ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, что кстати? Договаривай.

— Есть показания, что «скорых» было две. Первая увезла раненого и, как нам известно, доставила его на операционный стол, парня спасли, хотя и останется глубоким инвалидом. Но была и вторая.

— Что значит «вторая»? Четыре однозначных трупа — это не на «скорой» увозить, на «труповозке». Может, не разобрались?

— Не может. Проверили: по вызову пришла одна «законная» машина.

— А вторая?

— На второй прибыли врач и два санитара, в повязках на лицах, осмотрели место происшествия, трупы, машину, было такое впечатление, что прибыли за раненным.

— Интересно. Что-то уж больно крупномасштабная операция получается. О чем это говорит?

— О том, что организация, стремившаяся устранить Свиридова, хотела действовать наверняка.

— Все равно, очень уж масштабно.... Это говорит о том, что и организация сама масштабная. Привыкли все операции с размахом проводить, с максимальной зачисткой, так что обычных рэкетиров тут, как сам понимаешь, искать не стоит. Нужно искать организацию.... По ней есть зацепки?

— Как ни странно, есть. Я ведь в том же направлении думал. В Парголово, в офисе Свиридова, в то же утро был убит охранник, вскрыта решетка на первом этаже, на окне кабинета Свиридова, и вынесены малый сейф с документами и компьютер.

— Компьютер-то зачем?

— В компьютере было кое-что, более ценное, чем содержимое сейфа, если речь идет о крупной организации.

— Что же это?

— База данных на все спортивные команды «Спартака», на Клуб «Спартак», на Международный Фонд «Спартак», адреса, телефоны, в том числе мобильные, всех игроков, тренеров, их родственников, данные медицинских карт всех спортсменов и — вот тут, возможно, зарыта собака — все данные о готовящихся трансферах. А это очень, очень закрытая в спортивном мире информация, с указанием сумм.

— Кого же это все может заинтересовать?

— Прежде всего, клуб, а скорее, как ты говоришь, организацию, которая заинтересована в проигрыше футбольного «Спартака». Мы проанализировали ситуацию с другими спартаковскими командами — хоккейной, баскетбольной, волейбольной, ватерпольной, гандбольной, входящими в Клуб. Нигде нет выхода на такие большие деньги, как в «ЕвроТОТО». А в этом турнире принимает участие московский футбольный Клуб «Спартак». Ставки там чрезвычайно высоки....

— Я знаю. Мы тут с Егором Патрикеевым уже просчитывали всякие криминальные варианты, которые возникают в связи с этим турниром. Похоже, в ближайшие месяцы прибавится работы и у МВД, и у ФСБ, и у нас.

— Это в том случае, если «Спартак» не проиграет в ближайших матчах. Там ведь, насколько я помню, олимпийская система с выбыванием, встречи — по жребию. Фальсификация при жребии невозможна, но можно подкупить судей, создать ситуацию на матче, когда результаты будут аннулированы, или, как в данном случае, лишить команду комфортного места для тренировок и полноценной релаксации. К этому добавь базу данных, похищенную в Парголово. Можно заранее узнать, кого из зарубежных классных футболистов «Спартак» намерен заполучить в ближайшее время, и подгадать так, что спартаковцы, в расчете на «молодую кровь», уже отдадут кого-то из своих классных игроков, например, как поговаривают, Тихонова, а взамен не смогут получить того, на кого рассчитывали. Например, если бы успели «перехватить» Маркао, возможно, матчи последних двух месяцев складывались бы иначе.

— Согласен. Что же касается организации, то есть следочки...

— Нy так не томи душу, выкладывай.

— Случилась вещь, крайне редкая в таких ситуациях: мы вышли на след киллера, который работал по целям с крыши. Он заблаговременно, за двое суток до акции, снял квартиру на верхнем этаже здания возле перекрестка. Отработал — хотя и не совсем удачно, «снял» первым же выстрелом охранника, помешал ему сбросить мину, но не сумел достать пулей киллера-взрывника. После акции зачистил место, но бросил там снайперскую винтовку Драгунова....

— А что зачистил-то?

— "Пальчики" убрал спецсоставом, даже запахи перекрыл спецспреем.

— Профессионал?

— Уверен. Именно поэтому и согласился сотрудничать.

— Не понял?

