ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Подробности такие. С твоей санкции я устроил на постоянную работу при «Спартаке» моего сотрудника. Под видом охранника, традиционно выезжающего со всеми командами, участвующими в Кубке, я внедрил офицера безопасности Василия Глущенко.

— Знаю, толковый паренек...

— Уже и не паренек. За то время, что он служит у нас, получил два высших образования — экономическое и юридическое, к слову, прекрасно разбирается в футболе, спортсмен — мастер спорта по дзюдо...

— И женат на очаровательной молодой даме, откуда-то из Саратова, которая работает на телепрограмме «Дата».

— А ты откуда знаешь?

— У меня своя разведка. Смеюсь. Просто они меня приглашали на эфир в связи со столетием со дня смерти выдающегося юриста Юрия Александровича Рогозина. Ну, разговорились, так я кое-что и выпытал у нее.

— Конечно, грех было так часто посылать в зарубежные командировки молодожена, но я Василию, учитывая его многогранные таланты, поручил курировать «Спартак» во время игр за Кубок. И он пока что неплохо справляется. А что уж обо мне как вредоносном начальнике думает его милая жена, вывожу за скобки.

— Итак?

— Опять странная серия.

— Почему опять?

— Ну, была вот странная серия хищений картин, рисунков, скульптур из России по заказу из-за рубежа, и все — «ню», обнаженная женская натура. Разобрались: заказы шли от Барончика. А когда знаешь, кто против тебя, работать легче.

— Ты, насколько я помню, внедрил в организацию Барончика своих людей?

— Еще нет. Но они уже в Европе и работают. Дело времени.

— И что же за странная серия тебя волнует теперь?

— Серия приступов бешенства и вандализма среди спартаковских болельщиков.

— Увы, это общая тенденция. Болельщики становятся профессионалами, организуются, ожесточаются. Тут уже не спорт, а образ жизни, как психиатры говорят, — фрустрирующее поведение, попытка уйти в иную, криминальную, хулиганскую сферу жизнедеятельности от неустроенности в обычной жизни. В новой России у молодежи много проблем: и с устройством на работу, и с поступлением в вузы, и страх перед армией, а в результате после демобилизации — повышенная немотивированная жестокость...

— Объективные моменты есть. Но я всегда учитывал и субъективный фактор. У спартаковских болельщиков вполне нормальный вождь, если можно так сказать, — старшина. Полковник запаса. Сильный, волевой человек и страстный поклонник «Спартака».

— Наш человек?

— Нет. Его выбрали в «старшины» сами болельщики. Но он разумный человек.

— Управляемый?

— Не кем-то, а самим собой.

— Нo и он не может ничего сделать, когда начинаются приступы бешенства у сотен спартаковских тиффози?

— Мы тут провели что-то вроде консилиума: собрали специалистов — психологов, химиков, психиатров, философов, — пригласили главного специалиста Управления "Ч" ФСБ, эксперта ФАПСИ. Общее мнение: в нескольких матчах на первенство России, в двух матчах на Кубок «ЕвроТОТО» на спартаковских болельщиков было оказано стороннее воздействие.

— Это проявлялось в приступах немотивированной жестокости в отношении стражей правопорядка и болельщиков другой команды?

— Да.

— Но ведь страсти и так накаляются на всех матчах. А драки имели место и ранее.

— Но, как правило, инициаторами драк были болельщики побежденной команды. В данном же случае мы имеем вариант нелогичного поведения: прекрасно понимая, что в результате развязанной ими драки может пострадать любимая команда, а результаты матча будут аннулированы, на «Спартак» наложен крупный штраф и будет назначена переигровка, — болельщики «Спартака» в концовках матчей, которые явно выигрывались красно-белыми, устраивали потасовки, одна из которых — а именно в Гданьске, — привела к аннулированию победного для москвичей счета и переигровке, которую, слава Богу, «Спартак» выиграл.

— Резюме?

— Мы долгое время не могли найти консенсуса, пока к нам на рабочую встречу не пришел эксперт ФАПСИ. Он уверенно предполагает, что в одежду болельщиков в момент прохода на стадион вживлялись микрочипы, через которые во время матча, в случае необходимости, можно было оказать провоцирующее психологическое воздействие.

