ЛитМир - Электронная Библиотека

За час до начала операции в «Лидо» съехались основные совладельцы ресторана. Наргиз провела их через свой кабинет в служебную комнату, где по плану уже был накрыт хорошо сервированный стол на шесть персон, но телевизор свой она на всякий случай вынесла оттуда в приемную, главные события должны были разыграться все-таки в закрытом банкетном за­ле. Как ни странно, больше всех волновался, нервничал Икрам Махмудович, и это не осталось не замеченным Шубариным. Подлаживая как профессиональный гангстер пистолет под пиджак, он сказал ему:

– Выпил бы ты чего-нибудь, уж очень заметно волнуешь­ся, а твоя роль простая. К назначенному времени быть в каби­нете у Наргиз, твое присутствие их сразу успокоит, тебя они хорошо знают. Встретите, введете в зал, представите, усадите за стол, затем вместе с Наргиз, сославшись на то, что займе­тесь продолжением ужина, оставите нас. Ваша забота заключа­ется в одном: оркестр примерно с полчаса должен играть толь­ко жизнерадостные, заводные ритмы, чтобы зал сорвался пля­сать. Можешь не беспокоиться, никто с улицы не ворвется в ресторан, с крыши нас страхует Ариф, и из кабинета никто не сделает и шагу. Как только начнем переговоры, в приемную Наргиз войдет Карен с товарищем, и гости будут блокированы тройным кольцом.

Глядя, как небрежно возится с оружием Сенатор (пистолет у него находился без действия с той давней ночи во дворе Про­куратуры республики, когда он пристрелил Кощея и охранни­ка), Файзиев подрагивающей рукой налил себе большую рюм­ку коньяка и выпил залпом, словно воду, а стоявший рядом невозмутимый Миршаб, вооруженный как и компаньоны, по­дал ему ломтик лимона и спросил:

– Икрам, может, тебе жаль, что Лютый не успеет попро­бовать прекрасный десерт из ананасовых долек, присыпанных шоколадной пудрой? – Шутка оказалась столь к месту, что от нее все долго и охотно смеялись, и нервный шок у метрдотеля моментально прошел.

Неожиданно вошел Карен и сказал, обращаясь к Артуру Александровичу, коротко:

– Едут!

Файзиев взял под руку Наргиз, вышел из апартаментов и, судя по звукам, раздававшимся в приемной директора, вклю­чил телевизор. Оставшиеся в зале, не сговариваясь, вдруг сде­лали одновременно по мусульманскому обычаю «аминь» и отошли к окну, выходящему на площадь. Прожектора, ярче чем обычно, освещали заснеженную автостоянку, где с заве­денными моторами стояли два «джипа», готовых по первому же сигналу блокировать белые «Жигули», в которых появится банда.

Трое у окна внимательно осмотрели друг друга и остались довольны, впервые им предстояла столь деликатная миссия, сопряженная с риском, и Шубарин, чувствуя напряжение сво­их коллег, сказал как бы случайно:

– Хотите свежий анекдот?

И через пять минут из банкетного зала раздался такой го­мерический хохот, что он перебивал звуки телевизора.

Наргиз с Икрамом Махмудовичем долго и удивленно пе­реглядывались и пропустили момент, когда появился Лютый с двумя сопровождающими, но не с тем, что в первый раз, хо­тя и этих Наргиз тут же окрестила быками. Лютый подошел к Наргиз, поздоровался с ней за руку, небрежно кивнул метрдо­телю, не принимая того всерьез, и спросил:

– Наргиз, кто это у тебя так весело развлекается?

– Зайдешь, увидишь, – ответила хозяйка ресторана, все еще продолжая удивляться несмолкающему смеху из приотк­рытых дверей.

– Веселые люди, – ответил Лютый, уже расслабленно.

– Очень, – улыбаясь сказала Наргиз, – давайте раздевай­тесь – и за стол переговоров, мне кажется, они хохочут оттого, что давно хотят выпить.

– Такие дипломаты нам по душе, – рассмеялся Лютый, предлагая подельщикам раздеться, причем у одного в этот мо­мент вырвался железный кастет из кармана, тот неловко его подобрал и уже не стал брать с собой. Потому что Наргиз ска­зала с издевкой:

– Нехорошо на переговоры с такими вещами ходить. – И пригласила долгожданных «гостей» в тайный банкетный зал.

Когда они вошли в зал, трое у окна продолжали хохотать, и, судя по их виду, делали это отнюдь не искусственно, и с ли­ца Лютого и его товарищей окончательно сошло напряжение, и вошедшие тоже невольно улыбнулись.

– Наше руководство, – туманно представила Наргиз Лю­тому троих мужчин у окна. Обменялись рукопожатиями, и Артур Александрович сразу пригласил всех за богато накры­тый стол.

