ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я и радуюсь... Но если «Спартак» так же энергично начнет взламывать оборону «ЕвроТОТО», как он это делал в последних матчах в Европе...

— Товарищеских...

— А... Аппетит приходит во время игры...

— Так чего ты боишься?

— У меня нет пока обобщенных данных, есть лишь скупые информационные «сливы». Но «ЕвроТОТО» — это очень и очень криминализированная структура. Знаешь, я, еще когда курировал следственное направление, обратил внимание на то, что большинство боссов так называемой «русской мафии» за рубежом являются членами Клуба «ЕвроТОТО». Там такие деньги в «банке» крутятся, что впору сравнивать с оружейным бизнесом, наркобизнесом и торговлей «живым товаром».

— А с моего любимого «участка» — с «алмазного рынка» там тоже есть люди?

— Да. Ты наверняка знаешь Барончика.

— Один из главных моих «клиентов». В разработке с 1992 года.

— По моим данным, он вице-президент Клуба «ЕвроТОТО».

— А кто президент?

— Некий Иса Назимов. Оружейный бизнес, наркоторговля, «живой товар».

— В «ТОТО» решения принимает он?

— Там каждый за себя, и все против одного. Пауки в банке.

— Есть на них серьезный компромат?

— Нет, конечно.

— Почему «конечно»?

— Потому что осторожные это волки. Все промежуточные звенья законспирированы, все «шестерки» убираются сразу после акции. Настоящие профи...

— Их бы столкнуть друг с другом...

— Думаешь, я об этом не мыслил? Так не дураки же...

— Так и мы с тобой тоже...

— Не «пскопские», а «вологодские»...

— Ладно... Давай подумаем над этой задачкой. В рамках своей компетенции.

— В последний раз Барончик меня обошел — увел из России большую партию сырых алмазов так, что следов ее в Европе и Южной Америке мне найти не удалось. Талантливый человек. Значит, тоже футболом увлекается... Интересно. Сколько у нас ним общего — футбол, алмазы, антиквариат...

Тем временем команды «Спартак» и «Сен-Жермен де Пари» выстроились в центре поля. Отзвучали гимны двух стран. Игроки обменялись рукопожатиями и значками. Обычный товарищеский матч.

Необычным его делало то, что он проходил накануне начала розыгрыша Суперкубка Европы, в котором, возможно, этим двум командам будет суждено встретиться вновь. И кто знает, не будет ли висеть разгромный счет 3:0 в пользу «Спартака» над будущей игрой как дамоклов меч над хорошо сбалансированной, техничной и быстрой командой «Сен-Жермен де Пари»...

Об этом и думал в эту минуту Яков Борисович Понсе, барон де Понсе, известный в криминальных кругах как Барончик.

Часть матча он смотрел в машине. Огромный сизый «кадиллак» провез его от ворот Дофина через авеню Фош, Елисейские поля и улицу Риволи — в Шатле. Все это время Барончик внимательно следил за событиями, драматично развивавшимися на стадионе «Сен-Жермен». Машина обогнула два ипподрома — Отей и Лоншан, где у Барончика тоже были свои финансовые интересы, ибо человек азартный азартен почти во всем. Забегая вперед, заметим, что единственной сферой, где он не был азартен, были взаимоотношения с противоположным полом. А забегая еще дальше вперед, предупредим, что нетрадиционные сексуальные отношения Барончика также не волновали. Как-то так сложилось, что, время от времени занимаясь сексом «для здоровья», он не придавал ему того значения, которое придают большинство мужчин. Он сублимировал, как бы сказали психиатры, в бизнес.

Он продолжал следить за матчем по большому плоскому телевизору, экран которого был не меньше, чем у телевизора в его кабинете, а тот был просто огромен. Барончик любил, чтобы все было самое лучшее. Он мог себе это позволить — дела развивались хорошо. Барончик равнодушно скользнул взглядом по вывескам знаменитых ресторанов «Арменонвиль», «Пре Кателан», «Павильон Дофин».

По помпезной и торжественной улице Фош лимузин мягко прошуршал до площади Звезды с Триумфальной аркой. Проспект Гранд Арме плавно перешел за площадью в проспект Елисейских полей и стремительно рванулся в сторону Нейи, Курбевуа и Сен-Жермена.