— 300 болельщиков, 300 микрочипов — слишком дорогое удовольствие.

— В этом мире есть люди, для которых несколько десятков, даже сотен тысяч долларов — не такие уж большие деньги. Ставка делается явно на то, чтобы вывести «Спартак» из игр на Кубок «ЕвроТОТО». Если там в этом Кубке победитель получит двести миллионов долларов и он не заинтересован в победе москвичей, что ему стоит потратить сегодня сотни тысяч, чтобы завтра получить миллионы?

— Не понимаю... Технологию пока не понимаю.

— Мы опросили сотни болельщиков, служащих стадионов, сотрудников правоохранительных органов. Во всех случаях, когда спартаковские болельщики особенно бушевали — на матчах внутри страны и за рубежом, по распоряжению комиссаров матчей, начальников местной полиции, директоров стадионов — проводился их личный досмотр при входе на стадион. По каждому конкретному случаю сейчас ведутся предварительные расследования.

— Уголовные дела пока не возбуждали?

— Нет. Только оперативно-розыскные мероприятия, беседы, опросы.

— А в чемпионате страны не было случаев отмены результатов матча?

— Нет. Не исключаю, что таким образом либо очищался эксперимент, либо заранее формировался отрицательный имидж спартаковских болельщиков. И в Гданьске это сработало. Если бы не блистательная игра команды Романцева во втором матче... Могли быть неприятности. В любом случае — это настораживающий прецедент.

— Занимайтесь этим сюжетом и далее, — резюмировал беседу Кардашов. — Что еще?

— Есть еще один неприятный прецедент. Попытка углубить неприязнь между спартаковскими болельщиками и милицией, спровоцировать драки между ними на играх «Спартака» в будущем. У бело-красных большие обиды на «ментов». Но мы расследовали уголовное дело, возбужденное по факту убийства пятерых болельщиков «Спартака» в Зарайске, во время матча «Спартак» — «Вымпел-Зарайск», и пришли к весьма неожиданным выводам. И они лишь еще раз подтвердили нашу догадку: против «Спартака» играет некий весьма богатый и влиятельный господин. И живет он...

— В Париже, а кликуха у него — Барончик?..

ГЛАВА 11

ОПЕРАЦИЯ «ОМОН»

Матч «Вымпел-Зарайск» — «Спартак» был самым обычным в чемпионате. «Спартак», как всегда, возглавлял турнирную таблицу, «Зарайск» ее замыкал, занимая то предпоследнее, то последнее место. Встреча практически ничего не решала.

Но тренеры — Романцев и Севрюков — поставили перед командами чисто спортивные задачи.

Олег Иванович настраивал свою команду на то, чтобы еще раз перед матчем на Кубок «ЕвроТОТО» с серьезным противником, которого выведет на «Спартак» неумолимый жребий, проверить связки, особенно с новыми игроками — португальцем Маркао и двумя турками, и, кроме того, как всегда, сыграть красиво. На сетования кое-кого из игроков, что, дескать, стоит ли сильно надрываться в матче, который ничего не решает, де еще и не будет показан по телевидению, Романцев упрямо твердил:

— Нужно уважать зрителя. Пусть на стадионе будет всего тысяча человек, но пусть у этой тысячи на всю оставшуюся жизнь будет память о блестящей игре «Спартака». И даже если учесть, что из этой тысячи девятьсот болеют за свой «Зарайск», — сыграем для наших ста болельщиков. Мы всегда у них в долгу.

На игру настраивались серьезно. Игроки «Спартака» вышли на поле в хорошем тонусе, с желанием и победить, и показать хорошую игру.

Спортсмены «Зарайска-Вымпела» шли с небольшим «мандражем», не веря в свою победу, но по ходу матча обрели некоторую уверенность в себе, понимая, что терять нечего, и сыграли, может быть, лучшую свою игру в чемпионате — блеснули и в защите и в нападении.

Счет матча — 3:2 — говорил о бескомпромиссном поединке.

Довольны были и болельщики.

Спартаковские возвращались с матча на железнодорожный вокзал, чтобы сесть в поезд Зарайск — Москва, пешком, небольшой толпой человек в 150-170.

75
{"b":"19882","o":1}