ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Как можно. Все взято в центре города перед операцией. «Пальчиков» нет.

— Ну, тогда «фойер»!

Пока отвлеченная Клодом, заявившим, что переговоры закончены и пора встречать своих «старших» у лифтов, охрана Поля направлялась через холл к лифтовым дверям, охрана Зверева, поймав момент, когда между ними и командой Поля не оказалось посторонних людей, открыла пальбу. После нескольких секунд шквального огня в живых в команде Поля не осталось никого.

А Зверев тем временем раскрыл кейс, протерев его на всякий случай замшей, вынул из него размером с кейс вялую подушку, нажал на вентиль экстренной подачи сжатого воздуха и бросил вниз с балкона.

Падая с высоты 13-го этажа, брошенная им подушка с каждой секундой полета увеличивалась в размерах так быстро, что когда она упала на мостовую, превратилась в огромную, 10 на 10 метров воздушную подушку.

«Не по возрасту мне эти игры», — печально подумал Зверев, прыгая с высоты 13-го этажа.

Как ни странно, лететь было не страшно и даже приятно. В Париже вот уже несколько дней держалась прелестная осенняя погода, не было ветра, а дождь если и шел, то под утро. «То есть время для полета выбрано как нельзя удачно», — пошутил Зверев, иронизируя над собой. Впрочем, времени для шуток и самоиронии было немного. Главное — какой счет в Эдинбурге.

— Конечно, Рей Ван Дер Гоу и Ник Гулкин — отличные игроки... Но вряд ли они закроют брешь в обороне «Манчестер юнайтед», которая образовалась после ухода в 1999 году великого вратаря Питера Шмейхеля. Он, может быть, и взял бы мяч, пробитый с 11-метровой отметки Егором Титовым. Да... Непросто сегодня спартаковцам... Один из лучших кубковых футбольных коллективов Европы! 10 раз они выигрывали Кубок Англии, выигрывали Кубок чемпионов в 1968 и 1999 годах, Кубок Кубков в 1991 году. Настоящая кубковая команда. Выиграть, пусть и не на своем поле в Манчестере, но у себя в Англии, при счете 2:1 в свою пользу они вряд ли кому-нибудь дадут.

Он поджег шнур подушки, и она выгорела в течение минуты, почти без пламени. Приборную часть, с баллончиком со сжатым воздухом, он сунул в карман куртки еще теплую.

— Вряд ли кому-нибудь дадут, — повторил он, оглядываясь. — Кроме «Спартака».

Со стороны главного входа в здание послышались сирены полицейских машин.

«Пора уходить», — подумал он, спускаясь с крутой насыпи к железной дороге, проходившей у подножия холма Дефанс, на котором раскинулся «город будущего» — комплекс красавцев зданий современной архитектуры.

Человек с дрезиной уже ждал его.

«Ускользнул», — подумал Зверев, направляясь от железной дороги к месту, где его ждала машина с водителем и охранником.

К сожалению, какие-то вещи приходится делать самому. Никому не передашь. Поль, собственно, ни к кому, кроме него, и не пошел бы навстречу.

Ах, как он был самоуверен. Действительно, весы качались. Какой счет в Эдинбурге?

Он достал из салонного бара бутылку коньяка, налил в серебряный стаканчик, выпил, не почувствовав от усталости и волнений последних минут ни вкуса, ни запаха, но приятная теплота сразу же разлилась по жилочкам.

Почему-то возникло ощущение, что все будет хорошо. Он включил радиоприемник, настроил его на спортивную программу, работавшую в режиме «нон стоп». Не может быть, чтобы этот канал французского радио манкировал столь важным матчем на Кубок «ЕвроТОТО».

Тем временем Романцев ломал голову, как взломать мощную оборону «Манчестер юнайтед». Ему вспомнился рассказ Н.П. Старостина про матч «Спартака» с тбилисским «Динамо». Нужно, чтобы Егор Титов, как спартаковский бомбардир тех лет Глазков, не оттягивался в оборону даже в самые критические минуты, а оставался на острие атаки, в центре поля.

Романцев заявил замену. Причем судья как нарочно долго «не видел» его просьбы о замене. Наконец замену разрешили. Вместо Баранова на поле вышел немного травмированный Парфенов, которого Романцев хотел пожалеть в этом матче, но матч шел к концу, а мы проигрывали со счетом 1:2. Парфенов передал пожелание Романцева Титову.

