ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как управлять интеллектуалами. Я, нерды и гики
Жесткий SMM: Выжать из соцсетей максимум
Непристойные предложения
Картина маслом
Эмпайр Фоллз
Справочник здоровья для всей семьи
Queen. Все тайны Фредди Меркьюри и легендарной группы
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Спрятанные реки
A
A

– Простите, сэр, двери охраняют снаружи. Без врача я вас не выпущу, – заявил старший офицер.

Он ждал вспышки – стрельбы, возможно, – и рассчитывал на свою ловкость и тесноту каюты. И ошибся – капитан усмехнулся, сунул в рот сигарету.

– Следовательно, бунт?

– О, сэр! Я ваш первый помощник, я должен заботиться о вашем здоровье.

– Поэтому вы приставили охрану к моей каюте?

– Точно так, сэр. Я вынужден доложить, что ваши действия… э-э… вызывают удивление. Ваши помощники не осведомлены о цели ваших действий… но простите, сэр. Вам лучше самому вызвать врача.

– Нет, продолжайте, я весь внимание, – с удивительной кротостью пригласил капитан, вертя в руках литую пепельницу.

– Как угодно, сэр! Я заметил, что ваши действия угрожают жизни команды. Только что вы рисковали собой и нами, не желая нарушить звукомаскировку. Такие действия нормальны на войне, мы же – частный корабль, и война пока не объявлена. Вызывает удивление, что никто, кроме боцмана и стюарда, не имеет доступа в носовой отсек. Наконец…

Солана прикинул расстояние для удара – пепельницей в висок, насмерть. Точный расчет: если старший офицер знает о Рыбе, то проболтается именно сейчас…

– Наконец, девчонка, сэр! Теперь я понял – вы нездоровы…

– А Рыба? – перебил его капитан.

– Какая рыба, сэр?

«Не знает», – подумал Солана и отставил пепельницу, погасив заодно окурок.

«Он и в самом деле тронутый», – подумал Ферри.

– Рыбы, месье Ферри, рыбы, изучением которых я занимаюсь. Я не говорил, что звукомаскировка необходима, чтобы не распугивать рыб?

– Кажется, нет, сэр. Вы говорили, что изучаете их психологию. – Бен пожал плечами. – Психологию! Лежать под обвалами из-за рыбьей психологии…

– А за что я гарантирую вам огромную страховую выплату? – возразил капитан. – Именно за риск, господин старший офицер. Я – ученый, а не яхтсмен. И что вы плели о носовом отсеке? Боцман – мой лабораторный служитель, вы это прекрасно знаете. Я не терплю посторонних в своей лаборатории и хотел бы выяснить, кто подсунул туда девчонку… Молчать!

Бен сделал вид, что неохотно повинуется приказу.

– Пойдете со мной в отсек, месье Ферри. Посмотрим, кому из нас требуется врачебная помощь.

«А птичка-то улетела!» – подумал Бен.

Понсека стоял навытяжку в буфетной. Капитан прошел мимо него, как мимо неодушевленного предмета. Бен сделал знак – все в порядке. И Понсека, строя рожи, двинулся за командирами. Они прошли через кают-компанию. Дювивье и третий помощник, штурман Галан, прихлебывали кофе за большим столом. Весельчак Понсека упрямо шел за старшим помощником, но дальше носового тамбура ему проникнуть не удалось. Ферри буркнул:

– Не крутись под ногами!

Понсека пришлось остаться со стюардом, охранявшим дверь в отсек. Стюард немедленно начал принюхиваться к Понсека – от матроса пахло яблочной водкой из офицерского буфета.

Капитан Солана осмотрел печать на двери, вставил в замок длинный ключ, дважды повернул его, потянул на себя и еще раз повернул. Взялся за дверной затвор – он отворился со слабым скрипом.

Придерживая дверь, Солана оглянулся на Бена.

– Гостю – дорога! Входите, месье Ферри…

Дверь открылась. Коротышка перенес ногу через комингс и шагнул в носовой отсек.

27. ОЧНАЯ СТАВКА

Дверь отворялась наружу, в тамбур. Едва скрипнул затвор. Катя очнулась от дремы и метнулась к своему кирпичу – занесла над головой. И увидела вытянутое от изумления лицо Коротышки. Ему не пришлось наклоняться при входе, поэтому Катя узнала его сразу.

Коротышка поднес к губам два пальца и совершенно искренне прохрипел:

– В самом деле, она здесь!

Поворачивая за собой овальную дверь, в отсек входил капитан Солана. Он засмеялся, увидев кирпич, и проговорил рокочущим шепотом:

– Мисс вооружилась как могла. Не вздумайте метать в меня камнями, мисс. Здесь нельзя шуметь.

Нельзя?!

Катя засадила кирпичом в стенку – громко, с гулом. Вот тебе! (Этот удар и услышал гидрофонист «Марианны».)

