ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая сила киски. От разбитого сердца к отношениям мечты
Татуировка (сборник)
Не буди дьявола
Коммунизм в изложении для детей. Краткий рассказ о том, как в конце концов все будет по-другому
Искусство жить. Секреты долголетия от 105-летнего врача
И весь мир в придачу
Всё, что должен знать образованный человек
Дневник новой русской
Невеста по необходимости
Содержание  
A
A

— Вы говорили, что я везучий, полковник?

— Говорил. И что?

— Вы оказались правы. Цитирую дословно текст, который был выдан человеку «конкурента»: «Спартак» выиграет матч на Суперкубок Европы в будущем году у «Барселоны» со счетом «3:2»".

— Как удалось? — сдерживая радость, сухо спросил полковник.

— Случайность. Информация была стерта из памяти компьютера. Но здесь перебывало, похоже, немало народу. Кто-то за что-то задел. Что-то в компьютере слетело с катушек. Пояснение, знаю, ненаучное. Но такое бывает раз в сто лет. До того как потерять память, компьютер дал команду снять копию с прогноза. Заработал принтер. Остановить его уже было нельзя. И в ту секунду, когда все электронные кишочки перестали функционировать, лист из принтера автоматически выскочил и затерялся в ворохе бумаг, не привлекая внимания ни киллера, ни чистильщика.

— Ну что ж. Значит, нам с тобой опять повезло, мы — везуны, ха-ха! Но поверь старику, отдавшему профессии сорок лет, — поскорее сматывайся оттуда, ибо везение никогда не бывает бесконечным.

— Что с текстом? Взять с собой?

— Зачем? Лишний риск. Хватит того, что с собой у тебя будет табакерка. Информацию ты сдал. В канале связи я уверен. Сожги листок. И уходи.

Юноша так и сделал. Он сжег в широкой хрустальной пепельнице листок бумаги, высыпал пепел в унитаз и спустил воду, тщательно вымыл и протер пепельницу. Еще раз прошелся по квартире, проверяя, не наследил ли. Он сам по себе был чистильщиком. И потому был почти уверен, что за ним киллер и чистильщик никогда не придут. Он всегда выполнял задания и никогда не оставлял следов.

«Хотя, — подумал он, — если за этим листком о вероятной победе какого-то „Спартака“ стоят большие деньги, Хозяин может сдать и меня...»

ГЛАВА 9

НАЕДИНЕ С СОБОЙ

"... — Железная дисциплина — это непроницаемая и непобедимая броня римских легионеров, — они не сильнее и не храбрее всех солдат на свете, — существуют народы, не уступающие им ни в отваге, ни в силе, но среди всех армий нет более дисциплинированной, чем римская, и вот почему римляне побеждают всех своих врагов. — Спартак вытер пот со лба и продолжил: — Не помогут вам ни необычайная сила ваших мускулов. Ни ваше беспримерное мужество, если вы не изучите и не примените на деле их дисциплину. Как переняли вы от римлян их боевой порядок, так должны вы перенять и их дисциплину.

Легион гладиаторов, выстроившийся на площади в полном боевом порядке в три ряда, молча внимал Спартаку, говорившему со ступенек храма Цереры:

— Если вы хотите, чтобы я был вашим вождем, то я требую от вас умения повиноваться, быть сдержанными и умеренными, потому что сила войска — в порядке, в повиновении, в сдержанности. Каждый должен поклясться своими богами, и все вы должны поклясться мне своей честью, что с этого часа никогда не совершите самого незначительного поступка, никогда не дадите мне основания упрекнуть вас в распущенности и неподчинении..."

Он нервно глотнул воды из хрустального бокала, снова вытер липкий пот со лба тыльной стороной ладони. Бессильно опустил на теплую поверхность столешницы руку с мощной лупой.

— Брошь просто великолепна, — прошептал он, сдерживая волну радости, наполнявшую, казалось, все сосуды, идущие к его сердцу и заставлявшие это сердце биться тревожно и радостно.

От драгоценностей с крупными камнями он получал чисто физическое наслаждение, несравнимое с наслаждением, которое дарит женщина.

По его телу пробежала сладкая дрожь, лоб покрылся крупными каплями пота, во рту снова стало сухо.

Он ласкал глазами крупный сапфир в центре броши. Переводил взор на такой же крупный сапфир грушевидной формы в центре только что доставленной ему золотой табакерки работы Иеремии Позье, ХVIII век, — вещица русской ювелирной школы, крайне редкая во Франции, уж он-то знал толк в этом деле.

