ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Воздушный стрелок. Наемник
Загадочное прошлое любимой
Фермерский обед. Как создавать кулинарные шедевры из натуральных продуктов
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Star Trek. Обратный отсчет
Солнце мрачного дня
Русская кухня от президента Национальной гильдии шеф-поваров
В могиле не опасен суд молвы
Леди Несовершенство
Содержание  
A
A

— Ага, главное завоевание — это поясок. Вот здорово! Вещь крайне полезная — на нем и удавиться можно, — радостно согласился я. — Только вот проблема: у тебя ведь уже есть мальчик… Да-да, Рогволод Опорьевский, князь Посвист. Тащи его в ЗАГС — княжной станешь!

— Не закон лихорадке мужества искати! — сказал Лито, и голос его слегка дрогнул. — Век тебе, Метанка, быти в девках — и не един век! И потомствия от себя не жди! Ты — нежить! Нейма тебя среди живых, внятно? Смирись и не плачь! Ты — обманка, а не живая людина…

Я быстро посмотрел на Метанку — и со странным спокойствием осознал, что лица у нее нет. Не было зеленого взгляда, спрятанного под волосами, не было влажного мягкого рта — маленькое тело ведьмочки сделалось странно прозрачным. Стало ясно, что это — всего лишь изображение на стене, плоское, как рисунок на плакате.

Догадываюсь, что обо мне сейчас подумал читающий потомок. Ты совершенно прав, потомок: пить — вредно. От такого количества перебродившего меда не только прозрачные девушки — кровавые мальчики в глазах запрыгают. Чертики разные из унитаза хлынут, веселые монстрики по занавескам… делириум тременс [61].

— Не-е, надо завершать с алкоголем, — выдохнул я и сморгнул. Правильно сделал: в мозгу щелкнуло, и изображение Метанки снова приобрело прелестную объемность. Лица, впрочем, действительно не было видно: она закрыла его руками. Кончики побелевших пальцев торчали из волос и слегка дрожали.

— Не плачь, подруга, — произнес я жалостно. — Товарищ Лито шутит. У тебя будут детки, и замуж ты выйдешь за иностранца.

Ведьма резко убрала ладони от покрасневшего мокрого личика.

— Это у него потомства не будет! Вот так! — зловеще зашептала она, блестя глазами. — Вот когда я двину коленкой в промежность, он узнает, какая я неживая! Слепышка зеленая! Импотент непарнокопытный…

— Ша! Опасись, парка, прозывати меня мерином! — жестко прошелестел Лито. — Я с тобою ночи не ночевал, не тебе и судити меня! — С хрустом сломалась рукоятка хлыстика в его руках: эльф обиделся по полной схеме. В мутных глазах его возникла тупая злость. — Закуси свой змеий язык, навья дочка! А инако…

— Ну-ну! — сказал я ужасно грозно. — Руки прочь от моей любимой девочки! Найди себе подружку и ругайся с ней, а чужое не трожь. — Тут я выдержал паузу и спросил абсолютно невзначай: — А что это ты, браток, из-за «импотента непарнокопытного» так опечалился, а? — Тут я внимательно посмотрел на Лито, перевел взгляд на ведьму и добавил: — По-моему, ничего обидного… Медицинский термин.

— Иное слово реклось, — буркнул Лито и повернулся в профиль. — Кому любо, когда мерином прокличут… Мерин — эво не человек, ано жеребец холощеный. Такое слово в обиду идет.

— Да Сварог с тобой, парниша! — изумился я и, проигнорировав очередное коматозное состояние, переживаемое слепым хиппи всякий раз при упоминании этого табуированного имени, продолжил: — У тебя посторонние шумы в черепе. Продуй ушные отверстия и не злись: никто тебя мерином не обижал. Метаночка и слов-то таких не знает, правда?

Тут я тихонько прикрыл глаза и стал думать о личном, Итак, мы с Лито по-разному слышим Метанку — каждому мерещится что-то свое. Похоже, полуденичка разговаривает с нами не словами, а мыслями — причем эти мысли оформляются в мозгу каждого слушателя на свой собственный лад… Слепой эльф прав: моя подружка — всего лишь наваждение, глюк, цветная голограмма. Однако… я чувствую, что у нее теплая кожа, и что пахнет от нее чем-то кисло-медовым, и золотистые волосы щекотали мои губы, когда она сидела на коленях в столовой… Заводная кукла? Биоробот-телепат? Да хоть китайская летчица — мне-то что?! Главное, чтоб желания исполняла — правильно я мыслю, господа-потомки?

— …давно бы тебе гениталии оборвать, — донесся до меня фрагмент очередного высказывания юной ведьмы. — Вот я скажу Мстиславу, он тебя покарает! Слышь, Славка! — обратилась она непосредственно ко мне. — Я тебя прошу, убей ты этого несчастного импотента, а? Ну просто нету моральных сил наблюдать, как он мучается без женской любви… Прихлопни ты его из сострадания!

