ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но как мы это сделаем? — Водянистые глаза Би-Джея выразили недоумение. — Как передадим перстень? Если просто подарить оборванцу драгоценный волший предмет — это немедля вызовет подозрения у Сварога! Сварог проймет тотчас, что мы почему-то заинтересованы во Мстиславке — и разничтожит его.

— Мы не будем ничего передавать. — Я похлопал жреца по плечу. — Бисер заберет все сам. Нормальная человеческая реакция на блестящие феньки. Шутка ли: золотой перстак, небось от Версаче!

Посмеиваясь, я стянул резиновые перчатки. Операция по перевооружению Берубоя успешно завершена. Теперь огненный вук похож на простого смертного: благодаря мелоцементу выглядит как симпатичный молодой почтальон. Как бодрый Лохматый мессенджер (есть такой клан велосипедистов на цивилизованном Западе — за деньги срочные пакеты развозят по офисам). Темный дорожный костюм, белый пояс стожарича на накачанных бедрах, тяжелая торба в правой руке… А в торбе — берестяное послание от алыберского купца Саула с известием о скором прибытии каравана с секретным грузом.

Берубой, медленно отходя от наркоза, зевнул и вяло мотнул головой — присел на край операционного стола, разглядывая новый костюм. Я подошел и, быстро протянув руки, собрал его светлые волосы в толстый хвостик. Завязал на затылке обрывком бинта. Вот так, мой мальчик. Семаргл должен хоть немного походить на своего великого хозяина. Гордись, парень! У тебя отныне тоже будет понитэйл. А еще — я щелкнул пальцами, высекая из пахучего воздуха горячую искорку мягкого золота — еще у тебя будет серьга в ухе! Просто так, для красоты. Подарок от нового хозяина.

Семаргл поморщился, вытирая кровь, выступившую на мочке левого уха. Потянулся, хрустнув ремнями невидимого бронежилета, осторожно подвигал прозрачными крыльями.

— Все в порядке, новый хозяин. Чувствую себя получше прежнего.

— В таком случае — желаю успеха, полковник! Ваши позывные: «Стелc-1». Передайте моему другу Мстиславу послание и Чуткий перстень — а затем немедля возвращайтесь на базу. — Я предусмотрительно отступил на несколько шагов, зажмурился и скомандовал: — Dismissed.

Огненный вук стартовал практически бесшумно. Не выбивал окон, не подпаливал ковровое покрытие. «Стелс-1» просто растворился в воздухе. И сразу — зудящей, звенящей тяжестью налилось плазменное кольцо у меня на пальце. Ух, отяжелело! Рука едва поднимается… Оранжевый камень стал желтым и мягким, как солнечное желе, — теперь он светился изнутри, неровными кольцами разбрасывая вокруг мелкие брызги золотистых бликов.

— Повелитель! Тревога! — Из грохота распахнувшихся дверей вывалился железный и громокипящий Акундин. — Там!.. вила Ром!.. сообщает из Вышградского княжества…

Задыхаясь, скользя по кафелю монтажного цеха, он бросился ко мне через весь зал — длинные ножны путаются в ногах, зеленый шарф с эмблемою «Торпедо» яростно болтается на шлеме. Я раздраженно шагнул навстречу:

— Что стряслось? Как вы входите, Акундин? Вы забыли об этикете!

— Прости, о, повелитель. — Витязь поспешно кивнул шлемом (поклонился). — Вила Ром сообщает из Вышградского княжества… Там такое творится! Повсюду кресты! Капища рушатся!

Не снимая белого халата, я прыгнул в железный трон — референт Ракия вцепилась в спинку кресла и, рывком оторвав от пола, потащила к лифту. Через минуту я уже был в кабинете: вытаращив глаза, уставился на экраны мониторов, ожидая увидеть нечто ужасное. Ух ты… сие незабываемо. На экране вздымались, упруго волнуясь и покачиваясь… влажные негритянские титьки. Они выпирали прямо в объектив из-под намокшей белой маечки. Я восхищенно покачал головой. Видимо, камера была неверно сфокусирована…

— Выше камеру, — неохотно скомандовал я. Изображение сдвинулось: выяснилось, что белая маечка облегала тело встревоженной вилы Ром. Темнокожая вила сидела по пояс в речной воде, затаившись в прибрежной осоке. В руке поблескивал широкий клинок мачете. Сквозь курчавую завесу мокрых волос блеснул перепуганный черный взгляд.

