ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как только она села в машину и исчезла за углом дома, в подъезд зашел высокий мужчина лет 30-40. Его мощные плечи, обтянутые тонкой тканью светлой нарядной куртки, играючи приняли на себя весьма сильный удар подпружиненной двери подъезда, да так, что она застонала.

Неизвестный поднялся на нужный ему этаж на лифте. Подойдя к двери Ренаты, он открыл ключом один замок, потом, после небольшой заминки, и второй. В квартире неизвестный визитер не стал зажигать свет, а достал из кармана куртки фонарик с тонкой рукояткой, сунул его в рот, а руки использовал для быстрого и бесшумного обыска: кухня, прихожая, спальня, комод, тумбочка под телевизором. Со второго захода он обнаружил под ворохом постельного белья в шкафу желтый портфель из искусственной кожи и выложил из него на тахту ноутбук. Затем включил компьютер, дождался загрузки системы, вставил в щель «вертушки» извлеченный из кармана лазерный диск и запустил программу быстрого копирования жесткого диска. Через пару минут неизвестный визитер вынул заполненный информацией диск из ноутбука, бережно уложил его в пластиковый футляр с замшевым конвертом внутри, не торопясь, вернул на место компьютер и портфель и покинул пустую квартиру.

...За столиком кафе «Чюрленис» Князь появился ровно в 9:30 вечера. И не один. По договоренности с владельцем кафе, с которым его вчера познакомила Рената, он пришел со своими друзьями из Москвы — знаменитой русской певицей Надеждой Красной и ее мужем, тоже известным пианистом и импресарио Вадимом Федорцевым.

Когда Надежда пела «Аве Мария», зал кафе, в котором не смолкал тихий гомон даже во время выступлений самых знаменитых музыкантов, замер. В такой же мертвой тишине были прослушаны и песни Шуберта в исполнении русской певицы. Естественно, что эта тишина по окончании каждого номера взрывалась бурей аплодисментов. Тихие, малотемпераментные литовцы неожиданно устроили заезжей московской гостье такие овации, что в кафе вскоре стали появляться случайные прохожие и жители соседних домов, заинтересовавшиеся необычным шумом. К концу выступления певицы зал был полон настолько, что невозможно было поднести бокал вина к губам — локти сидящих были плотно прижаты к телу....

...Князь был доволен: ему удалось уговорить Вадима Федорцева организовать турне Ренаты с концертом из произведений литовских композиторов по странам СНГ и «ближнего зарубежья».

На этот раз Князь, проводив Ренату, с грустью сообщил ей, что не сможет остаться: через час — его поезд на Варшаву, где его ждут неотложные дела. Но такой вариант расставания устраивал и Ренату. Парень ей очень понравился, но сегодня у нее уже была запланирована куда более важная встреча, которая сулила ей долгожданную свободу.

...Лет пять назад Рената поддалась искушению, прочитав в газете «Жмогус и Юра» объявление о том, что молодые и привлекательные внешне дамы приглашаются для работы в женских симфонических оркестрах и симфоджазах в странах Европы. Обязательные условия: консерватория или музыкальное училище, опыт работы в оркестре, возраст до 23 лет и отличная фигура. Ничто в тексте не насторожило Ренату, и она встретилась со старым элегантным литовцем, покинувшим родину аж в 1944 году совсем еще молодым и сделавшим, по его словам, прекрасную карьеру импресарио. Он демонстрировал какие-то документы, он был готов подписать с Ренатой контракт на любой срок на очень выгодных условиях, он предлагал телефоны и факсы конторы в Париже, если у нее остались хоть какие-то сомнения.

И Рената согласилась.

Через неделю она уже была в Париже, успела сыграть с оркестром, состоявшим из девушек самых разных национальностей, один концерт и... вместе с товарками оказалась в закрытом борделе для французских криминальных авторитетов. Искать правду было негде. И не у кого.

Кошмар длился целый год. Еще счастье, что им разрешалось пользоваться контрацептивами, и она, слава Богу, не заразилась какой-нибудь гадостью. Физическую грязь от прикосновений всей этой швали все-таки можно было отмыть к утру, а вот грязь с души не соскабливалась и копилась, копилась.... Рената была совсем на грани самоубийства, когда случайно ей удалось бежать во время одного из «субботников»: весь бордель регулярно вывозили в Фонтенбло для обслуживания пикника русских мафиози. Там Рената обратила внимание на интересного мужчину лет 45 восточной внешности, к которому, как она поняла, все относились с особым подобострастием.

