ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Jois-Cop» (Англия): «Нужно найти мужество и признать — сегодня „Спартак“ сильнее не только „Арсенала“, но и других европейских команд. В Буржиле может получиться просто скучный матч, настолько легко москвичи обыграют испанцев...».

«Willy» (США): «Американская „глубинка“ приветствует победу „Спартака“ над надменными островитянами. Такой же „бой быков“ будет и в Буржиле. Гордые испанцы будут посрамлены стойкими русскими...».

«Пэтруха» (Украина): "Неплохо, если в Европе теперь появится синдром славянских команд. Над стадионом в Буржиле будет громко слышен клич «Гей, славяне!..»

«Vetras» (Латвия): «Был слух, что Евгений Кафельников отказался от участия в выгодном турнире, чтобы принять участие в качестве зрителя в Буржиле на матче „Спартак“ — „Барселона“. Неужели?! Он уже один раз сделал это, приехав в Москву на матч „Спартака“ с „Арсеналом“ и потеряв сотни тысяч долларов премиальных за теннисный турнир. Браво, Женя! Есть еще настоящие патриоты и среди миллионеров...»

Иса откинулся в кресле. Легкая улыбка чуть тронула его тонкие губы.

Черт побери! Может быть, действительно счастье не в деньгах, и все это время он «сражался» с Барончиком за «Спартак» не ради денег, а в память о своей исторической родине? Есть ведь патриоты и среди миллионеров. Не все космополиты. Парень из Латвии прав!

На пульте связи загорелся мигающий зеленый огонек. Иса не любил громких звуков и предпочитал световые сигналы. Он снял трубку.

— Босс, тут вас спрашивают два господина, говорят, заранее не условливались, но почему-то полагают, что вы их примете.

— Кто такие? — приподнял густую бровь Иса.

— Два профессора из Москвы: Патрикеев и Милованов-Миловидов. Говорят, нужно закончить искусствоведческий спор, начавшийся вчера. Обещают, что не надолго. У них билеты в VIP-ложу стадиона «Буржиле».

Назимов задумался.

— Проверь по мониторам — они одни? На улице, вообще снаружи по периметру здания нет ли машин и людей сопровождения? Только не показывай, что проверяешь.

— Само собой... — Бич прошелся по клавиатуре пульта управления охранными и сигнальными системами, подмигнул Егору Патрикееву, на секунду отключил аудиосвязь с кабинетом Исы и прошептал:

— Все нормально, товарищ полковник. Он немного волнуется. Это естественно. Я вам говорил, он давно вычислил, кто «играет» и против Барончика, и против него самого. Считает, что на данном этапе вы — союзники.

Нажатием кнопки он снова включил аудиосвязь с кабинетом Назимова.

— Все нормально, босс, на расстоянии ста метров вокруг нет ни машин, ни людей. Они прибыли на автомобиле «линкольн». В машине остался только водитель.

— Хорошо, пусть войдут.

Гостей Иса вышел встречать в холл...

Им потребовалось полчаса, чтобы понять друг друга.

— Спасибо, что вы, пусть и исходя из коммерческих соображений, все это время помогали «Спартаку», — сказал Патрикеев.

— Точнее, не мешал ему играть, — устало улыбнулся Назимов.

— И на том спасибо. С таким противником, как Барончик, каждый попутчик кстати. Итак, я резюмирую: вы делаете свой бизнес в России — и нефтяной, и алюминиевый, и оружейный абсолютно прозрачным, выходите только на официальные переговоры с госструктурами, и никаких взяток.

— Но в России невозможно без взятки подписать ни один контракт.

— Так было. Но так не будет. Вы умный человек, господин Назимов, попытайтесь вскочить на поезд, уже набравший скорость. Те, кто опоздает, останутся на обочине торговли с Россией.

— А если я все-таки выйду на своих высоких покровителей? Боюсь, тогда вам, полковник, больше не служить в прокуратуре, — мало ли уже случаев было в последнее время, — прищурился Иса. — К тебе, Командир, претензий не имею, — обернулся он к Милованову. — Ты, как всегда, хочешь сделать, как лучше. Ты свою миссию выполнил — нас свел. Дальше мы с вами, полковник, остаемся один на один. Но за вами — Генпрокурор, который может прислушаться к рекомендации из Администрации Президента, а за мной...