Увидев указатель «Сен-Жермен», Барончик вновь задумчиво взглянул на понурые головы членов французской команды, плетущихся со стадиона в раздевалку.

Барон да Понсе думал...

Когда же он вышел из состояния глубокой задумчивости, машина уже шуршала шинами по улице Риволи, а на экране (он машинально выключил звук сразу после того, как раздался финальный свисток судьи) появилась реклама ювелирного дома «Барон де Понсе».

На Рю де ла Пэ машина мягко притормозила у фешенебельного особняка, в котором размещался знаменитый аукцион изделий из благородных металлов, драгоценных камней и уникальных предметов антиквариата — «Отель де Мариньи».

Барончик легко выпорхнул из прохладного чрева лимузина. За мгновение до его выхода с переднего сиденья, рядом с шофером, выскочил его секретарь и распахнул над выходящим из салона машины хозяином огромный зонт. Одно движение пальца секретаря, и из крохотных отверстий в раскрывшемся зонте устремились на сухое и холеное лицо Барончика холодные струи воздуха. Это был зонт-кондиционер.

Так и не ощутив жарких, липких, потных объятий июньского солнца и прикосновений духоты центра Парижа, Барончик поднялся по крытым ковром ступеням отеля и вошел в его дохнувшее прохладой и дорогим дезодорантом нутро, благо швейцар приветливо и подобострастно распахнул перед ним дверь...

Мысли Барончика были уже там, на втором этаже «Мариньи», где в кубе кругового обзора, под надежной электронной защитой, окруженный вооруженными до зубов охранниками, сверкал и переливался под лучами многих искусственных «солнц» бриллиант «Тортуга» на 1037 карат!

Барончик, прочитав еще раз данные сокровища на специальной табличке у основания куба, хотя и знал их на память, еще раз мысленно произвел подсчет. По предложенной в последние годы минералогами, ювелирами и торговцами формуле выходило, что «Тортуга», который во времена существования в Санкт-Петербурге ювелирного магазина «Барон де Понсе» в 1896 году оценивался бы более чем в 90 миллионов долларов, сегодня стоил 47 миллионов. Но прадед Барончика вряд ли мог бы себе позволить отвалить за бриллиант девяносто «лимонов», а вот он, правнук, может отстегнуть с барского плеча 47 миллионов баксов!

Барончик тут же подсчитал в уме, что бриллиант весом в 207 граммов стоит столько же, сколько по нынешнему курсу — 60 тонн чистого золота.

Вопрос для придурков: что выгоднее приобретать и хранить в нашем стремительно меняющемся и потому крайне ненадежном мире?..

Он еще минуту-другую любовался «своим» бриллиантом.

Уж что-что, а разведка (как, впрочем, и контрразведка) у него была на высоте. Он знал, что конкурентов при покупке бриллианта у него не будет.

Но нужно было соблюсти все правила этого фешенебельного и престижного аукционного дома.

Не первый раз он здесь и не последний.

Один его охранник услужливо пододвинул обитое золотым бархатом кресло (похоже — времен самого кардинала Мариньи, подумал с усмешкой Барончик), второй прикрыл спину хозяина на всякий случай и профессионально оглядел зал аукциона. Посетители, не собиравшиеся участвовать в торгах, держались на почтительном расстоянии от будущего владельца бриллианта. Слухи по Парижу распространяются быстро. Все, кому это надо было знать, знали, что будет выставлен лот с бриллиантом «Тортуга». Все знали, что единственный человек, готовый расстаться в одночасье с целым состоянием, это некоронованный король «русской мафии» в Париже по кличке Барончик. Париж, в сущности, большая деревня. Все всё знали заранее и собрались, собственно, лишь поглазеть на «сделку века»: наркокартель из Колумбии «Лос Коррихос» официально продавал в лучшем парижском аукционном доме за 50 миллионов долларов бриллиант «Тортуга» главарю «русской мафии» Якову Борисовичу Понсе.

Однако устроители аукциона вынуждены были разочаровать зевак.

Сделки свыше десяти миллионов совершались традиционно по особому ритуалу.

Сам вице-президент аукционного дома Филипп дю Серсо с поклоном пригласил барона де Понсе спуститься в «королевский зал», где и должна быть по всем правилам оформлена эта «сделка века».

3
{"b":"19882","o":1}