Я тяжко покачал головой.

— Не могу. Во-первых, Лито мне друг и партнер. А во-вторых, я по принципиальным соображениям не умею людей убивать: я — пацифист… Графа Толстого читала?

— Ясный пень, читала, — с лету соврала Метанка и тут же спросила, кто такой пацифист. Пришлось объяснить.

— Пацифист — это такой парень… он вовсе не импотент и не трезвенник. Просто у него есть такая модная привычка — он… — тут я слегка замялся, — он…

— Что, драться не умеет, да? Мышцы у него плохо накачаны? — услужливо подсказала Метанка, радостно улыбаясь.

— Ну нет… Он очень здорово дерется! Кого хочешь вгонит в гро… то есть, я хотел сказать: отправит в нокаут. Дело не в этом. Просто пацифист — он… предпочитает заниматься любовью, а не войной!

Что ни говори, иногда я отменно формулирую мысли. Я гордо глянул на ведьму и увидел, что она радостно покраснела — в травянистых глазах расцвело беспредельное счастье.

— Слушай, Славка! — возбужденно и как-то таинственно произнесла она, мягко отведя от лица светлые кудряшки и включив зеленый взгляд на полную мощность. — А давай я тоже буду пацифист!

Она скользнула к моему сену… Воровато оглянувшись на слепого, нахохлившегося в дальнем углу, мягко опустилась передо мной на колени и тихонько провела ладошкой по подолу своего платья, словно оправляя его. Через секунду я снова ощутил касание прохладных пальчиков и фруктовое дыхание у самой щеки — Метанка склонила голову к моему мощному плечу и сонно улыбнулась.

— Я сегодня пацифистка… Зачем нам воевать с этим Рогволодом? Вместо войны есть занятия получше… — сладко прошептали мне в ухо, и я понял, что Лито совсем не прав. Она живая — и даже слишком. Не могу сказать, что моя крыша в тот момент совершенно съехала на затылок [62]. Не успела — на помощь пришел аскетичный эльф:

— Не мысли, девка, буди я не чую, что ты там твориши! — мрачно сказал он. — Не трожи Славка — ему синочь потреба воевати, а не парок миловать!

— Да-да, — поспешно сказал я. — Ужасно занят сегодня, милая. Прости… Первым делом — алыберы, а эмоции — потом. Сама понимаешь: бизнес… А тебе пора к Рогволоду.

По стене мелькнула тень — колко блеснули зеленые глаза. Метанка вскочила и отбежала к огромному чердачному окну — обеими руками распахнула тяжелые створки — и замерла, обернувшись.

— Увидимся ночью на ягоднике! — звонко сказала она. — До начала операции прошу не беспокоить. У меня тоже бизнес: к Рогволоду пора! — Легкое тело откинулось чуть назад и через мгновение, качнувшись вниз, исчезло в раскрытом окне.

Мне стало любопытно. Я даже встал на ноги и приблизился к окну. Осторожно высунув голову, оценил Метанкины шансы на выживание. Земля темнела метрах в десяти — что делать, высокий был сарай. Жаль, но ведьма этого не учла.

Многое случалось в моей жизни, но чтоб симпатичная герлочка из-за меня, да с десятиметровой высоты — такое впервые. Вот что любовь делает с русской женщиной… Благородные они все-таки существа, чувствительные. Даже жалко ее, эту ведьмочку.

— Хоронить будем, али пусть так лежит? — поинтересовался я у Лито.

— Дабы схоронить, сперва прибить надоба, — ухмыльнулся Лито. — А она враз уже за Вервятиной дорогой. Шибко летает, стерва. Стрелая, что твой Горлаш.

Поразительно, но трупика девочки внизу не виднелось — очевидно, стало подводить зрение.

— И что, это у нее привычка такая — в окна выходить?

— А что ей буде? Крыльца распахнет — и пошла по ветру. — Слепец отбросил в угол обломки хлыстика и прикрыл глаза. — Поговорки ходят, будя полуденицы в потачек малых обрачаются… Сам не видал, а люди врут…

— Ага, — согласился я. — Метанки превращаются в птичек, марсиане насилуют девушек, снежный человек выходит на тропу войны, а президент у нас — самый всенародно избранный в Галактике. Это бесспорно.

вернуться

61

Делириум тременс ( лат.) — белая горячка, диагноз номер 300.

вернуться

62

Когда «крыша съезжает на затылок», это значит, что слегка помутился рассудок. — С.Т.

20
{"b":"19879","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Lamennto
Эпоха мертвых. Прорыв
Любовница снежного лорда
Венец безбрачия белого кролика
Рарник 2. Перенос
ВкусВилл: Как совершить революцию в ритейле, делая всё не так
А вот и завтра
Битва за Рим
Куплю невесту. Дорого