— Масса Стив! Масса Стив! — затараторила Ром (мои глаза сразу заболели от слепящего сверкания зубов). — Это вила Ром из команды «Торпедо»! У меня тут такое! Всяко разно непонятно, масса Стив!

— Спокойно, рейнджер Ром! — сухо оборвал я. — Докладывайте по порядку.

— Нахожусь возле деревни Санда, масса Стив! — зашептала Ром, бешено вращая глазами. — Здесь катастрофа! Кто-то уничтожил все серверы в округе! Целый район выбит из Вязи! Вы просили установить наблюдение за князем Лисеем Вышградским — ответ отрицательный! Я не могу, масса! К деревне подойти невозможно — там кресты!

Я понимающе кивнул. Неудивительно… Помнится, новоприбывший властитель этого княжества родом из Базилики. Видимо, князь Лисей — крещеный.

— Это еще не все, масса Стив! — выпалила мокрая мулатка, нервно помахивая мачете. — Кто-то разрушил чтище Мокоши! Насмерть зарубил старую жрицу! Распугал всех русалок на реке Санде!

— Видимо, дела рук нового князя… — задумчиво прогудел из-под забрала глубокомысленный жрец Акундин.

— Не думаю, — усмехнулся я. — Едва ли князь Лисей настолько глуп, чтобы заваривать кашу в собственной вотчине. Скорее всего… здесь снова замешан Сварог. Ему нужно нейтрализовать князя Лисея. Выбить его из игры — хотя бы на пару дней. И знаешь зачем?

Акундин попытался пожать плечами, закованными в ржавую броню.

— Затем, что через земли этого княжества скоро будет проходить Чурила! Сварог делает все, чтобы его внучек двигался без задержек. А иноземный князь Лисей может сдуру выступить против Чурилы — вот Сварог и принимает превентивные меры… Вносит хаос и энтропию.

— Масса Стив! Масса Стив! А что мне делать? — Вила Ром нетерпеливо тряхнула влажной прической; в ушах колыхнулись тяжелые неравновеликие серьги.

— Что делать? — Я поднял брови. — Сидите в воде и продолжайте вести мониторинг. Если покажется князь Лисей…

— Броситься и зарубить насмерть? Правильно, масса Стив?

— Не совсем. Просто сообщите мне, как только он выйдет за пределы деревни. Да, и еще… — Я строго покачал головой. — Снимите эту майку и наденьте нормальный купальный костюм. Иначе через пять минут здесь будут все окрестные рыбаки мужского пола в возрасте от 15 до 75 лет…

Она быстро кивнула, зажала мачете в зубах, и вдруг…

— Да не сейчас… не сейчас снимайте! Подождите хоть, пока я отключусь! — взревел я, из последних сил вырубая монитор. Безобразие! Тяжело все-таки с ними, с молоденькими рейнджерами. В этом смысле старухи, бесспорно, менее разнузданны.

Проклятая Ром! Когда она задрала свою маечку, я успел заметить… да-да. Опять стоклятый пирсинг на пупке! Как странно смотрится он на лиловатой коже — совсем не так, как на нежно-розовом, чуть золотистом от искусственного загара, впалом животике Ники… Что такое… опять?! Это болезнь мозга. Я что же, не могу не думать о ней? А?

Лихорадка по имени Ника. Вы думаете… я здесь развлекаюсь, в игрушки играю? Нет, друзья мои: я лечусь. Только Древнерусская Игра помогает хоть на время позабыть об этой крылатой твари с пирсингом в маленьком пупке. И никто. Никто из моих очаровательных вил, никто из тупых жрецов не поймет, чем болен великий вебмастер… Даже ты, Ракета. Эге, парень… ты что, по-прежнему сидишь в джакузи?

Я и не заметил, как спустился на третий этаж, в оздоровительный комплекс. Здесь светло и уютно: тихо мурлыкает из-под потолка разблюзованная чужими ремиксами пани Богушевич. Да автоматический полотер, успокоительно попискивая зелеными лампочками, ползет по искрящейся плитке. Да торчит из бурливой воды бритая башка сребрского юнака Ракеты — и слышно, как голый головорез напевает себе под нос:

— Славей птичка мала. Сваком щасте дала…

— Привет, дружище Ракета. — Я похлопал его по наждачно-сизому темени. — Как дела? О чем грустишь?

— Стефане! — обрадовался юнак, блеснул крупными зубами. — Ты очнулся? Слава Богу.

— Я то очнулся. А тебе, как и прежде, мерещится вокруг холодная гулкая пещера? Или все-таки угостить стаканом мартини?

41
{"b":"19881","o":1}