— Мы вышли на него по логике: рассудили, что мог быть такой вариант, когда киллер сбрасывает оружие, но уходит не через подъезд и двор, что все опасно, ибо есть возможность идентифицировать человека, стрелявшего минуту назад, в толпе других людей — имеется такая аппаратура. Он не стал рисковать и нырнул в квартиру. Хотел отсидеться всего-то пару часов. Полагал, что за это время мы не выйдем на квартиру, снятую совсем недавно. А у нас компьютерщики тоже не ленивые, просчитали варианты и вышли. Угро и группа быстрого реагирования СОБРа взяли тепленького, даже не отстреливался. И сумели мои ребята поймать «момент истины» — раскололся, паршивец, дал признательные показания, — благо приперли вещдоками и блиц-пробами на его глазах. У нас сейчас идентификационные пробы запахов делают на глазах изумленных преступников. Доказали. И вышли. На кого бы ты подумал?

— Даже гадать не буду.

— На Славу Меншикова, по кликухе Меньшой, одного из королей питерского блатного дна.

— Как Станиславский говорил: не верю.

— И я бы не поверил. Взяли Славика, отправили в СИЗО. Но не учли длинные руки истинных заказчиков преступления и посадили в общую камеру. Прикинули, что вора в законе никто там не тронет. А он ночью «повесился».

— Не сам, конечно.

— Не сам. А и не докажешь.

— И что же, потеряли следки?

— Повезло. Чистильщики от заказчиков оказались менее расторопны, чем мы. Славик повесился ночью, а утром к нему домой звонок, к его сожительнице Анне Ивановне Замышонок: дескать, уважаемая Анна Ивановна, на ваш валютный счет пришла платежка на 50 тысяч американских долларов, дескать, от кого, за что — не наше дело, но поскольку вы лично просили сразу вам сообщить о факте перевода на ваш счет, то мы и сообщаем, поскольку вы теперь у нас клиентка из самых престижных. Mы бы вам советовали перевести эти деньги на новый цифровой счет, на него больше процентов идет, и налоговая инспекция не вмешивается.

— А вы догадались там в квартире, где жила «машка» Меньшого оставить не просто группу, а и включающую женщину?

— Да, слава Богу, у нас в прокуратуре женщин и умных и пригожих хватает.

— Что же дальше?

— А дальше — наша сотрудница тут же отправилась с любовницей Меньшикова и по горячим следам выяснила, от кого платежка.

— От кого же?

— Так сразу и не ответишь. Проследили мы, воспользовавшись помощью наших зарубежных коллег, — пришлось, минуя Интерпол, выйти на прямую на полицию Чехии, Лихтенштейна, Андорры и Парижа, — проследили деньги через все промежуточные стадии и офшорные банки.

— И кто в сухом остатке?

— Вы сильно удивитесь. Парижская фирма «Диамант». Крупнейший в Европе картель по производству и продаже драгкамней и драгоценностей. Глава фирмы...

— Барон де Понсе.... Знаю. Хорошо сработали.

— Кто, мы?

— Вы, конечно. А вот Барончик как раз ошибся. Ну, да это не первая его ошибка в этой операции. Пока счет — в нашу пользу. Хотя потери велики и непоправимы. Ну что ж, теперь все стало значительно яснее. Спасибо, Петрович. На войне как на войне. И следующий выстрел за нами.

ГЛАВА 2

УБИЙСТВО В «СУЛТАН-САРАЕ»

...В дверь купе постучали.

Поль мгновенно выхватил из кармана куртки прибор «сквозного видения», позволявший определить сквозь предметное пространство примерное количество людей. Получив этот прибор, закамуфлированный под портсигар с зажигалкой, Верду сам проверил его: сквозь двери комнаты или лифта точно определял, сколько за ней людей — 1, 2, 3, 4...

Сейчас за дверью было от 3 до 5 человек. Значит — это не проводник.

Сунув «портсигар» в карман, сержант одним движением руки открыл бутылку минеральной воды, наклонил перстень к горлышку и нажатием кнопки сбросил в воду крохотную дозу яда, действующего мгновенно. Подумав, открыл и вторую бутылку итальянской минералки, всыпал туда такую же дозу и тщательно закрыл пробку. Он не первый год был на нелегальной работе в системе Барончика, и у него давно развилась звериная чуткость на опасность. В Африке было иначе — там он слышал, чувствовал врага и стрелял на опережение. В каменных джунглях европейских городов, где приходилось выполнять самые деликатные поручения, выработалась иная реакция: ощущение близкой опасности и быстрое принятие решения. И решением было, как правило, в отличие от военных условий Центральной Африки, не бросаться в погоню, подобно ягуару, а приготовиться к неожиданному прыжку, подобно тигру.

50
{"b":"19882","o":1}