ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Его слова были встречены взрывом радостного шума. Когда веселый гул за столом несколько смолк, Данила Казарин спросил Мстислава, умеет ли он летать на Чурилином сапоге.

— Это проще простого, — сказал на это Лыкович. — Меня научила одна симпатичная старушка. Из конторы тети Мокоши.

— При помощи крылатого сапога мы сможем скорее установить связь с нашими единомышленниками в других городах — в Престоле, Немогарде, Властове! — восторженно воскликнул алыберский царь. — Досточтимый Мстиславе, тебе предстоит отправиться в полет как можно скорее.

— Ну… честно говоря, есть пара неотложных дел здесь, в Великих Сиськах! — поспешно молвил Мстислав. — Я должен отдохнуть, посидеть на бюллетене, на диете. Ближе к осени поправлюсь и готов куда угодно — хоть в Престол, хоть в Коста-дель-Сол. Можете рассчитывать на мой сапог-самолет!

— Ты отправишься в путь уже сегодня! — продолжал Леванид, словно не расслышав. — В Немогарде на днях высадилось войско молодого князя Владимира Святича, в стане которого немало крещеных славян и варягов — Дунай Иванович и Гонена Голубец, Рокот-богатырь и другие. Они тоже готовятся противостоять натиску Чурилы — нужно объединить усилия!

— Ага: я буду без устали рассекать воздушное пространство, а все остальные останутся здесь — пить Опорьевское пиво и развлекаться! — с горечью молвил Мстислав Лыкович. — Я не могу оставить Ластю. Я обязан навестить тут одну мельничиху. Потом… мы подружились с Дормидошей и Потапкой — парни будут скучать без меня! Где они найдут достойного третьего? Я не согласен, так нечестно. Вы тут будете тусоваться, а меня — в Немогарду?

— Едва ли нам хватит времени на застолья, — покачал головой Алексиос Вышградский. — В твое отсутствие мы с царем Леванидом будем готовить вооруженное противостояние Чурилиной армии, которая со дня на день форсирует Влагу и устремится через земли моего княжества на Запад, к Властову и Престолу! Мы будем собирать военный союз соседних княжеств, вооружать дружину…

— И прежде всего, готовить нападение на самого Чурилу! — перебил алыберский царь, с размаху опустив на столешницу жилистый сухой кулак.

— На самого Чурилу? — В голосе князя Вышградского мелькнуло сомнение. — Но… добрый мой царь Леванид, каким образом?

— Камнеметы! — воскликнул царь с торжествующей улыбкой. — Мы забросаем его камнями при помощи катапульт!

— Если мне дозволят выступить, я скажу… — подал голос вышградский десятник Дормиодонт Неро. — Я внимательно изучил сообщения нашего отряда из Санды, вошедшего в это село после ночных оргий Чурилы. Местные жители хором утверждают, что Чурила высекает в воздухе огненные и ледяные молнии — очевидно, он пользуется каким-то гнусным чародейством. Боюсь, что даже хитроумные алыберские машины едва ли остановят этого демона…

— Хе-хе, Дормидоша абсолютно прав! — воскликнул Мстислав сын Лыкович. — Мазерфакера не проймешь вашими хиленькими катапульточками. Господам офицерам попросту не удастся подогнать свою рахитичную артиллерию на расстояние выстрела — Чурилку повсюду окружают разведчики и телохранители: они оцепляют лес вокруг него на добрых три километра.

— Если верить былине, Чурилу удалось победить только в честном поединке, один на один… — негромко сказал Алексиос Вышградский, словно к самому себе обращаясь. — Я плохо помню текст этой баллады: сначала Пленковича пытались остановить киевские дружинники — и все полегли от ударов таинственной «плеточки-змиевочки». Чурила беспрепятственно вошел в Киев и начал творить там свои безобразия… Только через несколько дней возник наконец некий русский богатырь, который свалился точно снег на голову — об этом витязе раньше никто и слыхом не слыхивал, а теперь он с удивительным спокойствием и легкостью схватил ранее неуязвимого Чурилу за какие-то там черные кудри и забросил, если не ошибаюсь, за синий лес и за дальние горы.

— Как звали этого русского богатыря? — спросил Данила Казарин.

