еще один список — пэры и члены парламента, следующий — пэры и члены политических партий. И наконец — имена биржевиков с незапятнанной репутацией.

Были и еще списки, но Роджер не стал их просматривать… Эти документы представляли огромную ценность. Если передать их в Скотленд-Ярд, они с лихвой могли бы компенсировать его неудачу с Дэлани. Роджеру очень хотелось этого. Он отер пот со лба и отошел от сейфа.

Жена Кеннеди пришла в себя и, сидя в своем кресле, широко открытыми глазами смотрела на Роджера. Между тем Харри чуть внятно произнес: «Ну вот и отбегался… теперь все…»

Женщина сидела молча.

Роджер подошел к письменному столу, мельком взглянул на разлетевшиеся по полу бумаги, снял телефонную трубку и стал набирать номер: WHI…

— Не надо! — вдруг вскрикнула жена Кеннеди. — Не делайте этого! Вы только все испортите!

— Ничего, зато кое-кто отправится на виселицу, — успокоил ее Роджер. Он набрал еще две цифры: 1 и 2. В последний раз Роджер звонил в Скотленд-Ярд, чтобы навести глупые справки о Слоуне, подбросить ему материал для размышления. Где-то теперь Слоун?

— Вы будете очень богаты…

— Я сыт по горло вашим богатством. — Роджер набрал еще одну единицу и двойку. В трубке раздались гудки.

— Говорит Скотленд-Ярд. Мы к вашим услугам.

Роджер судорожно глотнул слюну.

— Чем могу помочь?

— Я говорю от имени инспектора уголовного розыска Слоуна. Он просит немедленно прислать наряд с машиной по адресу: Маунт-джой-сквер, двадцать семь, а также карету «Скорой помощи» — здесь раненый. Он в тяжелом состоянии.

— А мистер Слоун там?

— Нет, он сейчас очень занят. Поторопитесь.

— Хоршо, сэр, — дежурный трубки не положил. — Назовите ваше имя, сэр.

— Мое имя Рейнер, Чарлз Рейнер. Я очень прошу вас поторопиться.

— Хорошо, сэр. Я вызываю дежурный наряд.

Роджер повесил трубку. Женщина не шевелилась, не двигался и Харри. В комнате стояла гробовая тишина. Роджер провел рукой по лицу и смахнул пот. Он не улыбнулся, ему почему-то не хотелось улыбаться. Дежурный наряд обычно приезжает быстро — патрульная машина и «скорая помощь» должны быть здесь минут через десять, значит, через десять минут все будет кончено. Нет только доказательств. Он воспользовался своим шансом и выиграл. Сложности, правда, не исчезнут: с Дженет, с мальчиками, со Слоуном. И еще: как ему убедить полицию быстро убрать с улицы машины, чтобы никто не сумел предупредить Кеннеди, когда он сюда явится. Как…

В этот момент дверь в кабинет широко распахнулась и… вошел Кеннеди и с ним женщина в зеленом.

Глава 24

ХЕММИНГУЭЙ

В руке Кеннеди был револьвер.

Он вошел в кабинет и спокойно огляделся по сторонам. И хотя это был все тот же Кеннеди, что-то в нем изменилось. Но что? Автоматический пистолет его жены покоился в кармане Роджера. Он опустил руку в карман, но Кеннеди предупредил его движение: «Не стоит!» — сказал он и направил оружие на Роджера; тот уже не сомневался, что оно может выстрелить в любой момент.

— Он только что позвонил в Скотленд-Ярд, Рэй, — сказала жена Кеннеди. — Торопись.

Женщина в зеленом решительно пересекла кабинет, остановилась перед Роджером и вдруг ударила его по лицу. В этом ударе, в блеске ее глаз была жестокая беспощадность. Молча запустив руку в карман Роджера, она вытащила пистолет и, не сказав ни слова, отошла в сторону.

Что же все-таки изменилось в облике Кеннеди? Он был тем же, но и одновременно другим!

Ах, вот что — его глаза: они больше не источали серебристого огня, это были обычные, ничем не примечательные глаза. Именно они-то и изменили его внешность.

— Что он им сказал? — спросил Кеннеди.

— Он просил их приехать сюда.

38
{"b":"198600","o":1}