Рената даже станцевала с ним два танца. Однако пока шел ужин и участники пикника беседовали между собой, никаких сексуальных домогательств со стороны хозяев «вечеринки», слава Богу, не было, и, воспользовавшись темнотой и небрежностью охраны, Рената сбежала.

Без документов, без денег, со слабым знанием французского, в вечернем платье и туфлях на высоких каблуках, она, конечно, имела мало шансов для решения своей наболевшей проблемы.

Ее поймали. И, как ни странно, привели к тому важному и красивому восточному мужчине. Глотая слезы и кровь (отловившие ее в трех километрах от пикника охранники сгоряча помяли девушку), она рассказала свою историю.

И этот странный человек неожиданно пожалел Ренату.

Это было непонятно, так как оказалось, что он был могущественным русским мафиози, и «живой товар» являлся частью его огромного и весьма разветвленного бизнеса. То есть именно «в рамках» этого бизнеса Ренату обманом заманили в Париж, сунули в бордель и нещадно трахали целый год!

И тем не менее он ее пожалел. И отпустил! Но с условием: она подпишет вексель на сто тысяч долларов. Ясно было, что как бы ни сложилась ее дальнейшая судьба, такие деньги Ренате никогда не выплатить.

Но новый хозяин и не надеялся, как оказалось, на возврат.

— Этот вексель, — сказал он, пряча его в бумажник, — будет уничтожен на ваших глазах в тот день, когда вы выполните какое-нибудь очень сложное и ответственное мое задание. Договорились? Взамен — свобода с этой минуты, деньги на дорогу до Вильнюса и никаких взаимных претензий.

Конечно же она согласилась!

А сегодняшнее задание как раз и было таким сложным и ответственным. Сегодня к Ренате придет посланец от Хозяина, получит ноутбук и на ее глазах порвет вексель.

...Он пришел, как и обещал, ровно в час ночи. Это был ничем неприметный, невысокого роста человечек с серенькой внешностью и красноватым насморочным носиком. Но, слава Богу, ей и не предстояло делить с ним ложе. Человечек получил старый желтый портфель искусственной кожи, а Рената — вексель. Внимательно прочитав его и убедившись, что тот самый, она с наслаждением порвала бумажку и сожгла обрывки в пепельнице.

— Теперь я свободна? — не столько спрашивая, сколько утвердительно спросила Рената. — Иса Назимов будет доволен?

— И то и другое, — кивнул насморочный посланец могущественного русского мафиози и трижды выстрелил ей в сердце из «беретты» с глушителем.

Одно хорошо: умерла Рената мгновенно и с улыбкой.

ГЛАВА 5

ДЕРЗКАЯ КРАЖА В ИЛЬИНСКОМ ПОДВОРЬЕ

На закуску были отменные соленые рыжики и волнушки, нежная жирная селедочка с горячей картошкой, прозрачные ломтики розовой семги и палтусовый балычок, черная зернистая икра оставляла во рту приятное солоноватое послевкусие.

— Все свое, — довольно улыбался произведенным на гостя эффектом настоятель подворья Ильинского монастыря в Москве владыка Мануил, в миру Федор Игнатьевич Легостаев. — И грибочки из монастыря присылают, и селедочку. Посол знаменитый, соловецкий, — старинный рецепт.

Гость — генеральный директор холдинга «Фторос» Петр Иванович Забеин, выкушав большую рюмку водки и заев ее сочным соленым груздочком, аппетитно похрумкал кружочком репчатого лука и спросил:

— Ну хорошо, и в грибы, и в селедку, и в балычок поверю — все северное. А вот что икра черная у вас водится......

— Красная — своя, — улыбнулся в бороду владыка, — а черная — по бартеру с Софьино-Корницким женским монастырем.

— Дружите домами?

— А как же! Что нам, монахам, остается, как не дружить. Любовь нам дозволена к Богу, к людям, к каждому человеку, но — духовная, не плотская.

59
{"b":"19882","o":1}