— Не могу вспомнить. Какой-нибудь Илья Муромец…

— Насколько мне известно, на Руси нет такого богатыря, — грустно улыбнулся царь Леванид. — Могучий воин-богатырь — существо необычное, такие люди в любой стране наперечет… В Алыберии есть только один. На Руси их теперь, кажется, около пяти.

— Дай Бог, скоро их будет ровно тридцать три! — вдруг сказал Данила Казарин, и шум за столом затих. — Я долго думал над этим. И понял: все наши разборки сегодня — детские игрушки. Со дня на день начнется время серьезных людей. Время богатырей — один за другим они начнут заступать на княжескую службу: Илья Муромец, Алеша Попович и десятки других… Ремесленники и крестьяне, воры и охотники будут превращаться в защитников родной земли. Это время совсем близко — потому что Стати Империи уже переданы на Русь! Подождите немного — и вы без труда найдете того, кто остановит Чурилу.

— Господи, это же так просто! — вскричал князь Вышградский. — Данила прав: эпоха богатырей! Как только на Руси утвердится христианство, будет дан мощный духовный толчок народному самочувствию… возникнет такое понятие, как «богатырь святорусский»! А сейчас, в последние дни отмирающей власти язычества — этот завтрашний богатырь, должно быть, еще лежит на печи где-нибудь в селе Карачарове неподалеку от Мурома…

…Бред какой-то! Надо же такое придумать!

Не друзья у меня, а розоватые мечтатели. Казалось, так хорошо все начиналось — сами, без моей подсказки, додумались до простой истины: чтобы остановить Чурилку с его большой свирелькой, нужно воспитать собственного супермена с большой дубинкой (вариант: с большим веслом, с большой лопатой, с большой бензопилой). Молодцы. Я уж начал радоваться и готовить ящики шампанского — так нет же. Эти парни все испортили. Дружно и напрочь зациклились на какой-то детской сказке про расслабленного калеку, продрыхшего на печи тридцать три года.

Причем с виду вроде — серьезные, авторитетные люди При златых цепях, с мечами и катапультами. И на тебе: Илью Муромца собрались искать. Подавай им, понимаешь, посох странничества в руки — и ритуальный барабан на шею. Вместо того, чтоб накачивать мышцы и крепить пылкость, эти странные парни намерены войти в имидж перехожих калик. Белые хламиды там разные, рваные джинсы, немытые волосы и проч. Тоска. Нереалка. Вот что настигает тех, кто читает много сказок. Теперь, позабыв обо всем, они ломанутся в народ искать глубоко народного героя вроде Ильи Муромца или Ивана Сусанина.

А между тем — если вдуматься — каждый из моих приятелей и сам легко бы мог заделаться суперменом! Про Бисера я уж не говорю. Даже тощий Алексис Старцев, если приглядеться, — чем не чурилодав? Ведь у него, я уверен, не менее 5000 талантов «интеллекта» наберется, да еще столько же «самодостоинства». А Данила Каширин? Просто без пяти минут Ланселот. Вы загляните в эти желтые глаза: да у него небось около 8000 талантов «интуиции»! А кроме того — «быстрота реакции», «выносливость», «меткость» — каждое качество как минимум под 1000 талантов.

Теоретически каждый из моих друзей легко бы мог засунуть Чурилу в то самое место, которое сразу приходит на ум при взгляде на его фото. Там, в этом месте, Чурила мог бы храниться еще много, много тысячелетий — в темноте и покое, вдали от детей и открытого огня. Нужно лишь поднакачать Бисеру «ярость», а Старцеву — «беспощадие». Да немного принизить «личность». Также, разумеется, аккуратно снивелировать «совесть» — а то с такой совестью супермену сложно шагать по жизни. Судите сами: вот, например, Данила Каширин. Отказался отдать друзьям волшебные Стати Императоров Базилики, решил их покамест при себе оставить. Молодец? Молодец. Потому как волшебный предмет любому богатырю и самому пригодится: от него сразу «пси-потенциал» возрастает, а также «харизма» и «величие». Так нет: выяснилось, что Данила оставил эти державные Стати вовсе не для себя! А для спасения какого-то старого своего дружка по имени Михайло Потык. Вот вам пример пагубного воздействия совести на богатырский организм: она затуманивает разум и заставляет совершать безрассудные поступки.

55
{"b":"19881","o":1}