Ферри схватил ее за локти, опередив капитана. Он тряхнул ее – не слишком крепко, прошептал:

– Мисс! Так нельзя! – и потихоньку добавил:

– Терпайте…

– Не буду терпеть! Я что, в тюрьме? Что вы меня трясете?

Бен выпустил ее и незаметно для капитана еще раз сделал знак: молчи, положись на меня. Теми же двумя пальцами он сдвинул берет на затылок и расправил усы. Выкатил глаза, как краб на отмели.

– Кто бы мог подумать, сэр! Ведь отдельные каюты имеем только мы двое. Неслыханно, сэр, неслыханно! А я думал – вы повредились в уме… Кто вас прятал, негодница? – болтал Коротышка, вовсю калеча английские слова. – Посмотрите, сэр, какая она румяная! Невозможно подумать, что три недели она не видела света…

Ферри не стал притворяться, будто забыл про тайны носового отсека. Он болтал, и осматривался, и не находил ничего подозрительного. Отсек нормально оборудован для судовой лаборатории: приборы, столы, аккуратно заделанные отверстия от торпедных аппаратов. Бен заметил и маленький иллюминатор, снабженный задрайкой – ученый-океанограф должен смотреть в море.

Капитан молча ждал, шевеля тонкими губами.

Паук проклятый! Катя сунула в рот косичку, чтобы не проболтаться. Не пройдет твой номер, Паук! Сто двадцать два провода, три кругляшки – где они? Катя старалась даже не смотреть на капитана. А часики, бабушкин подарок, громко тикали на ее руке, торопились-торопились… Она решилась искоса взглянуть на часы – скоро семь. Подняла глаза: капитан шевелил губами, наблюдая за ней и за Коротышкой. Она опустила глаза в пол. Неясным ходом мысли Катя догадалась – не смотреть на Коротышку, иначе Паук прочтет по глазам все ее надежды. На кого теперь надеяться, кроме доброго Коротышки Бена?

– Неслыханная дерзость! – трещал старший помощник. – С вашего позволения, сэр, я разыщу негодяя…

– Жуткого молодца, – ехидно вставил Солана.

– Да, сэр, я покажу ему жуткого молодца, – подхватил Бен, полагая, что научился новому бранному слову по-английски, вроде «бандита» или «хулигана». – Жу-уткого молодца, сэр! Простите, один вопрос: ваша печать была цела на двери? (Капитан кивнул.) Кто бы мог подумать?.. Подделка печати – серьезное преступление! Я займусь этим делом, сэр. Это дело порочит меня как старшего офицера!

– Хорошо, – безразличным тоном сказал капитан. – Займитесь, Ферри.

Он понял, что старший помощник не прятал Катю на субмарине. Девчонка не ждала Коротышку – нетрудно было догадаться по кирпичу. «Угрюмая маленькая дрянь! – подумал Солана. – Похоже, что Ферри не виноват». Хорошо. Не время сейчас ссориться с любимцем команды Беном Ферри. Его самого команда не слишком любит. Капитан это знал. Не любит и боится.

– Пойдемте, мисс! – Бен вдохновенно продолжал свою игру. – Пойдемте… Могу поздравить, командир, вы имеете комфортабельную лабораторию. Ведь я не профан, я знаком с океанографией… Прекрасная лаборатория!

– Вы удовлетворены, Ферри?

– Вполне, сэр. Если вы не возражаете, я займусь делами… Пойдемте, мисс! – Коротышка отлично совместил в голосе суровую и покровительственную интонации. – Пойдемте со мной… Кто бы мог подумать!

В игру вступила Катя. Она помотала головой и ответила:

– Нет!

Наполовину, чтобы помочь Коротышке Бену играть в незнакомых людей. Наполовину… Ох, она так надеялась на перемещение!

– Пойдемте, мисс! – почти умолял Бен. – Мне придется применить силу, пойдемте!..

Катя трясла головой.

– Теперь вы понимаете меня, Ферри? Я совершенно потерял голову от возмущения!

«Проклятый Паук! – подумала Катя и чуть не выдала себя, с таким злорадством посмотрела на Солану. – Думаешь, заткнешь мне рот и спустишь своего Мака, как пса с цепи? Выпусти его теперь, попробуй!»

– Мисс, перестаньте дурачиться! – прошипел Коротышка.

У него даже губы задрожали – он совершенно не знал, что ему делать. Но Катя опомнилась и кивнула.

Капитан вышел первым. Ферри беспокоился, не выдаст ли их Понсека? Какое там! Старый матрос пропустил их через тамбур и пошел следом. С обычной своей лукаво-бесстрастной физиономией. Так же бесстрастно смотрел из кают-компании Дювивье. Они времени не теряли: рядом с Дювивье сидели еще два офицера.

32
{"b":"19870","o":1}