Это все были изделия старинные, раритетные. А вот такие, — он коснулся тонким длинным белым пальцем с крохотными рыжими волосиками на фалангах огромного изумруда квадратной формы на броши, лежавшей на его крытом зеленым сукном столе рядом с раритетами, — такие броши с крупными камнями начали делать на его ювелирных фабриках в Руане, Брюсселе и Амстердаме. — Шесть букетов из бриллиантов и шесть крупных бриллиантов в серебряной оправе вокруг, и гигантский в 240 карат изумруд из Колумбии по центру...

«Ах, какая красота!.. Но — новые вещицы холодны. А в старинных — есть душа», — подумал он.

Потому он и убрал их в разные сейфы: брошь и табакерку с грушевидными сапфирами — в свой личный сейф, имевший тройную систему защиты, а брошь с изумрудом — в сейф, где хранились лучшие изделия его гранильных и ювелирных фабрик, порой сделанные по его эскизам или, что бывало чаще в силу его занятости, — на основе поданной им словесно идеи.

— Это — для души, — приговаривал он, пряча брошь и табакерку с сапфирами, а это — мой бизнес, — прошептал он, закрывая сейф за брошью с колумбийским изумрудом.

— И это — мой бизнес, — хмуро проворчал он, включая компьютер.

Мини-компьютер прямой спутниковой связи с абонентом, абсолютно, как заверяли разработчики, защищенный от хакерского взлома и снятия информации с дисплея минуя команду владельца, — так во всяком случае заверяли сотрудники фирмы «Романталь», мгновенно откликнулся на его призыв, и на дисплее появились слова, дважды прошедшие декодер:

— Я здесь, Хозяин.

— Поль. Отложи все остальные задания, бери всех нужных специалистов, которых сочтешь необходимым задействовать: задание наибольшей важности!

— Сделаю, Хозяин. Жду конкретных указаний.

— Завтра в Риме матч римского «Лацио» и московского «Спартака». Ты сегодня же вылетишь в Рим. Трать любые деньги, плати футболистам любые премии: «Лацио» — за победу, спартаковцам — за поражение. Попробуй воздействовать и на тренеров. Подкупи тиффози. Они и так будут давить на матч. Но пусть у них будет кроме патриотизма еще и финансовый интерес. «Спартак» должен проиграть! Это первый матч за Суперкубок Европы. И москвичи должны быть остановлены на первом замахе. Потом каждый матч будет стоить мне все дороже, — опыт подсказывает: решай проблему при ее возникновении.

— Крайние меры?

— Думаю, пока обойдемся деньгами....

— И без крови?

— Нет. Просто кровь привлечет ненужное внимание правоохранительных органов. А за нами и так пристально следят и из Лиона — из штаб-квартиры Интерпола, и из Москвы.

— В Москве сработали чисто.

— Это ты так считаешь. В Генпрокуратуре служит некто Патрикеев. Это серьезный противник. Не будем спешить. И не будем «следить». Пока используй деньги. Но не исключаю, что пойдем и на крайние меры, если деньги не сработают.

— Брошью довольны?

— Да. Очень. Но впредь из рамок данного задания прошу не выходить. Ты и твоя группа получите повышенные премии за информацию и брошь... Но она не сравнится с премией, которая ждет вас, если «Спартак» в Риме проиграет.

— Я все понял, Хозяин. Он проиграет.

— Я настроен не так оптимистично. Ну да, успеха...

Отключив систему и стерев из ее памяти только что полученную и переданную информацию, Барончик нажал кнопку вызова секретаря.

Одновременно он нажал потайную кнопку в столешнице. Мгновенно открылась скрытая дверца в тумбе стола, Барончик сунул в тайник руку и извлек брошь: в платиновой оправе, в окружении более мелких сапфиров и бриллиантов, волновал душу и радовал глаз сапфир удивительного василькового, как говорят ювелиры, шелковистого оттенка массой в 260,37 карата.

— Передайте это, — приказал Барончик вошедшей секретарше (брошь уже была упакована в красную коробочку, закрытую на замок), — Жюлю Месьеру. Он должен вылететь сегодня в Ниццу, оттуда доберется до Монте-Карло. Там в известном ему месте и в назначенное время он передаст лично эту коробочку некоему русскому, который отдыхает в Ницце. Ключ от коробочки отдадите Маргарите Бетанкур, которая вылетит следующим рейсом и передаст ключ этому русскому уже в Ницце.

21
{"b":"19882","o":1}