— Открою вам маленькую тайну, — мягко перебил его Патрикеев, — Президент уже принял решение назначить новым Генпрокурором России Бориса Михайловича Кардашова.

— Без комментариев.

— И я воздержусь. Отмечу только, что новый Генпрокурор получит все полномочия, делающие его независимым от Администрации Президента и правительства и подотчетным — по вертикали власти — только самому Президенту.

— Это сильно меняет дело, — согласился Иса.

— И последний аргумент. Если вы откажетесь, то завтра списки из вашего сейфа, — Егор кивнул в сторону зеленого сейфа в углу кабинета, — окажутся на столе у Президента.

— Полагаю, они там и так окажутся, — усмехнулся Назимов.

— Но позднее! У вас останется время отмежеваться от этих коррупционеров и выйти из игры, сохранив лицо.

— А если я вас вообще отсюда не выпущу? — Иса нажал кнопку на селекторе: — Бич? Там по-прежнему все спокойно? Нет ни полиции, ни штатских из охраны наших гостей?

— Да.

— Все двери перекрыты, охранная сигнализация включена?

— Дa.

— Поднимись ко мне.

— Слушаюсь.

Через две минуты начальник охраны вошел в кабинет:

— Разрешите, товарищ полковник? — обратился он к Егору.

Иса, начавший что-то подозревать, после слов Патрикеева про зеленый сейф и хранившиеся там списки, все же с изумлением посмотрел на невозмутимое лицо своего начальника службы безопасности.

— Вот так? Неплохо сработано. У вас есть ордер? Разрешение Франции на экстрадицию меня в Россию?

— Избави Бог! При наличии взаимопонимания здесь вы для нас куда полезнее, чем в российской тюрьме.

— Опять же, не будем забывать, что ты болеешь за «Спартак», — рассмеялся Командир. — Так что, считай, я за тебя перед полковником уже замолвил словечко.

— Будем считать, что договорились по всем пунктам? — спросил, улыбаясь, Егор.

— Да. Последний вопрос: мне опять искать нового начальника службы безопасности?

— К сожалению, да. Бича ждет новое задание в Москве. Но если вам пришлись по душе его профессиональные качества, могу прислать кого-то другого из своих офицеров. У меня почти вся «команда» из бывших спецназовцев, так что выбор есть.

— Нет, спасибо. Я попробую все же найти на эту должность человека, более преданного мне, чем вам...

— Ну, коли договорились, то не смеем тебя больше задерживать, — улыбнулся в седую бородку Командир. — Да и нам надо поспешить. Мало что матч обещает быть весьма интересным, так и за нашим общим другом присмотреть не мешает.

— Ах да! Вы же договорились смотреть матч вместе с бароном. Заодно обсуждая достоинства его нового приобретения... Зачем тогда билеты в VIP-ложу, о которой говорил Бич?

— На всякий случай: если быстро договоримся, еще успеем на второй тайм.

Тем временем на зеленое поле стадиона «Буржиле» первыми выбежали испанцы: было впечатление, что они немного нервничали. Слишком яростно согревались, делая короткие пробежки, играя в пас, стреляя по воротам Арнау...

Наконец на поле вышли и спартаковцы. Романцев не стал менять состав: были в основном те же игроки, что выиграли у «Арсенала». Правда, вместо травмированного Ананко вышел Бушманов, а на дорожке стадиона всерьез разминались Сметанин и Штольцер.

По первому впечатлению, спартаковцы спокойно восприняли несколько жесткое покрытие стадиона «Буржиле». Что же касается испанцев, то они явно скучали по мягкому зеленому ковру своего стадиона «Ноу Камп». Европа замерла у своих телевизоров. Право на трансляцию матча купили все европейские и ряд азиатских стран, а также Аргентина, Бразилия, Камерун...

Барончик уютно устроился в мягком кресле, выпил глоток сладкого ликера, запил его глотком тоже сладкого и крепкого бразильского кофе, вытянул ноги. Он был спокоен. Каким бы ни был счет, он все равно если и не выиграет в результате сегодняшнего матча, то и не проиграет. Выигрыш — в случае победы «Барсы» составит миллиард баксов, проигрыш в случае победы спартаковцев — около 300 миллионов. Но все это будет иметь значение через неделю. Потому что, если явно будет побеждать «Спартак», стадион «Буржиле» просто взлетит на воздух, и результат будет аннулирован.

127
{"b":"19882","o":1}