ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зверев же становился сотрудником структуры Исы Назимова со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть он должен был выполнять все задания босса.

Все, значит все.

Выбора у Зверева не было.

Так он стал правой рукой босса. Левой был Орест Яковлевич Нечаев. Вдвоем они обеспечивали прикрытие основных интересов Исы в России...

— Все ли прошло гладко? — спросил низким голосом Иса.

Сколько раз он давал себе слово не пить слишком холодную воду в жаркие дни. Голос садится.

— Да, если не считать, что чистильщик умерла, — ответил Зверев.

— Сама? — удивился босс.

— Сама. Впрочем, это было запланировано и входило в сценарий, неожиданность лишь в том, что это произошло чуть ранее намеченного срока, — уточнил бывший полковник.

— Есть ли хоть какая-то вероятность того, что о прогнозе узнает кто-либо?

— Нет.

— Вы знаете, что меня прежде всего интересует Барончик?

— Знаю. Но все следы гадания уничтожены.

— Хорошо, — кивнул босс. — Второй вопрос. Вам и Нечаеву было поручено перепроверить прогноз у математиков. Какова в принципе вероятность выигрыша интересующей меня команды, тем более с конкретным счетом?

— Да, мы вышли на профессора Сорбонны, некоего венгра Имре Маттиаша, — продолжил доклад Зверев. — Он специалист в такого рода расчетах. Его ответ — вероятность очень велика.

— Как себя чувствует профессор после прогноза?

— Как может себя чувствовать 80-летний человек, день назад скончавшийся от гипертонического криза?

— А что сказала судмедэкспертиза? — нахмурился босс.

— Подтвердила диагноз, — усмехнулся помощник.

— Ну что ж... Проделанная работа меня удовлетворяет. Конец связи.

Иса, не снимая теплого халата, прошелся по кабинету. Естественно, в огромных апартаментах Назимова были установлены кондиционеры и освежители воздуха, которые не только летом, но и зимой поддерживали постоянный комфортный климат. Температура была подобрана специалистами, но Исе, при всей его хорошей физической форме, она казалась заниженной. С медиками он никогда не спорил, но дома не вылезал из белого махрового халата. Особенно если был один. А один дома Назимов был чаще всего. Женщины приходили и уходили. Прислуга вообще была абсолютно незаметна. Деловые же партнеры ждали его в офисе, как и сотрудники. Лишь срочные дела Иса позволял себе решать из дома по телефону.

Из срочных дел на сегодня оставалось еще два.

На рабочем столе лежала «Ле Монд» с отчеркнутой секретарем заметкой. В обведенном красным фломастером тексте значилось: "Пятеро российских предпринимателей, выдворенных четыре дня назад из Болгарии, инвестировали в эту страну огромное количество «подозрительных денег» с целью их отмывания.

Об этом заявил руководитель болгарской Национальной службы безопасности генерал Атанас Атанасов. По его утверждению, российские граждане, лишенные права въезда в Болгарию в течение десяти лет, занимались торговлей оружием, которое они продавали в африканские страны в обмен на бриллианты. Как утверждает высокопоставленный чиновник из Национальной службы безопасности, близкий к генералу Атанасову, есть основание предполагать, что за этими российскими предпринимателями стоит некий французский бизнесмен российского происхождения. Имя его не называется в интересах проводимого расследования..."

Иса поежился. Убытки были ощутимые. Не драматические, но ощутимые. Он всегда строил свой бизнес как подводную лодку: если затопит один отсек, лодка не потеряет плавучесть.

Но денег было жаль. Сколько там заблокировано теперь на болгарских счетах? Миллионов 200 долларов...

Но это волновало Ису во вторую очередь, — деньги как наживаются, так и уходят. И в своих стратегических планах он всегда делал скидку на непредвиденные расходы. Инцидент в Болгарии был из этой серии.

Волновало его другое.

Во-первых, кто «сдал» его «пятерку» в Софии? Там же были куплены все, кто был нужен. Кроме Атанасова. Но у генерала должны быть неопровержимые улики против людей Назимова. Так просто такие деньги не «замораживаются». Пятерых «российских предпринимателей», на деле же грамотных посредников, не более того, теперь следовало убрать как отработанный материал. Это однозначно. Сомнение вызывало не это...