Начался очередной «навал» «Манчестер юнайтед». Джон Куртис точно отдал мяч Терри Куку, тот Джонатану Гринингу, вся команда рванулась к воротам «Спартака» в яростном стремлении увеличить счет и тем гарантировать выход в следующий круг Кубка «ЕвроТОТО».

Однако атака захлебнулась, провалившись в цепкий защитный мешок спартаковцев. Щеголев каким-то чудом забрал мяч в подкате у Грининга, не дал его отобрать набежавшему Терри Куку и ловко переправил его Парфенову, а тот сделал изумительный по красоте дальний пас через свою половину поля Егору Титову. Тот словно ждал эту передачу, мгновенно обработал мяч и рванулся к воротам «Манчестер юнайтед». Он не стал ждать, когда подоспеет подмога. Дорога к воротам на мгновение оказалась открытой. Он сделал рывок, преследуемый по пятам провалившейся защитой, нанес удар издалека, почти без обработки и без остановки, с ходу, из штрафной площади, и, говоря словами того же Николая Старостина, «мяч, словно крупная щука, забился в сетке у дальней штанги ворот».

— Счет в Эдинбурге на эту минуту в матче на Кубок «ЕвроТОТО» между московским «Спартаком» и английской командой «Манчестер юнайтед», сравнялся. 2:2.

Полковник Зверев чуть было не поцеловал радио, вмонтированное в спинку переднего кресла.

Тем временем англичане, вместо того чтобы разобраться в ситуации, со свойственным им нетерпением и уверенностью в победе сразу кинулись отыгрываться.

Редко бывает, чтобы такая классная команда попалась дважды в одном матче на один и тот же трюк.

И снова эпизод повторился с точностью до копии. Филимонов взял трудный мяч, пробитый Оле Гуннаром Сольскяйером в правый нижний угол ворот, руками выбросил мяч Парфенову, тот, развернувшись на 180 градусов, переправил почти без обработки мяч по огромной параболе застывшему в центре поля Егору Титову, тот вновь набрал скорость, ринулся в штрафную площадку, его хватали за футболку, за трусы, бросались в ноги, метя в травмированную щиколотку. Но остановить Егора в этом матче было просто невозможно. Счет стал 3:2. А до конца игры — три минуты 45 секунд. «Спартак», поймав свою игру, матч англичанам уже не отдал. В Англии был траур. В России был всенародный праздник.

А в Париже «фифти-фифти». Иса ликовал. Барончик неистовствовал. И полковник Зверев почему-то вспомнил, как на рыбном рынке в «чреве Парижа» сбежал из корзины рыбника огромный спрут — вначале он вытянул из корзины одно щупальце, потом второе, потом как студень перевалился из корзины наружу и свалился вниз. Его потом так и не нашли...

Пока что счет устраивал Зверева. «Спартак» выиграл. И он не проиграл.

ГЛАВА 8

ПАРИЖСКИЕ РОКИРОВКИ

Барон де Понсе был жестоким человеком со множеством слабостей. Но жесток он был по отношении к другим. Себе же он оставлял приятные слабости. Одной из таких слабостей были ювелирные изделия фирмы Фаберже. То есть он вообще любил драгоценности, драгоценные камни хорошей огранки, живопись, особенно «обнаженную натуру» европейских мастеров. Но все это было страстью. Яйца Фаберже были слабостью.

В ту минуту, когда ему позвонил полковник Зайцев, он как раз рассматривал такое яйцо. Оно было создано выходцем из Петрозаводска, петербургским мастером Михаилом Перхиным из мастерской Фаберже, в 1900 году.

— Прекрасная работа по золоту... Изумительные эмали — прозрачная зелено-фиолетовая, опаловая белая и светло-серая, непрозрачная сиреневая... Крупные чистой воды бриллианты... Рубины... Отличный жемчуг... И часы в центре яйца ходят до сих пор с точностью современных швейцарских, — перечислял сам себе достоинства яйца барон де Понсе. — Вот эти два бриллианта особенно звучны по цвету — в основании подставки яйца-часов в резной золоченой крышке.

— Прелестно, прелестно, — барон погладил кончиком мизинца красный хохол у кукушки, выскакивающей из навершия яйца в момент боя часов. Впрочем, это только так называются эти яйца: «пасхальные яйца с Кукушкой», а на самом деле наверху-то — обыкновенный петух. Правда, с рубиновым гребнем. Красота...

109
{"b":"19882","o":1}