ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рене постоял еще некоторое время, словно раздумывая, рисковать или не рисковать. Кровь Ланжера, толчками вытекавшая из его грузного тела, залила вначале верхнюю, затем вторую и первую полки сауны и начала подбираться уже не алым, а бордовым ручейком к босым ногам Рене.

Вид приближающегося зловещего ручейка заставил его скорее принять решение.

В раздевалке два толстых придурка по-прежнему пили пиво, заедая его плотными, янтарно-желтыми ломтями вяленого леща.

Навскидку выстрелив в одного, а затем во второго, Шарден убедился, что контрольные выстрелы не понадобятся. Быстро оделся и вышел в холл. И опять повезло, — Рене не любил лишних трупов, — там была только кассирша, носатая плюгавая старая полька лет шестидесяти. Он наклонился к круглому отверстию в кассе и, неожиданно вытянув снизу руку, выстрелил кассирше, как и бывшему легионеру, точно меж бровей.

На улице он не встретил никого. Вскочил в машину, доехал до Старого города, припарковался у пивной и зашел внутрь. Выпив прямо у стойки кружку темного пива, отметив, что польский портер ничуть не хуже английского, но сильно уступает французскому «Бордо», Шарден, так ни с кем не перемолвившись словом, вышел и быстро двинулся в сторону центра.

...Матч он смотрел уже в номере отеля.

Обе команды вышли на поле, думая прежде всего об обороне, и в этом компоненте игры преуспели. В первом тайме ни той ни другой команде не удавался быстрый переход от обороны к атаке. Во многом из-за того, что соперники проходили середину поля за счет длинных передач, которые часто не находили адресата. Поляки лишили москвичей одного из их главных козырей — фланговых проходов с последующими навесами. Поэтому до перерыва кроме удара головой Ширко подопечным Романцева ничего не удалось. Игра была нервной, что неудивительно: несмотря на разницу в классе («Спартак» был на голову выше соперника), тот факт, что на кон было поставлено очень многое — выход в следующий тур розыгрыша главного приза «ЕвроТОТО», и каждая победа, кроме всего прочего, приносила команде приличные деньги, — шансы соперников почти уравнивались.

«В другой ситуации при такой игре, — подумал Рене, — самая логичная концовка матча — ничья. Но здесь ничьей не будет. Как не будет и сюрпризов».

Первый гол соорудили на пару Титов и Ширко, использовав домашнюю заготовку действий в стандартном положении. Ширко пробил штрафной, а Егор Титов, ворвавшись в штрафную, пробил головой в землю на уровне ворот, — мяч отскочил, ударился в штангу, и Егор добил его с лету.

Вратарь был бессилен.

Поведя в счете, «Спартак», как всегда в такой ситуации, резко взвинтил темп своих атак.

Однако спустя минут десять матч выровнялся, поляки на какое-то время завладели инициативой и дважды угрожали воротам Филимонова после стандартов. Например, после подачи углового Ежи Полянским.

Потом «Спартак» вновь, словно по команде, взвинтил темп, и даже присутствие травмированного центрального защитника гданьской команды Мирослава Вальчевского не спасло команду от второго гола.

Заряженный на борьбу с первых секунд матча, Робсон получил выверенный пас от Писарева и точно пробил в правый верхний угол ворот.

Но на 70-й минуте матча ситуация изменилась. Хорошо защищавшиеся спартаковцы засуетились в своей штрафной площадке. Выступавший на позиции «либеро» Мор вначале удачно подстраховал Филимонова, а потом раздался свисток судьи и, судя по жестикуляции, тот назначил одиннадцатиметровый за игру Мора рукой. Хотя и Рене и миллионы болельщиков, смотревших матч по телевидению, готовы были поклясться, что мяч ударился в ключицу Мора и отскочил прямо в ноги Лацеку Кураню, который благополучно промазал по воротам.

Но свисток уже был. А с судьей не спорят.

«А судья-то купленный!» — с удивлением отметил Рене. То, что матчи в «ЕвроТОТО» продаются и покупаются, он конечно же знал, уже два года работая на Ису Назимова, но что для страховки будет куплен судья в матче, в котором уже была запланирована другая интрига, — Шарден не предполагал.

На этот раз Лацек Куронь сыграл точно: сделав вид, что будет бить в верхний правый угол, пробил в нижний левый. И Филимонов, в последнюю секунду разгадавший «обманку», чуть-чуть не дотянулся до мяча.