Гости сели так, чтобы хорошо видеть входную дверь, и это заметил Шубарин, но в той ловушке, что он им приготовил, уже ничего не спасало, капкан захлопнулся.

– Ну, слушаем вас, – сказал Шубарин, как только уселись друг против друга как на серьезных дипломатических перего­ворах.

– А что нас слушать, – усмехнулся Лютый, – это мы вас слушаем, мы свое уже сказали хозяйке. – И он повернулся, ища глазами директоршу ресторана.

Метрдотель обходил гостей, разливая коньяк по стопкам, а Наргиз поправляла что-то возле своего любовника, видимо, она переживала, что против него оказался самый здоровенный рэкетир.

– Они в курсе дела, я все доложила, – ответила Наргиз.

– Значит, вы решили обложить нас налогом, и сколько же с нас причитается? И как платить: ежемесячно, поквартально или раз в год? – поинтересовался опять же Японец.

– Ежемесячно, как со всех, пятнадцатого числа, пять кус­ков, думаю, что по-божески – «Лидо» дорогой ресторан…

– Вполне по-божески, – вмешался в разговор Сенатор, – мы готовы заплатить и больше, но в чем гарантии безопасно­сти?

– Мы даем вам дышать, вот и все гарантии, – весело рас­смеялся Лютый, ему, видимо, понравилась компания.

– А если другие ваши коллеги совершат налет на «Лидо», как быть в таком случае? Вы погасите наши потери? – не от­ступал Сенатор.

Лютый, наверное, никогда не предполагавший такого по­ворота разговора, недоуменно переглянулся с товарищами, те неопределенно пожали плечами.

– Остальные платят и никаких гарантий не требуют, – вымолвил он растерянно и вроде как с обидой.

И тут хозяева вновь дружно рассмеялись.

– А мы, дорогой, не как все, нам гарантии нужны, а вдруг ваши конкуренты учинят погром, должны же вы хотя бы час­тично нести ответственность? – подключился к разговору и Владыка Ночи.

Лютый задумался с ответом, а Японец предложил:

– Давайте сначала выпьем, закусим, а потом и придем к какому-нибудь обоюдовыгодному решению, а то Наргиз скоро подаст горячее.

Усыпляя бдительность налетчиков, Сухроб Ахмедович опять продолжил якобы волновавшую его тему.

– Я не оговорился, дорогие гости. Мы готовы платить вам не пять, а шесть тысяч, но с условием: чтобы в «Лидо» регуляр­но дежурили в качестве вахтера и гардеробщика два дюжих молодца, а если еще надежнее, то и ночной сторож должен быть ваш человек.

– Пахать целый день в кабаке от зари до зари за шесть ку­сков? – искренне удивился один из сопровождающих Лютого.

Наверное, тут, разгорелись бы жаркие дебаты, но в этот момент в банкетный зал вошли сразу трое «официантов» с ды­мящимися подносами, и Лютый, уже изрядно веселый, сказал шумно:

– Давайте еще по одной дернем перед горячим, давно та­кой хороший коньяк не пил, а если честно, никогда.

– Давайте, – согласился Шубарин и налил всем вновь по полной рюмке, стараясь не смотреть в сторону сервировочного стола, куда «официанты» неловко поставили подносы с горячим. Он боялся рассмеяться, глядя, как неуклюже, боясь выро­нить посуду, действует Беспалый, небрежнее всех, профессио­нальнее, держался Коста, ну а как тренировался с подносом Ашот, он уже видел.

Выпили и, когда гости дружно принялись уминать дели­катесы, щедро выставленные Наргиз, совладельцы «Лидо», не сговариваясь, нажали под столом друг другу на ноги – куль­минационный момент наступал.

Как только Артур Александрович посмотрел в сторону «официантов», они взяли каждый по тарелке с поддонником с жаренными в белых грибах перепелками и, зайдя за спины ужинающих хозяев, поставили перед ними одновременно ис­точающие нежные ароматы блюда. Так же дружно они верну­лись и на другую сторону стола, и как только поставили тарел­ки перед «гостями», произошло неожиданное, а точнее, много раз отрепетированное в банкетном зале. Жесткие салфетки на рукавах официантов из крепкого белорусского льна, чуть длиннее обычных, в мгновение ока превратились в удавки, что традиционно применяют итальянские мафиози и американ­ские гангстеры. И недожевавшие гости уже хрипели, выкатив глаза в сильных руках противников, а тут еще каждому в грудь ткнулось дуло пистолета, и расторопные руки выдернули из-за пояса Лютого новенький пистолет и ножи у двух его прияте­лей. Из кабинета Наргиз выбежал молодой, смугловатый па­рень, и вмиг на руках у каждого из гостей оказались наручни­ки, и их буквально вырвали из-за стола и швырнули к стенке.

71
{"b":"19874","o":1}