Как сообщил Назимову его российский «резидент», бывший полковник ФСБ Ю.Н. Травников, незадолго до истории в Софии был арестован Московской областной прокуратурой президент фирмы РАО ЭСМО, человек Исы. Но через неделю он был выпущен под подписку о невыезде. Если бы прокуратура располагала сведениями о масштабе перекачки российской нефти РАО ЭСМО через Литву в Нидерланды, если бы знало, сколько в результате денег через офшоры оседает на счетах Исы, президента так скоро бы не выпустили. Скорее всего, взяли старика «на понт». И он мог «сдать» им что-то, напрямую не отражающееся на его пенитенциарном будущем. Например, людей, представляющих интерес для следователей, но связанных с президентом не напрямую, так, чтобы ему в этом случае следствие ничего бы инкриминировать не могло.

РАО ЭСМО постоянно занималось нефтью. Но всегда продавало нефть, и лишь дважды был отмечен случай бартера. Нефть пошла в Чехию в обмен на партию стрелкового оружия, которое чехи направили в Африку.

Похоже, с президентом нужно срочно распроститься.

И еще одна рокировка в этой истории смущала Ису. В заметке было сказано, что «российские предприниматели» в течение десяти лет занимались торговлей оружием с Африкой в обмен на бриллианты.

На самом деле лишь одна партия оружия ушла в ЮАР — в основном военная электроника, в обмен на сырые алмазы (журналист, автор заметки, мог и не отличать сырые алмазы от обработанных — бриллиантов).

И тут Иса забрел во владения Барончика. При всей женственности и внешнем безволии, Барончик был весьма жестоким конкурентом. Назимов это хорошо знал. Они встречались, хотя и нечасто. Иса являлся президентом Клуба «ЕвроТОТО». Барончик — вице-президентом. Не встречаться, хотя бы изредка, было невозможно. Но, мягко говоря, взаимной симпатии между ними так и не возникло.

А один раз возник и конфликт. Как раз тогда, когда партия электронной аппаратуры пошла из России через Болгарию в ЮАР в обмен на сырые алмазы. Которые потом, весьма конфиденциально, были с хорошей прибылью перепроданы в Нидерланды, амстердамскому ювелирному магнату Гуго Рейсдалю.

Уже погрузившись в теплые воды джакузи, Назимов принял решение: президента РАО ЭСМО убрать, даже если он не виновен в сливе информации, то засвечен прокуратурой и потому опасен как носитель информации.

А Барончику нужно дать понять, что с Исой шутить опасно...

Барончик должен в ближайшее время потерять столько же, сколько он сам, Иса, потерял в Болгарии, — 200 «лимонов зелени», и — не меньше!

ГЛАВА 11

ОТВЕТНЫЙ УДАР

"...Спартак уже успел расположить свои войска для атаки и вскоре началось сражение.

Жестокий и кровопролитный бой длился до самого вечера. Римляне сражались храбро, мужественно и делали все, что могли, но на закате солнца они потерпели полное поражение и отступили в беспорядке. Первой бросилась их преследовать пехота гладиаторов, которая, врубаясь в ряды бегущих римлян, уничтожала их. Пехота гналась за отступающими, пока римляне, у которых от страха как будто выросли крылья, не оставили своих преследователей далеко позади. Тогда Спартак приказал трубить отбой, и едва пехота гладиаторов покинула поле битвы, как их кавалерия кинулась во весь опор за толпами беглецов и принялась крошить их..."

— За десять тысяч баксов я пронесу ваш груз в самолет. Это не фокус. В Якутске нас шмонают, даже членов экипажа, а вот в Хабаровске — нет. У вас в этой посылке не алмазы сырые, случайно? — хохотнул худощавый юркий человечек, бортрадист самолета, следующего по маршуруту Хабаровск-Москва.

— Нет, нет, — заверили его два интеллигентного вида молодых человека, похожих на «итээровцев». — Это панты марала. Но если нашу посылку вдруг обнаружат... Сами знаете, частная торговля пантами запрещена.

23
{"b":"19882","o":1}