После гола поляки заиграли сильнее, несколько их размашистых и красивых атак просто обязаны были закончиться взятием спартаковских ворот. Но в первом случае вместо выстрела из «пушки» получился выстрел из «пугача»: мяч срезался у польского нападающего. Во втором же Филимонов, раздосадованный пропущенным голом, взял мяч из разряда неберущихся, совершив акробатический прыжок и вынув мяч почти из «девятки».

Теперь уже нервы заиграли у поляков — время шло, а они ничего не могли предложить в ответ на надежно игравшую оборону воспитанников Романцева. Попытка же сыграть с красно-белыми в «открытый» футбол оказалась профанацией: такие вещи со «Спартаком» не проходят.

Русские играли красиво и уверенно. Не совершая даже маленьких ошибок, словно понимая, что судья в поле и даже боковые не на их стороне. У судей же больше не возникало спорных ситуаций, которые можно было бы трактовать в пользу противника.

И тогда случилось невиданное.

Когда до конца матча оставалось около десяти минут и всем было ясно, что при счете 2:1 «Спартак» ни за что не упустит победу, выводящую его в следующий этап розыгрыша «ЕвроТОТО», спартаковские фанаты, сидевшие кучно на восточной трибуне, вдруг устроили дикий дебош — стали ломать пластмассовые сиденья, бросать их в болельщиков гданьской команды, прорвали цепь польской полиции, ввязались в драку, тем более бессмысленную, что кроме нескольких сотен полицейских им противостояли тысячи болельщиков команды Гданьска. В ход пошли пустые бутылки из-под пива (в России уже давно во время матчей пиво продавалось только в пластиковых бутылках), несколько разбитых в кровь голов польских болельщиков, несколько расквашенных носов полицейских обострили ситуацию. Брошенная на поле одним из спартаковских болельщиков бутылка — именно им, а не поляком (этот момент был тщательно укрупнен телевизионным оператором) — попала в голову одному из боковых судей, он картинно упал, и его унесли на носилках с поля.

К присутствующим на стадионе обратился комиссар матча, француз Жорж де Распер, предупредивший, что, если побоище не закончится, матч будет перенесен на следующий день, а счет сегодняшней игры на минуту драки аннулирован. И хотя счет был в пользу команды «Спартак», он снова станет ничейным, ибо именно спартаковские болельщики развязали драку. Кроме того, команда «Спартак», косвенно несущая ответственность за своих болельщиков, заплатит 50 тысяч долларов штрафа.

Все просьбы игроков «Спартака», самого Романцева через любезно предоставленный микрофон не дали результата: небольшая группа болельщиков в красно-белых шарфах продолжала мужественно противостоять в драке десяткам полицейских, сотне подоспевших на стадион польских солдат и тысячам гданьских болельщиков.

Свисток судьи, его поднятые вверх руки оповестили всех, что матч прерван за шесть минут до его официального окончания.

Со стадиона гданьские болельщики возвращались довольные. У них оставалась надежда на победу завтра. Спартаковцы уходили, стиснув зубы. Они понимали, что у них украли честно завоеванную победу. Судьи мысленно подсчитывали, на сколько увеличились их счета в швейцарских банках.

К Романцеву прорвался корреспондент ОРТ:

— Что будет завтра?

— О том, что будет завтра, я буду думать завтра, — отрезал раздосадованный тренер. — А сегодня я хочу понять, что же произошло сегодня! Извините, я очень устал.

И не выпуская сигареты из прокуренных пальцев, Романцев ушел в раздевалку.

Рене Шарден задумчиво допил остатки пива, накинул, не застегивая плащ, натянул черный берет, на всякий случай захватил грим — парик и накладные усы, если придется уходить от преследования, и вышел из отеля. Ничего подозрительно не обнаружив, он прошел квартал по старинной части города, поймал такси и проехал несколько кварталов, наблюдая, нет ли слежки. И только после этого, выйдя из машины и, словно для того, чтобы прикурить сигарету, скрываясь от ветра, зашел за не работавший в это время табачный киоск и по спутниковому телефону связался с Назимовым. Иса откликнулся сразу. Этот номер был его личным, и звонили по нему, минуя секретарей и руководителей служб, лишь тогда, когда решение должен был принять лично он, когда спланированная операция, не важно, связанная с торговлей оружием, нефтью, наркотиками, живым товаром или с «ЕвроТОТО», почему-то срывалась.

72
{"b":"19882","o":1}